Взрыв газа произошел в жилом доме в Ступине. Почему трагедии повторяются? ▶

Фото ГСУ СК по Московской области

Снова взрыв в жилом доме. Снова жертвы. Сегодня, 11 апреля, в подмосковном городе Ступино, в одной из квартир 5-этажного жилого дома предположительно из-за неисправности оборудования, произошла утечка бытового газа. Погибли шесть человек, девятнадцать – пострадали. Девять квартир повреждены, из них четыре — полностью разрушены. Между тем законопроект о безопасности домового газового оборудования, пролежав в Госдуме шесть лет, был отклонен в 2014 году, и новые попытки парламентариев обезопасить людей от подобных ЧП успеха не имеют.

По информации телеграм-канала 112 утечка газа произошла в квартире, расположенной на четвёртом этаже. 35-летний Алексей Зарубин проснулся, зажег сигарету и — прогремел взрыв. По факту ЧП в Ступине заведено уголовное дело. Прокуратура поводит поверку «на предмет соблюдения законодательства в сфере обеспечения безопасности газового оборудования». Следственный комитет сообщил об обысках и выемке документов в управляющей и обслуживающей газовой компаниях. Что это означает и чем завершится —  выяснится в дальнейшем.

Подобные ЧП происходят в основном из-за износа сетей, отсутствия системы контроля внутридомового оборудования, из-за небрежности, рассеянности или старческой забывчивости, из-за тех, кто ведет асоциальный образ жизни и не в состоянии следить за собой.

С января 2022 года из-за взрывов бытового газа в России погибли 9 человек. В 2020 году — 30 человек. А в 2021-м — 93 человека, еще 341 получили травмы. В это число входят и жертвы аварий в автомобилях, на газовых заправках. Но абсолютное большинство – в домах.

Взрывы бытового газа и гибель людей – трагическое и, увы, обычное явление. Так же как обычны безуспешные (?!) попытки обеспечения безопасности граждан.

Еще в 2008 году депутаты Ю. А. Липатов, В. К. Марков, В. А. Язев, В. Л. Горбачев, В. В. Зиновьев и М. Л. Шаккум внесли в Госдуму проект № 80121-5 Федерального закона «Технический регламент о требованиях к безопасности домового газового оборудования».

В нем, в частности, предусматривалась обязательная «система контроля загазованности — система, предназначенная для непрерывного автоматического контроля концентрации газа в помещении, обеспечивающая подачу звукового и светового сигналов, а также автоматическое отключение подачи газа во внутреннем газопроводе сети газопотребления при достижении определенной концентрации газа в воздухе помещения».

Законопроект пролежал в Госдуме шесть лет, и был отклонен Постановлением Госдумы РФ от 20.06.2014 n 4628-6.

В ноябре 2016 года фракция КПРФ в Госдуме направила правительству и президенту Владимиру Путину запрос о необходимости оборудовать жилые помещения датчиками загазованности. Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства ответило: «Примерная стоимость оснащения сигнализаторами загазованности и отключающими устройствами газифицированных квартир составит от 137 млрд рублей до 230 млрд рублей в зависимости от конфигурации, что, по данным, представленным Минэнерго России, сопоставимо с размером совокупного объема инвестиций в газификацию субъектов Российской Федерации».

Следует ли из этого ответа, что 137 или 230 миллиардов рублей – слишком большие деньги, чтобы тратить их на безопасность населения России?

В обсуждение включился Ростехнадзор. Руководитель ведомства Алексей Алёшин предложил на государственном уровне принять принципиальное решение о запрете газовых плит в многоквартирных жилых домах, о замене имеющихся электрическими плитами.

Ему ответил заведующий профильной кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы Евгений Богомольный:

«Проводка в жилых домах рассчитана на мощности в 220 вольт, в то время как электроплита для работы требует 380 вольт. Поэтому в первую очередь нужно менять электропроводку <…>. Процесс замены газовых плит на электрические растянется на 10 — 20 лет. Кроме того, целесообразно ли производить переход на пользование электрическими плитами и сколько это будет стоить, необходимо считать индивидуально для каждого отдельно взятого города или деревни. В одном населенном пункте дешевле будет пользоваться электричеством, если есть избыток мощностей, а в другом — газом».

Совершенно непонятно, при чем тут «дороже» или «дешевле», если речь о жизнях людей, о предотвращении их гибели в настоящем и в будущем?

Через два года, когда в Магнитогорске из-за взрыва газа в жилом доме погибли 39 человек, депутат Госдумы Михаил Емельянов вновь поднял вопрос о замене газовых плит на электрические:

«Если брать совокупные затраты на эксплуатацию электричества по сравнению с газом, то электричество даже выходит выгоднее <…> Газ и опасен, и неэффективен, потому что газ все равно дотируется из бюджета. Поэтому это не оправдывает себя экономически и опасно с точки зрения жизни и здоровья».

И здесь, как видим, безопасность, жизнь людей непременно увязывается с экономической целесообразностью. А если не «выгоднее», тогда что? Пусть будет как есть?

Оно и остается как есть.

Россияне по-прежнему — заложники газа.

Сергей Баймухаметов.

Фото ГСУ СК по Московской области

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x