Распределение нефтегазовых доходов стало камнем преткновения

Центробанк, банк России, здание. Фото Ольги Давыдовой

Независимый депутат Оксана Дмитриева внесла на рассмотрение Государственной Думы законопроект о прекращении направления нефтегазовых доходов в Фонд национального благосостояния.

«Считаю, что практика использования средств Фонда национального благосостояния (ранее Стабилизационного и Резервного фондов) посредством размещения в ценные бумаги иностранных государств по экономическому содержанию означает финансирование дефицитов бюджетов иностранных государств. Вложение ежегодных поступлений федерального бюджета от нефтегазовых доходов в финансовые инструменты, эмитированные иностранными государствами и агентствами, явилось одним из каналов оттока капитала из страны и служило искусственным тормозом экономического роста», – заявила Оксана Дмитриева.

Депутат подсчитала, что за период с 2004 по 2020 год в Стабилизационный фонд, Резервный фонд и Фонд национального благосостояния было перечислено 23,5 триллиона рублей нефтегазовых доходов.

Дмитриева напомнила то, о чем она много лет говорила в Думе после того, как обнаружила в бюджете странную схему. Направление части нефтегазовых доходов в Фонд национального благосостояния сопровождалось практикой одновременных заимствований для покрытия дефицита бюджета Российской Федерации. Проценты по российским вложениям настолько низкие, что их приходилось оправдывать некой декларированной надежностью. Заимствования осуществлялись под вполне обычные проценты.

Одновременное осуществление заимствований и вложение средств Фонда национального благосостояния в иностранные активы привело к потерям от разницы процентов по депозитам и по заимствованиям.

По словам Дмитриевой, в результате произошло накопление геополитических рисков и неоправданный рост расходов на обслуживание долга. За период с 2001 по 2020 год федеральный бюджет был исполнен с профицитом с 2001 по 2008 год, в 2011, 2018 и 2019 годах. В 2012, 2013, 2014 и в 2020 годах федеральный бюджет можно характеризовать как дефицитно-профицитный, когда одновременно формально имел место дефицит бюджета, но при этом на большую величину происходило пополнение Фонда национального благосостояния.

И лишь в 2009, 2010, 2015-2017 годах дефицит бюджета сопровождался сокращением Фонда национального благосостояния (Резервного фонда). В 2020 году при дефиците федерального бюджета в размере 4,1 трлн рублей были осуществлены чистые заимствования на сумму 4,6 трлн рублей и пополнение ФНБ на 5,78 трлн рублей. Осуществление заимствований при одновременном пополнении Фонда национального благосостояния привело к тому, что расходы федерального бюджета на обслуживание долга к 2022 году оказались практически сопоставимы с расходами федерального бюджета на образование.

«Утверждение федеральных бюджетов с профицитом и ростом профицита при исполнении бюджета сопровождалось значительными остатками бюджетных средств. Профицит бюджета в форме остатков бюджетных средств в конце года в дополнение к нефтегазовым доходам, обусловленным «бюджетным правилом», направлялся в Фонд национального благосостояния. Это служило еще одним фактором недофинансирования бюджетных расходов и экономики в целом», – заявила Дмитриева.

По ее мнению, движение средств в форме поступления нефтегазовых налоговых доходов, пополнение и использование средств ФНБ открывало возможности для валютных спекуляций и дополнительной турбулентности на финансовых рынках.

Я напомню, что проблема так называемых дополнительных доходов появилась в начале нового века с ростом цен на нефть. Минфин формировал заведомо заниженный бюджет, и в конце года правительство вносило распределение незапланированных средств, по факту уже потраченных на что-то в ходе исполнения бюджета без внесения поправок.

В Думе развернулась борьба за контроль дополнительных доходов. В то же время падение зависимости России от МВФ вызвало реакцию в США, которые в странном формате Вашингтонского консенсуса сумели приватизировать Бреттон-Вудские инструменты.

Освобождение доллара от золотого обеспечения произошло раньше, когда в ответ на требование Бельгии и Франции вернуть вывезенное в 1944 году золото президент Ричард Никсон объявил дефолт.

Тогда, в начале 1970-х, Вашингтон только еще приступал к строительству системы международных правил взамен международного права, распространяя внутренние законы США на весь мир. В новых условиях объявлять дефолт не обязательно, поскольку ФРС — частная, и государство США ответственности за ее действия не несет.

Сейчас это кажется диким, но факт – о Бреттон-Вудской системе я узнал впервые только в 2008 году от депутата Оксаны Дмитриевой. Она отличается способностью читать бюджет. Это сложно, потому что для сокрытия информации бюджетного процесса законопроект о бюджете усложняли, наращивали его объем и даже пошли по пути усложнения языка с изобретением новых терминов.

Без выступлений Дмитриевой на пленарных заседаниях Думы было сложно понять смысл действий депутатов и их позиционной борьбы с Минфином.

Например, депутаты Николай Гончар и Михаил Задорнов внесли законопроект о выделении дополнительных доходов в отдельную строку бюджета. Минфин был категорически против, но потом сам создал систему изъятий нефтегазовых доходов бюджета в так называемый Стабилизационный фонд.

Идеологом был Евгений Ясин, исполнителями — Михаил Касьянов и Алексей Кудрин. Депутат Евгений Фёдоров при поддержке Владимира Путина заявил, что Стабилизационный фонд, по сути, является контрибуцией за проигрыш холодной войны. Сейчас, после ареста российских активов, слова Фёдорова повторяют многие, а тогда это казалось слишком одиозным заключением.

Тем более что вскоре после образования Стабилизационного фонда в Думе появилась информация, что его средства находятся неизвестно где и в ценные бумаги ФРС США US Treasure bills не вложены. Эту информацию опровергли, якобы средства Стабфонда остаются на депозитах Центробанка.

В итоге деятельности правительства Примакова — Маслюкова после дефолта 1998 года Россия получила мощный стимул для развития. Вашингтон оказался поставлен перед непростым выбором: высокие цены на нефть сдерживают Китай и создают базу развития России, а низкие – наоборот.

Поскольку Вашингтон имел доступ к внутреннему управлению России, но не Китая, пошли по пути повышения цен на нефть и создание системы депрессий и сдерживания. На Россию были распространены торговые и кинотеатральные сети, создано огромное число финансируемых из-за рубежа НКО для подмены государственных функций, проведено множество решений о так называемых неналоговых сборах, по сути, незаконных поборов с целью развития бедности. Для ограничения доходов населения отменили единую тарифную сетку и создали хаос в зарплате. Аналогичная ситуация создана в ценообразовании.

К переломному «пандемийному» 2020 году сложилась многоплановая гиперсистема изъятий из экономики. По информации Максима Рохмистрова во время его работы аудитором Счетной платы, до стадии неисполнимости была доведена практика правоприменения законов 223-ФЗ о госзакупках и 44-ФЗ о федеральной контрактной системе.

Для сдерживания России примененных мер оказалось недостаточно и пришлось развивать ручное регулирование. Например, в Федеральную адресную инвестиционную программу включались проекты без проектно-сметной документации, а имеющие таковую — исключались. Такой способ омертвления ресурсов привел к росту незавершенного строительства до уровня в триллион рублей.

Наиболее надежным инструментом омертвления денег стала банковская система. Кроме чисто российских мер с высокими ставками и отсутствием в стране длинных денег для инвестиций применяются универсальные требования «Базель-3» по резервированию. Вершиной данного процесса стало финансирование жилищного строительства через счета эскроу, по факту — простое замораживание средств индивидуальных инвесторов с момента покупки будущей квартиры на стадии котлована  до завершения строительства.

Это при том, что ценообразование в строительстве является, наверное, самым запутанным даже по сравнению с тем, что происходит в ретейле. Дорожают в два раза материалы и типа щебня, без которого строительство невозможно, и типа гипсокартона, хотя его произвели с избытком и без него можно обойтись.

Для устранения из строительства дешевого кровельного материала в виде шифера была проведена масштабная кампания.

Таким образом, вложения РФ в иностранные облигации являются только частью сети изъятий ресурсов. Зампред правительства Александр Новак на правительственном часе сообщил, что бюджетное правило не действует и все нефтегазовые доходы идут в экономику.

В любом случае законодательная инициатива Оксаны Дмитриевой послужит стимулом для правительства к принятию суверенных решений. Инициатива появилась своевременно, в преддверии отчета правительства 7 апреля.

Остается надеяться, что председатель правительства Михаил Мишустин выстроит отчет содержательно и не будет пытаться уклониться, как председатель ЦБ Эльвира Набиуллина или председатель Счетной палаты Алексей Кудрин.

Впрочем, такое поведение не в стиле Мишустина.

Остается практически нерешаемая проблема с целой армией исполнителей, не готовых к кардинальному изменению управления и собственного стиля жизни со специфическим отношением к стране, где они профессионально реализовались. Других специалистов в России нет, сама система подготовки управленцев разрушена, а социальная лестница заменена социальным лифтом в пользу центрифугального отбора.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой