31 Июля 2021г., Суббота
  • $ 73.1
  • 87.0
Главная» Политика» Дистанционное электронное голосование использует опыт Москвы и требует экспертного наблюдения

Дистанционное электронное голосование использует опыт Москвы и требует экспертного наблюдения

ЦИК

Понедельник, 19 июля, принес перелом в работе Центризбиркома России — завершился основной объем авральной круглосуточной работы с разбором сданных партиями документов на кандидатов. Документы худо-бедно разобрали. Отделили неисправимое и направили партиям уведомления, что надо исправить. Списки кандидатов заверены. Сведения по одномандатным округам через ГАС «Выборы» отправили в соответствующие окружные избиркомы. Данные на кандидатов по единому федеральному округу отправили в компетентные органы на проверку.

И вот в понедельник ЦИК зарегистрировал первый список кандидатов. Начался очередной этап избирательной кампании.

Кампания идет неровно, но, на удивление, без привычных скандалов и высокодецибельных истерик на Большом Черкасском. Прижатые к стенке истины аргументами ЦИКа и конкретно его председателя Эллы Памфиловой, представители партий неизменно признают собственные недоработки.

Отыграв наиболее тяжелый этап кампании, в ЦИКе перевели дух и занялись более позитивными вещами. На 26-м заседании 20 июля основным вопросом стало обсуждение проекта постановления ЦИК «О Порядке дистанционного электронного голосования на выборах, назначенных на 19 сентября 2021 года».

Документ объемный и состоит из двух частей. Вторая часть предложена Москвой. Исторически сложилось так, что в технологическом обеспечении избирательного процесса Москва опережает федеральный уровень. Вместо обычной конкуренции за лидерство с взаимными тумаками под ковром, в данном случае усилия были объединены в едином процессе. Опыт достаточно уникальный и достойный тиражирования.

Доклад зампреда ЦИК Николая Булаева носил не столько информационный, сколько рекламно-политический характер с ориентацией на реально прошедшую и теоретически возможную в будущем критику. Докладчик признал, что критику за то, чего нет, слушать неприятно, но и это тоже надо уметь.

Я уже много раз отмечал, что избирательная система России стала локомотивом развития страны. Это такой оазис посреди тотального издевательства, где все знают, что и как надо делать для достижения заявленного результата. К настоящему моменту с помощью целенаправленной работы в ручном режиме избирательную иерархию удалось зачистить от обычных в нашем прекрасном новом мире инсайдеров и резидентов.

Естественно, это было сделано общими усилиями за пределами избирательной системы. ЦИКу досталась публичная часть с оформлением достигнутого в официальных решениях. Его деятельность стала напоминать работу иммунных систем различных макроорганизмов. Они устроены совершенно по-разному у высших растений или теплокровных животных, но с неизменной общностью воспроизводимой генетической нестабильности. Системный эффект складывается в своеобразную память о будущем подобно клеточному иммунитету.

Обсуждение дистанционного электронного голосования, сокращенно ДЭГ, заняла много времени и принесла достаточно мало нового. Скорее, это было нужно для самоубеждения организаторов процесса – а правильно ли мы все это делаем?

Проект ДЭГ стал естественным развитием проекта «Мобильный избиратель», предназначенного для голосования по месту нахождения избирателя. Открепление от номинального места жительства производится автоматически и дистанционно. Ехать никуда не нужно, достаточно дойти с паспортом до ближайшего избирательного участка в назначенный срок.

Процедура «Мобильный избиратель» позволяет голосовать в рамках общероссийской кампании, то есть на выборах Думы, только за список полюбившейся партии по федеральному избирательному округу. Голосование в ручном режиме на чужом участке за кандидатов-одномандатников организовать невозможно. Такие предложения обсуждались в прошлом и были отвергнуты.

ДЭГ же позволяет избирателю участвовать во всех кампаниях своего округа, вплоть до муниципальных выборов, независимо от того, где он находится. Важный момент: вернуться на свой участок уже нельзя. По словам Булаева, запрет профилактирует спекуляции наподобие двойного голосования за рубежом.

Записаться на ДЭГ можно со 2 августа по 13 сентября через ЕПГУ, а в Москве еще и через портал mos.ru, но для успеха виртуального путешествия на выборы надо заранее лично прийти с паспортом в МФЦ для сопоставления своей учетной записи на ЕПГУ.

ЕПГУ и Mos.ru сопоставляются с базой МВД раз в две недели, сегодня сопоставление достигает 84%.

ДЭГ будет проходить с 8:00 17 сентября до 20:00 19 сентября. Идентификация избирателя проводится через ЕСИА – Единую систему идентификации и авторизации пользователей информационных систем. Избиратель заходит на ЕПГУ и получает бюллетень по коду, отправленному в SMS на мобильный телефон, номер которого он указал при регистрации.

Нарушение, как и в любом другом деле, возможно, если человек подарил свой логин и пароль, отдал телефон. Булаев подчеркнул, что голосование предусматривает личный выбор. Если это сделано недобровольно, это уголовное преступление.

Булаев считает, что добросовестность и презумпция доверия являются основным принципом избирательной системы. Шифрование и сбор ключей составляет часть ПО, которое делает Ростелеком. Появляется новый центр наблюдения в регионах и Общественной палате. Все результаты голосования поступают в ГАС «Выборы». Информация размещается на ЕПГУ и поступает в избиркомы. Принципиальных отличий в подведении итогов ДЭГ и ручного голосования нет. Булаев заявил, что на этом основании нужно относиться к ДЭГ с большим доверием.

Говорят, что на ДЭГ выделили шесть миллиардов рублей. Булаев предложил неким незримым коллегам не печалиться по поводу расходов. ДЭГ — это элемент огромной работы, а стоит, конечно же, меньше шести миллиардов.

Сумму Булаев не назвал, потому что вопрос финансирования ДЭГ его нервирует.

Для организации и проведения ДЭГ ЦИК образует отдельную территориальную избирательную комиссию из 12 человек и назначает ее председателя. Своих представителей в ТИК ДЭГ, как обычно, могут направлять партии.

Если избиратель выбирает ДЭГ, значит, у него есть средство, по которому он может подать заявление и проголосовать. Процедура не является обязательной и обеспечивать граждан гаджетами никто не обязан. Хотя перспективы развития ДЭГ предполагают самые неожиданные варианты, в том числе голосование очень издалека. Например, из-за рубежа.

Получив большое количество заявок на ДЭГ от регионов, ЦИК остановился на семи. В четырех ДЭГ уже проводилось – это Москва, а также Курская, Нижегородская и Ярославская области. Мурманская область добавлена потому, что во время голосования большое количество граждан будут находиться в отпуске за пределами региона. В Ростовской области много граждан, получивших гражданство в упрощенном порядке и не имеющих постоянного места жительства. В Севастополе большое число граждан проживает не по месту регистрации.

В семи регионах будет проходить более шестисот кампаний, это 16 миллионов избирателей, 10 миллионов пользователей ЕПГУ. Булаев считает, что на основании проведения ДЭГ в семи регионах можно будет сделать выводы по широкому кругу вопросов. Москва же как была, так и остается лидером технологий.

Явка после записи на ДЭГ превышает 90%. Одно это говорит, что эксперимент стоит затрат. Задача поставлена адекватно: дать возможность гражданам участвовать в технологическом развитии страны и не позволить его скомпрометировать. Пока, вроде, получается.

Послушав своего зама, Элла Памфилова отметила: «Был запрос общества на то, что мы делаем. И мы быстро и динамично откликнулись именно на запрос наиболее активной динамичной мобильной части общества. Это дорогого стоит».

Как заявила глава ЦИК, к оппонентам мы относимся философски, но до той черты, когда они начинают заниматься пропагандой, откровенно направленной на дискредитацию выборов:

«Тогда наша философия должна жестко концентрироваться, чтобы постоянно информировать граждан, что происходит на самом деле. Это наше самое сильное оружие – активное информирование, в чем заключается наша позиция, приводя аргументы и факты. У нас много оппонент. Истерика по поводу видеонаблюдения, там понятно, у некоторых летят зарубежные контракты, наша схема просто бьет по ним».

А что касается ДЭГ, тут другая группа политиков. Как Памфилова их называет, «с пещерным сознанием». Они призывают: это не надо, нельзя, ужас-ужас-ужас. Давайте вернемся в пещеры, будем сидеть у костра и забудем про электричество. Это их философия. Наша философия – отвечая на запрос общества и проводя эксперименты, шаг за шагом расширять, отрабатывать механизмы и опции, двигаться вперед. Потому что мы с вами современные люди.

Кстати, вопрос пещерности не столь прост, и ответ местами обиден. Выступившие в ЦИКе представители разработчиков достаточно детально сообщили, как можно контролировать ДЭГ. Лично мне их слова давно стали привычны, но это не значит, что понятны. Опыт наблюдения за всеми прошедшими ДЭГ показал, что процедура очень сильно отличается от наблюдения на обычных выборах. Наблюдатель фактически превращается в эксперта по IT, распределенным данным, криптографии и математике. Не понимая этого, а возможно и не имея соответствующих кадровых ресурсов, некоторые партии боятся ДЭГ и призывают им не пользоваться.

На этом месте, должен признаться, я испытал злорадство. Насколько мне известно, организация наблюдения на выборах партиям обходится дорого. Кто пытается экономить, проигрывает. Мне кажется, партии, получающие гранты на участие в выборах с целью их дискредитации, кладут деньги в карман и в свое оправдание находят способы показать, как власть их боится. Упорная работа по совершенствованию избирательной системы высвечивает левые цели и фактически лишает такой возможности. А тут еще ДЭГ. Специалисты IT стоят очень дорого, и найти человека с адекватной мотивацией сложно. Тебе таких дров наломают, что сам будешь дискредитирован до конца жизни. Нет ни одной редакции и ни одного органа власти без проблем с сайтом. Так что проблемы партий мне понятны, за ЦИКом в компании Минцифры и Ростелекома угнаться сложно.

Но мне их не жалко. Потому что тогда я должен прежде всего жалеть себя и пухнуть от гордости — каждый день приходится учить новые слова и разбираться в сложных процессах, весьма далеких от моего образования. Увлекательное занятие стоит многих сил. Гонка началась буквально с первых лет моей работы в Думе, и с тех пор идет по нарастающей.

Что касается наблюдения на выборах, то и без ДЭГ это сталкерская зона. Никогда не знаешь, что там может произойти в следующий момент. Каждые выборы проходят иначе, по разным моделям, достойным внимательного неторопливого изучения. А над журналистом довлеет информационная гильотина дедлайна.

Лев Московкин/ автор статьи
Яндекс.Метрика