Спектакль «Дети солнца» Александринского театра показали в Москве

«…человек может восстановить свои связи с жизнью посредством обновления тех оснований, на которых зиждется его душа», — говорил классик отечественного кино Андрей Тарковский.

Легендарная Александринка привезла в Москву спектакль «Дети солнца» Николая Рощина, и попасть в МХТ имени Чехова в два вечера (последний мартовский и первый апрельский) было делом сложным. Счастливчики стали свидетелями невероятного действа про ту самую «душу» из первого абзаца  с «вишенкой на торте» — живым оркестром в конце постановки, который занял первые четыре ряда исторического зала в Камергерском переулке.

«Дети солнца» Максима Горького – это размышления  интеллигенции об идеальном человеке и о разрыве душевных связей.  Для Николая Рощина «Дети солнца» — это классика драматургии, в которой режиссер «очистил»  действо от идеологических наслоений, уповая на «разборки» героев с собой и своей совестью.

Роль Павла Протасова играет непревзойденный питерец Иван Волков.  Он вместе с коллегами воплощает на сцене современность: актуальности спектаклю придают обстоятельства эпидемии холеры, во время которой происходит действие пьесы. Но главный «посыл» остается незыблем — это современный взгляд на мечту об идеале и поиск счастья как для себя лично, так и для общества в целом. Отдельной строкой стоит упомянуть декорацию, которую  придумал режиссер, и которая с трудом поместилась на сцену МХТ.

«Мы, видите, ушли совершенно от быта, у нас даже нет ни одного предмета, который был реквизитом. Т. е. это просто какие-то остатки кровати и мебели. Даже ни одного стула нет в спектакле. Как бы мы пришли к такой более схематизированной партитуре спектакля и выбросили всё бытовое историческое, чтобы сконцентрироваться больше на каких-то психологических вопросах. Отсюда родилась такая сценография», — рассказал режиссер  Николай Рощин.

«Основание» постановки — электрический столб, который одновременно и распятие, и эшафот. Герои «Детей солнца» играют лежа  на белоснежных кроватях, лишь изредка «овертикаливаются», когда нужно показать крайнюю степень неприятия мира.  Противовесом пожирающей саму себя интеллигенции является Павел Протасов —  идеалист, ученый и немного сумасброд.

«Это такое прекраснодушное, немножко наивное, такое доморощенное представление о прекрасном и наивная надежда на то, что оно может изменить мир»,  —  поведал свое понимание роли актер Иван Волков.

Противовесом веры в лучшее является фон, на котором происходит все действо — это кровавое воскресенье. Бунтующий, не совсем трезвый,  агрессивный «человек» побеждает: сцена становится рингом, столб – Голгофой, а оркестр в окончании спектакля — пророчеством.

«Там, где была пролита кровь, никогда не вырастут цветы…», — как же актуальны сегодня эти строки Горького из книги «Дети солнца».

Владимир Сабадаш.

Фото Владимира Постнова предоставлено пресс-службой Александринского театра

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x