20 Октября 2021 Среда
  • $ 71.0
  • 82.7
Главная» Безопасность» Сергей Ишков.Трагедия на Эльбрусе снова подняла вопрос о рынке экстремального туризма

Сергей Ишков.Трагедия на Эльбрусе снова подняла вопрос о рынке экстремального туризма

Сергей Ишков/ автор статьи

Гора Эльбрус, где каждый год, по статистике МЧС, погибают от 15 до 20 человек, в последнее время стремительно набирает популярность у туристов. Сейчас в год совершается до 15 тысяч коммерческих восхождений на нее, хотя ранее их было около 7 тысяч.

Такие данные привел старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России (ФАР) Алексей Овчинников в ходе пресс-конференции в НСН, посвященной обсуждению причин недавней трагедии при восхождении туристической группы на Эльбрус:

«Поскольку сезон длится 3 месяца, то получается, что примерно 5 тысяч человек в месяц совершают восхождение. У нас есть «пиковые» дни, когда по 400 — 500 человек в день восходят с двух сторон – с севера и юга, и это, конечно, колоссальная нагрузка и на инфраструктуру, и на саму гору. В год при этом гибнут, по статистике МЧС, 15 — 20 человек. Понятно, что многие гибнут поодиночке, по двое, и это теряется в новостном потоке: мы видим только происшествия с большим количеством жертв. Но если вы откроете «ленту», то увидите, что в сезон в неделю там гибнут 2 — 3 — 4 человека: от горной болезни, от переохлаждения и прочих причин. Мы всегда говорим, что Эльбрус – опасная гора. Всё это заставляет серьезно думать, что с этим делать».

Напомню обстоятельства последней трагедии, которые и стали информационным поводом для пресс-конференции: в ночь с 23 на 24 сентября на высоте более 5 тысяч метров на так называемой «Седловине Эльбруса» из-за сильной метели застряла группа из 19 человек. Выбраться самостоятельно они не могли даже несмотря на то, что в команде были профессиональные гиды. Как рассказал Алексей Овчинников, у гидов не было спутникового телефона, и поэтому они в течение 6 часов не могли установить связь со спасателями. Помощь прибыла только через 8 часов, и пятерых туристов уже спасти не удалось. По предварительным данным, двое пострадавших находятся в реанимационном отделении республиканской клинической больницы в Нальчике, всего туда доставлены 11 человек. В Следственном комитете РФ возбудили уголовное дело по факту оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителя, повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц.

Увеличение турпотока на эту «опасную гору», возможно, и не было бы проблемой, если бы, по словам Алексея Овчинникова, российский рынок экстремального туризма не был так молод (по оценкам экспертов, ему 20 лет) и было бы законодательное нормирование этого вида деятельности:

«Сейчас турпоток на Эльбрус сильно возрос, это самая популярная гора, есть ажиотажный спрос. Всё это приводит к стихийному рынку, к разным типам предложений, к демпингу, к использованию разного рода неквалифицированного труда. Всю эту «стихийную историю» надо как-то регулировать».

Причем вопрос о необходимости регулирования рынка экстремального туризма начал ставиться, как напомнил Алексей Овчинников, еще 15 лет назад, после того, как в 2006 году на той же «Седловине Эльбруса» одномоментно замерзли 11 человек:

«После этого и возникла дискуссия о том, как регулировать сферу коммерческих восхождений. <…> К сожалению, вся эта работа (по попыткам регулирования этого рынка — прим. автора) поддерживается только такими масштабными несчастными случаями. Когда погибло большое количество детей на Селигере, тогда и появилось поручение президента РФ, по которому появился законопроект о регулировании сферы экстремального туризма. Он обсуждался и обрастал поправками в течение 5 лет. Длительность обсуждения объясняется тем, что государство не обладает тем экспертным потенциалом, который бы позволял оценивать квалификацию людей и организаций, предлагающих такие услуги. <…> Кроме того, были непонятны механизмы регулирования. Плюс было непонятно и непонятно до сих пор, какие меры ответственности вводить за нарушение этого регулирования: надо ли вводить поправки в Административный кодекс, надо ли вносить поправки в УК? Кого наделять полномочиями? МЧС, Роспотребнадзор, полицию, Ростуризм?».

Как сообщила депутат ГД РФ Светлана Бессараб, которая была одним из авторов законопроекта, обсуждавшегося 5 лет и так и не принятого:

«В этом законопроекте мы попытались ввести само понятие «экстремальный туризм» <…> К сожалению, нам не удалось провести свою точку зрения, но вместе с тем Минкультуры, которое на сегодняшний день фактически отвечает за безопасный туризм, разработало свои изменения, которые были приняты в апреле 2021 года и вступят в силу в июле 2022 года. Они позволят, на мой взгляд, существенно сократить те опасности, которые поджидают россиян на любых видах маршрутов».

Однако так считают не все. По словам Алексея Овчинникова, не факт, что эти законодательные изменения будут действительно эффективными, так как у них нет подзаконных актов, без которых никто (ни в Ростуризме, ни в Минэкономразвития) не понимает, как эти нормативные документы будут работать: кто будет вести реестры, кто будет создавать аттестационные комиссии и тому подобные нюансы.

Сергей Ишков.

Сергей Ишков/ автор статьи
Московская правда