Антон Чехов: приехал, чтобы стать москвичом навсегда

8 августа 1879 года 19-летний Антон Чехов, только что окончивший курс таганрогской гимназии, приехал в Москву поступать в университет, чтобы, как он сам позже напишет, остаться москвичом навсегда.

Антон Чехов фото с сайта культура_ру

«Такова уж моя «планида», чтобы остаться навсегда в Москве… Тут мой дом и моя карьера», — так Антон Павлович резюмирует свое отношение к городу в одном из писем середины 80-х годов.

Многодетная семья Чеховых перебралась из Таганрога в Москву за 3 года до этого, после того, как отец — купец второй гильдии, владелец бакалейной лавки Павел Егорович Чехов, потеряв все имущество, включая дом, едва не угодил в долговую яму.

Как позже вспоминал младший брат писателя Михаил Чехов, после вынужденного переезда семья Чеховых жила в тяжелой бедности, перебиваясь кое-как и не видя никакого просвета впереди:

«За три года жизни в Москве мы переменили двенадцать квартир и, наконец, в 1879 году наняли себе помещение в подвальном этаже дома церкви Святого Николая на Грачёвке, в котором пахло сыростью и через окна под потолком виднелись одни только пятки прохожих. В эту-то квартиру и въехал к нам 8 августа 1879 года наш брат Антон. (…) Мы не видели его целых три года и с нетерпением ожидали его еще весной, тотчас по окончании экзаменов, но он приехал только в начале августа, задержавшись чем-то очень серьезным в Таганроге. Это серьезное состояло в том, что он хлопотал о стипендии по двадцати пяти рублей в месяц, которую учредило как раз перед тем Таганрогское городское управление для одного из своих уроженцев, отправляющихся получать высшее образование. Таким образом, он приехал в Москву не с пустыми руками».

(Воспоминания цитируются по книге Михаила Павловича Чехова «Вокруг Чехова. Встречи и впечатления»: изд. «Московский рабочий», 1964 г., глава III).

Когда Антон подъехал к дому на извозчике, 13-летний Миша сидел на скамейке у дома и грелся на солнышке:

«Я не узнал его. С извозчика слез высокий молодой человек в штатском, басивший. Увидев меня, он сказал:

— Здравствуйте, Михаил Павлович.

Только тогда я узнал, что это был мой брат Антон, и, взвизгнув от радости, побежал скорее вниз предупредить мать. К нам вошел веселый молодой человек; все бросились к нему, начались объятия, лобзания, и меня послали тотчас же в Каретный ряд на телеграф, чтобы сообщить отцу в Замоскворечье о приезде Антона». (в Замоскворечье Павел Егорович Чехов в то время работал у И. Е. Гаврилова письмоводителем за 30 рублей в месяц. – С. И.).

Потом, как позже вспоминал Михаил Павлович, «всей гурьбой отправились смотреть Москву», при этом он выступал в роли чичероне:

«Вечером пришел отец, мы ужинали в большой компании, и было так весело, как еще никогда. Прошения о поступлении в университет подавались не позже 20 августа на имя ректора в правлении, в старом здании на Моховой, в отвратительном помещении внизу направо. Антон еще не знал хорошо Москвы, и туда повел его я. Мы вошли в грязную, тесную, с низким потолком комнату, полную табачного дыма, в которой столпилось множество молодых людей. Вероятно, Антон ожидал от университета чего-то грандиозного, потому что та обстановка, в какую он попал, произвела на него не совсем приятное впечатление. Но то, что ему пришлось потом большую часть своего университетского курса проработать в анатомическом театре и в клиниках на Рождественке, и то, что в самом университете на Моховой он бывал очень редко, по-видимому, изгладило в нем это первое впечатление. Впрочем, ему было не до впечатлений: на его долю с первых же шагов его в Москве свалилось столько обязанностей и труда, что некогда было думать о сентиментальностях».

Осенью того же года семья Чеховых опять переехала на другую квартиру по той же Грачёвке, сняв несколько комнат на втором этаже дома Савицкого. Как сообщает Михаил Чехов, так как отец в это время жил у купца Гаврилова в Замоскворечье, то волею судеб его место в семье занял брат Антон и стал как бы за хозяина:

«Личность отца отошла на задний план. Воля Антона сделалась доминирующей. В нашей семье появились вдруг неизвестные мне дотоле резкие, отрывочные замечания: «Это неправда», «Нужно быть справедливым», «Не надо лгать» и так далее. Началась совместная работа по поднятию материального положения семьи. Работали все, кто как мог и умел. Я, например, должен был вставать каждый день в пять часов утра, идти на Сухаревку, покупать там на весь день харчи, возвращаться с ними домой и потом уже, напившись чаю, бежать в гимназию. Часто случалось, что я от этого опаздывал на уроки или приходил в гимназию весь окоченевший, как сосулька. С этой квартиры началась литературная деятельность Антона.

Брат Антон получал свою стипендию из Таганрога не ежемесячно, а по третям, сразу по сто рублей. Это не облегчало его стесненных обстоятельств, так как полученной суммой сразу же погашались долги, нужно было купить пальто, внести плату в университет и так далее, и на другой день на руках не оставалось ничего. Я помню, как он в первый раз получил такую сумму и накупил разных юмористических журналов, в числе которых была и «Стрекоза». Затем он что-то написал туда и стал покупать «Стрекозу» у газетчика уже каждую неделю, с нетерпением ожидая в «Почтовом ящике» этого журнала ответа на свое письмо. Это было зимой, и я помню, как озябшими пальцами Антон перелистывал купленный им по дороге из университета номер этого журнала. Наконец появился ответ: «Совсем недурно, благословляем и на дальнейшее сподвижничество».

Затем, в марте 1880 года, в №10 «Стрекозы» появилось в печати первое произведение Антона Чехова, и с тех пор началась его непрерывная литературная деятельность.

Сергей Ишков.

Фото — Культура.ру

Антон Чехов фото с сайта культура_ру
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x