31 Июля 2021г., Суббота
  • $ 73.1
  • 87.0
Главная» Политика» Полярные эффекты действий на опережение

Полярные эффекты действий на опережение

Председатель Комиссии Госдумы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России Василий Пискарев подписал и направил обращения президенту германского Бундестага Вольфгангу Шойбле и генеральному директору Технического секретариата Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) Фернандо Ариасу. Обращения подготовлены по итогам выездного заседания Комиссии в МИД России, которое состоялось в минувшую пятницу.

Депутаты обсудили с замминистра МИД Сергеем Рябковым нестыковки в проекте доклада ОЗХО и пришли к выводу, что документ фактически подтверждает: «отравление» Навального стало результатом срежиссированной кампании по обвинению России в применении боевого отравляющего вещества.

В этой истории отравления нестыковок больше, чем обычных фабрикаций, и они достаточно подробно обсуждались. По-моему, очевидно, в случае Навального, в отличие от отца и дочери Скрипалей, отравление точно было совершено с помощью его же собственного окружения.

Позже аналогичный сценарий применили к Дмитрию Быкову. Но тут случился облом. Он не дал тех комментариев, которые соответствовали замыслу.

Навального вывез в Германию Дмитрий Зимин. В отличие от Скрипалей, его дальнейшие передвижения не скрывались. В отличие от Быкова, Навальный является ведомым, в типе личности Родченкова, и поэтому решение вернуть его в Россию выглядит странным.

Как стало известно из источников в Думе, он боялся возвращения и умолял оставить его на Западе. Возможно, моя гипотеза слишком смела, но она, как минимум, объясняет ход событий в условиях, когда Москва переиграла Вашингтон и сорвала план по применению к Навальному сценария устранения Бориса Немцова.

В любом случае, испуг на Западе в связи с арестом и судом требует отдельных объяснений. На что, собственно, рассчитывали организаторы, возвращая Навального в Россию?

Анализ резонансных фабрикаций выявил набор диагностических признаков. Событие является частным и отвлекает внимание от текущих проблем. Готовит его команда с дивергенцией ролей, обычной для журналистики конвергенции тут нет. Готовят сообщение не журналисты, а аналитики за пределами редакций. Актуальность искусственно подменяется релевантностью.

Трансляторы фабрикации не способны к диалогу, глухи к логике, отбрасывают существенные факты и, как правило, упорны до агрессивности в распространении своей позиции.

Последний факт может проверить каждый, попытавшись опровергнуть первого попавшегося комментатора в сети, который пишет о Путине или о Думе заведомую неправду. Я проводил такой эксперимент неоднократно с одинаковым исходом.

Подобного рода фабрикации известны, как минимум, с убийства Павла Первого. Они неизменно несут один обязательный диагностический признак. С целью ускорения PR-эффекта организаторы торопят зависимые СМИ, и сообщение о событии публикуется с опережением события.

Комиссия Пискарева фактически выполнила поручение МИД, тщательно выверенное в политическом плане и одновременно в соответствии с законами управления массовым сознанием.

Отбросив все остальные нестыковки, комиссия ухватилась только за факт опережения. Данный момент обсуждался среди прочих. Дело в том, что публичные меры на Западе начали применять до появления у Навального первых признаков отравления.

В тексте обращения написано по этому поводу следующее:

«Технический секретариат ОЗХО по просьбе Германии направил группу для оказания технической помощи в связи с подозрением на его отравление еще 20 августа 2020 года. То есть в тот день, когда у А. Навального, находившегося сначала на борту рейса № 2614 российской авиакомпании «S7» по маршруту Томск — Москва, а затем после экстренной посадки самолета в г. Омск в токсикологическом отделении Городской клинической больницы №1, только начали появляться первые симптомы ухудшения состояния здоровья».

Конец цитаты.

По мере изменения массового сознания, доверие к фабрикациям в среднем снижается, и их готовят все более примитивно. Со стороны кажется странным, что думская комиссия обращается к зависимым инструментам-исполнителям в Германии и ОЗХО, но не к организаторам.

Однако в данном случае комиссия по расследованию ничего не расследует. Просто МИДу и Кремлю потребовалось с опережением дезавуировать решение ОЗХО. СМИ не получат единственной позиции, и с этим придется считаться. Хотя ситуацию в целом данный факт не изменит. Очередной вариант «письма казаков турецкому султану выглядит» не смешно, а тревожно и беспомощно.

Полный текст обращения

КОМИТЕТ ПО БЕЗОПАСНОСТИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

Президенту

Германского Бундестага г-ну Вольфгангу Шойбле

Уважаемый господин Шойбле!

Имею честь сообщить Вам, что Комиссия Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России (далее – Комиссия) выражает глубокую озабоченность продолжающимися фактами инсинуаций по поводу инцидента с якобы преднамеренным «отравлением» блогера А. Навального.

Подтверждаем позицию Комиссии (от 24 сентября 2020 года №3.15-36/1669) и считаем, что развернутая кампания провоцирует конфронтацию и причиняет ущерб развитию российско-германских отношений.

Обращаем Ваше внимание, что в период с 6 по 9 июля 2021 года состоялась 97-я сессия Исполнительного совета Организации по запрещению химического оружия (далее – ОЗХО).

На ней был представлен проект доклада ОЗХО (EC-97/CRP.I) по осуществлению в 2020 г. Конвенции о запрещении химического оружия (далее – КЗХО), изначально содержавший информацию, фактически подтверждающую то, что «отравление» А. Навального стало результатом срежиссированной провокации по обвинению России в применении боевого отравляющего вещества.

Так, в пункте 1.41 доклада говорится о том, что Технический секретариат ОЗХО по просьбе Германии направил группу для оказания технической помощи в связи с подозрением на его отравление еще 20 августа 2020 года. То есть в тот день, когда у А. Навального, находившегося сначала на борту рейса № 2614 российской авиакомпании «S7» по маршруту Томск-Москва, а затем после экстренной посадки самолета в г. Омск в токсикологическом отделении Городской клинической больницы №1, только начали появляться первые симптомы ухудшения состояния здоровья.

Предпринятая же после соответствующего демарша российской стороны руководством Технического секретариата ОЗХО и постоянным представительством ФРГ при этой международной структуре попытка представить столь вопиющий факт как «техническую опечатку» крайне неубедительна.

Изложенный факт вызывает у нас серьезную озабоченность. Считаем необходимым принять все возможные меры по сохранению сложившихся российско-германских отношений, которые кропотливо выстраивали несколько поколений российских и немецких политиков.

Надеемся, что наше обращение будет рассмотрено парламентариями Бундестага и они предпримут необходимые решительные шаги, чтобы побудить исполнительные органы Германии к сотрудничеству с правоохранительными органами России, проявляющими максимальную открытость для установления истины в этом деле.

Призываем к совместному поиску разумных решений, которые позволят сохранить существующий сегодня фундамент сотрудничества и способствовать дальнейшему развитию политических, экономических и культурно-гуманитарных связей в интересах народов России и Германии.

В. И. Пискарев

Лев Московкин/ автор статьи
Яндекс.Метрика