Мария Захарова: Сколько можно ждать, звать и просить чтобы заработали российские сети?

Фото с сайта duma.gov.ru

Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей провел в четверг, 17 марта, парламентские слушания «О законодательном обеспечении информационной безопасности детей и подростков».

Слушания готовились давно, текущие события придали им остроту. Практически все ораторы говорили об информационной войне против России и о том, что ее главной мишенью являются дети.

Должен сразу предупредить: у меня нет задачи отразить каждое прозвучавшее слово и единый смысл в наговоренном за три с половиной часа. Произошло типичное для публичного информационного поля викарирование – в дискуссию вступили новые люди, начав с чистого листа. «Песня исполняется впервые мною» — каждый раз, по сути, это оказывается арией дилетанта.

Специалистов – таких как Наталья Касперская, Игорь Ашманов, Екатерина Мизулина, — не пригласили. Бывший сенатор Людмила Бокова вообще куда-то канула, хотя она организовывала и проводила уроки безопасного интернета и была среди авторов закона о суверенном Рунете.

Рискуя нарваться на абсолютное непонимание, вынужден вновь указать две системных имманентных девиации смыслов публичной дискуссии. Во-первых, недопустимо нарушать законы естественного права, усиливать и детализировать ответственность за заведомое причинение вреда, если действующие нормы не работают. В условиях неадекватной правоприменительной практики это просто опасно.

В качестве примера следует привести заочный спорт двух председателей думских комитетов вокруг закона о возрастной маркировке. Председатель комитета по культуре Елена Ямпольская второй созыв бьется за его отмену, потому что вся русская классика стала недоступной для детей. Председатель комитета по вопросам семьи Нина Останина недовольна тем, что закон не работает в отношении видеоконтента.

Аналогичная ситуация с ответственностью за педофилию.

Во-вторых и в главных. Участники публичной дискуссии по умолчанию исходят из установки на полную защиту детей от всего, в чем видны признаки покушения на их половую неприкосновенность.

Ребенок набирает кишечную флору из грязи, а мы ему выстраиваем стерильные условия и кефир с ацидофилином теперь не в моде. То же с контентом: подросток во время пубертации набирается знаний из информационной грязи с признаками информационной агрессии. Попытка стерильности открывает экологическую нишу самым патогенным и агрессивным формам.

В результате родовой травмы независимой от самой себя постсоветской России у страны нет государственной идеологии, собственной молодежной политики. Принятые законы ситуации не изменили. Многие воспитательные программы неадекватны, мониторинг работы в школе иностранных программ не ведется. Чтобы об этом лишний раз сказать, не обязательно собирать парламентские слушания.

Ключевой вопрос на слушаниях поставила зампред ГД, мать семерых детей Анна Кузнецова: «Оцените независимость российского Интернета по 10-балльной шкале?»

Замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Александр Шойтов думает, что 6 — 7. Откуда он взял эти цифры, непонятно. Программы Минцифры по защите детей от противоправной информации строятся на игровой и обучающее-образовательной основе. Они безнадежно проигрывают тому, от чего должны отвлекать. Отечественных платформ для госорганов и образования Минцифры так и не сделал.

Мой опыт говорит, что по некоторым направлениям Рунет является уникальным источником информации для всего мира. По другим, весьма чувствительным для национальной безопасности, есть жесткая зависимость от управления потоками, попросту цензура. Но сами потоки развиваются уже вполне независимо, тот же trash-stream. Председатель сенатской комиссии по информполитике Алексей Пушков никак не может выполнить поручение по закону против этого зла. Его, кстати, тоже не пригласили на парламентские слушания в Думу.

Причина ровно та же, что в экономике и социальной политике. Сложившийся кадровый состав исполнительной власти не позволит оторвать страну от внешней зависимости. Слово «саботаж» звучит редко и всего один раз в отношении ценовой политики прозвучало «манкирование», но это именно оно и есть.

На парламентских слушаниях прорывов не случилось, но есть как минимум два обнадеживающих момента.

Во-первых, провальный комитет по вопросам семьи, женщин и детей впервые получил мощного, последовательного и адекватного председателя в лице коммуниста Нины Останиной. Единственная ее беда, общая для всего Федерального собрания, — недостижимость грамотного экспертного сопровождения в науках о человеке. Однако Останина — женщина со здравым смыслом, и ей даже партийная дисциплина не слишком мешает.

Нина Останина возмущена: антироссийская реклама размещена даже на КиберЛенинке. Все видели демарш сотрудницы Первого канала, которая выскочила в эфир с политическим лозунгом, минуя охрану.

К редакционной политике Первого канала у Останиной особый счет. Константина Эрнста приглашали в Думу, он, по понятным причинам, игнорирует. 115 млрд в течение трех лет выделено на поддержку СМИ. Получив деньги, они отвечают, что могут влиять на информационную политику.

Останина предлагает художникам самовыражаться за свой счет, без государственной поддержки, а на телевидении образовать Общественный совет.

Останина подчеркнула, что среди детей пропагандируют нетрадиционные ценности.

Причина антинациональной информационной политики федеральных телеканалов известна, и в Думе она звучала, но не на парламентских слушаниях, и вообще давно. Она проявляется в гротескных контрастах, заведомо заниженном качестве сериалов и изгнании из эфира отечественного детского контента.

Настоящим прорывом парламентских слушаний стала информация МИДа. Ведомство это чрезвычайно забюрократизированное, но аппарат большой и есть качественная аналитика. Современный МИД обладает суверенными возможностями на уровне Минобороны. Естественно, в недрах МИДа проводят текущий анализ атак сфабрикованной информации. Далее решается, что делать с результатами, как говорить с народом и что предъявлять на международных площадках.

С народом говорит официальный представитель МИДа Мария Владимировна Захарова. Женщина умная и харизматичная, лицо современной российской дипломатии с традиционными корнями. Ни у кого больше в мире такого неотразимого оружия нет. Учитывая мощную базу, выступление Захаровой в какой-то степени возместило отсутствие в Думе необходимого экспертного сопровождения.

Захарова начала с того, что обсуждаемая тема — безбрежная. Не затрагивая суицидальную направленность, сообщила, что дети втягиваются в кибер-буллинг, интернет-группировки насилия, манипулятивные технологии достижения преступных целей. Вид деятельности может не быть запрещенным, но он имеет возрастной ценз. Это называется таргетный контент.

Модераторы не видят ребенка, жалости к нему не возникает. Это такой определенный вид жестокости. Фактор человечности отсутствует. Останавливаться не перед кем и некому.

Захарова напомнила, как перед выборами Думы детей использовали во взрослых играх выводя на улицы в самое пекло, подстрекали к насилию беспорядкам. Стравливая как с родителями, так и друг с другом. Проводили вербовку юношей и девушек для терроризма в разных частях света.

Захарова подчеркнула, что дети становятся разменной монетой и средством воздействия на родителей. Идет рассылка опаснейших фейков. Лига безопасного интернета насчитала три миллиона сфабрикованных материалов о нашей стране. Центр управления информационной агрессией находится за пределами России.

Захарова вспомнила, что на политинформациях в советском прошлом рассказывали, как террористы предлагают детям печенье с ядом. Теперь то же происходит в интернете. Этот яд вкладывается в яркую манкую оболочку. В изготовление таких информационных «конфеток с ядом» втянуты практически все западные СМИ. Компании сначала делали это для коммерческой выгоды, точечно. Потом вошли во вкус и стали использовать широко.

Захаровой на международном брифинге рассказали о выявлении детей с неправильными взглядами на события на Украине. Вызывали родителей и угрожали использовать ювенальные технологии. То есть отобрать ребенка. Не то, что дети высказывались и спорили, их вызвали для выявления взглядов.

Захарова предлагает не ждать, что будет достигнута какая-то договоренность. Все маски уже сброшены, а занавес упал. «Сколько можно ждать, звать и просить, чтобы заработали российские сети? Мы же просим не как обыватели, хотя обыватели тоже имеют право. Чтобы нормально заработал RuTube», — сказала официальный представитель МИДа.

Таким образом, Захарова в живой образной форме представила анализ технологий информационных атак на детскую аудиторию с использованием интернета. Просматривается вирусная конвертация информационного токсина и элементы садомазохистских девиаций.

Лев Московкин.

Фото с сайта duma.gov.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x