25 Сентября 2021г., Суббота
  • $ 73.0
  • 85.7
Главная» Легенды» Настоящий батя... Памяти Ясена Николаевича Засурского

Настоящий батя… Памяти Ясена Николаевича Засурского

Андрей Федоров/ автор статьи
Ясен Николаевич Засурский

На 92-м году ушел из жизни Ясен Николаевич Засурский, советский и российский литературовед, доктор филологических наук, профессор. Декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова с 1965 по 2007 год, президент факультета журналистики МГУ с 2007 года. Заслуженный журналист Российской Федерации.

Нисколько не сомневаюсь, что об этом замечательном человеке наш брат журналист, и стар и млад, те кто в разные времена учился в МГУ им. М. В. Ломоносова на факультете журналистики, том, что на Моховой, напишет еще много трогательных воспоминаний на страницах своих изданий, озвучит на радио и телевидении.

Мне тоже много есть чего вспомнить, связанного с Ясеном Николаевичем. Вот лишь один эпизод.

На подготовительное отделение журфака, которое тогда называлось рабфаком, я поступил в 1985 году, отслужив в армии и отработав еще пять лет на Московском метрополитене в качестве помощника машиниста, а потом и машинистом. Поэтому в нашей группе был самый старший не только по возрасту, но и по опыту – закончив к тому времени без отрыва от производства Университет рабочих корреспондентов им. Марии Ульяновой с красным дипломом и уже сотрудничая с газетой «Московская правда» в качестве внештатного корреспондента.

Сдав на отлично экзамены и став уже настоящим студеном-первокурсником, в самом приподнятом расположении духа я шел по широкому коридору факультета, предвкушая отдых до начала сессии в палатке на берегу моря.

Вдруг слышу за спиной громкий оклик Нины Ивановны Наволоцкой — доцента кафедры литературы, которая у нас на рабфаке читала лекции по русской литературе: «Дядя Федор, погоди, подь сюды на пару слов». С Ниной Ивановной мы были в дружеских отношениях, несмотря на звания и разницу в возрасте. Именно она и дала мне на рабфаке это прозвище, которое, к слову сказать, мне очень нравилось.

— Слушай, тебя Ясень к себе в кабинет на аудиенцию вызывает, — таинственно прошептала Наволоцкая, — прямо сейчас. Ты там со своими парнями ничего такого не натворил?

В ответ я только растерянно пожал плечами.

— Ладно, иди, потом расскажешь.

Робко захожу в кабинет декана, больше похожий на мини-библиотеку, в которой давно не наводился порядок. Сотни книг, журналов, альбомов — на стеллажах, стульях и столе, многие на иностранных языках.

— А, дядя Федор… Ой, Андрей, заходи, заходи, — вылезая из-за груды книг и бумаг на рабочем столе, Ясен Николаевич протянул руку для приветствия.

Поручкались.

— Я слышал, ты в ВДВ служил. Там ребята крепкие. Кирпичи об голову ломать могут. Правда, что ли? – спросил Засурский.

— Дураки, может быть, и ломают, у кого мозгов нет. Голова десантнику не для этого дана. Но в принципе могут. Только об голову врага, если доведется, — ответил я, а про себя подумал: «Неужели только за этим вызывал?»

— Хорошо сказал. Умного, смелого солдата трудно победить. Нам сейчас именно такие на факультете нужны будут.

Потом поинтересовался о специфике работы машиниста столичной подземки, так сказать изнутри.

Рассказал ему пару смешных и курьезных случаев из своей поездной практики.

Ясен Николаевич покатывался от смеха, как ребенок, пересыпая мои байки возгласами: «Не ужели правда! Ну, вы, ребята даете»! Потом подвел итог.

— Жаль очень, что об этом нельзя писать в газетах. Хотя, как знать, может быть, когда-нибудь… Так, а зачем я тебя вызывал? А, вспомнил! Так насмешил, что я чуть не забыл о деле. Тут вот какая штука нарисовалась, Андрей. Ты человек опытный, дисциплинированный, смелый, решительный, ответственный, способный выполнить любую боевую задачу командования, — уже на полном серьезе сказал декан. — Поручаю тебе организовать небольшой отряд-дружину из ребят, отслуживших в армии, человек шесть — восемь. Дело в том, что скоро, когда начнутся вступительные экзамены, во дворе факультета соберется толпа родственников «болеть» за своих чадушек: мамы, папы, бабушки, дедушки, тетки, дядьки и прочие родственники. Некоторые будут под разными предлогами пытаться проникнуть в здание факультета. Не знаю уж зачем, но все это жутко раздражает преподавателей, и меня в частности.

Ты со своими ребятами должен исключить их присутствие в здании факультета. Организовать что-то вроде КПП у центрального входа. Никого не пропускать, даже если кто-то будет показывать удостоверение министерства образования СССР. Пропускать только по нашим журфаковским ксивам. Нет нашей корочки — все, до свидания!

— А если у вас ее не окажется? – вспомнив случай, описанный в лениниане, когда матрос-часовой не пропустил самого Ленина в Смольный, когда у него не оказалось мандата, что он и есть главный руководитель пролетарской революции.

— Ты на случай с Владимиром Ильичом намекаешь? Смотрю, в будущем по предмету «История КПСС» у тебя хвостов не будет, — несколько секунд помолчав, Ясен Николаевич добавил: — Да и меня тоже не пропускать! Значит, я вот такая «Маша-растеряша-забываша». Сам приказ отдал, сам и выполнять обязан.

— Разрешите идти? – спросил я четко, по-военному.

— Идите, — в тон ответил декан.

Развернувшись через левое плечо, направился к двери.

— Андрей, подожди… — окликнул Ясен Николаевич, — что, правда не пропустил бы меня?

— Так точно, Ясен Николаевич! Боевая задача поставлена и будет выполнена любой ценой. У десантников есть девиз легендарного нашего командующего Василия Маргелова: «Никто, кроме нас!» У нас ВДВ так и расшифровывается: «Войска дяди Васи».

— Отлично. Теперь у нас на факультете будут свои ВДФ: «Войска дяди Федора». Здорово придумал!

Тут уж я не смог удержаться от смеха, а про себя подумал: «Как же мне и всем нам будущим журналистам повезло с командиром. Настоящий батя! За такого в огонь и воду не страшно».

Андрей ФЕДОРОВ,

выпускник факультета журналистики 1991 года.

Андрей Федоров/ автор статьи

Выбор редакции

...
Петр Бирюков: Площадку для воркаута «Русский ниндзя» обустроят в «Парке Яуза»
Современная площадка для занятий спортом появится в создаваемом в пойме...
Смотреть далее
Московская правда