Операция «Анадырь», едва не закончившаяся ядерной войной

8 — 9 сентября 1962 года в рамках секретной операции «Анадырь» на Кубу были доставлены первые советские баллистические ракеты.

Никита Хрущёв и Джон Кеннеди

«Началом сосредоточения ракетной дивизии на Кубе является 8 сентября 1962 года. В этот день в порт «Касильда» прибыл теплоход «Омск» с личным составом и техникой полка полковника Сидорова И.С. Этим рейсом на Кубу были доставлены первые 6 ракет Р-12 (ракеты средней дальности с радиусом действия более 2 тыс. км – С. И.). Однако полевой позиционный район для этого полка еще не был утвержден. После разгрузки судна необходимо было технику и грузы убрать с пирса, но так как марш совершать было еще некуда, пришлось вблизи порта выбрать район сосредоточения прибывших подразделений 514 ракетного полка. Но выбор этот оказался неудачным. После морского прилива личный состав и техника оказались отрезаны от дороги, ведущей к порту. В результате этого в течение суток инженерно-технический взвод проделывал колонный путь через заросли», — сообщается в монографии кандидата исторических наук Сергея Карпова «Операция «Анадырь»». (Москва, изд. Высшей академии РВСН, 2009 г.).

Так началась грандиозная по своим масштабам операция, итогом которой стал «Карибский кризис», едва не закончившийся ядерным конфликтом двух сверхдержав. И американцам, действительно, было о чем беспокоиться. В каких-то 200 км от их побережья планировалось разместить 40 ракет средней дальности с ядерными боеголовками в 1 мегатонну: 24 ракеты Р-12 с радиусом действия более 2 тыс. км, 16 ракет Р-14 с радиусом действия более 4 тыс. километров. Общая численность группы советских войск должна была составить около 46 тыс. человек. Для обеспечения передислокации такой мощной группировки войск через океан планировалось задействовать не менее 80 крупнотоннажных судов Министерства морского флота.

Как рассказывается в книге Сергея Карпова, решение о подготовке к созданию группы советских войск на острове Куба было принято еще 20 мая 1962 года на расширенном заседании Совета обороны (на этом заседании присутствовал весь состав Президиума ЦК КПСС, секретари ЦК КПСС и руководство Министерства обороны СССР):

«Ввиду строгой секретности рассматриваемого вопроса протокольной записи не велось. Единственным человеком, делающим пометки по ходу заседания и отдаваемых распоряжений в адрес Министра обороны Маршала Советского Союза Малиновского Р.Я., был начальник Главного оперативного управления Генерального штаба и, одновременно, секретарь Совета Обороны генерал-полковник Иванов С.П. Именно эти записи легли в основу подготовки предложений Министерства обороны для Председателя Совета обороны Хрущёва Н.С. относительно создания Группы Советских войск на Кубе».

На атмосферу особой секретности, в которой велась подготовка операции, указывает даже выбор ее названия: как пишет Сергей Карпов, ее назвали по имени одной из северных рек, как бы давая понять противнику, что учения, под видом которых проводилась грандиозная передислокация войск, будут проводиться где-то на севере.

Более конкретно вопрос о характере и масштабах военной помощи Кубе обсуждался на заседании Президиума ЦК КПСС 24 мая 1962 года, в ходе которого «мероприятие «Анадырь» было одобрено целиком и единогласно». На следующий день на очередном совещании, которое собрал Хрущёв, было принято решение поручить ведение переговоров с Фиделем Кастро кандидату в члены Президиума ЦК КПСС, Первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана Шарафу Рашидову.

«Группа Рашидова Ш.Р. прибыла на Кубу 29 мая и, вопреки всем ожиданиям, кубинское руководство ответило согласием на предложение СССР практически сразу», — сообщается в монографии Сергея Карпова.

10 июля 1962 года на Кубу под видом специалистов сельского хозяйства отправилась передовая рекогносцировочная группа советских военных специалистов. В июле-августе 1962 года в советских портах Балтийского, Черного и Баренцева морей (Кронштадт, Лиепая, Балтийск, Севастополь, Феодосия, Николаев, Поти и Мурманск) на морские транспорты в режиме повышенной секретности были погружены вооружение, военная техника и личный состав. О том, что суда направляются в 11 кубинских портов, их капитаны узнавали из секретных инструкций только после прохода Гибралтара. Всего для перебазирования частей РВСН морским транспортом был осуществлен 41 судорейс с использованием 31 судна. Для доставки ядерных боеголовок на Кубу были использованы дизель-электроходы «Индигирка» и «Александровск».

«Из-за исключительной важности груза об отправке «Индигирки» и «Александровска» докладывалось лично Н.С. Хрущёву. Первым в рейс ушло судно «Индигирка» 16 сентября 1962 года с 90 ядерными боеприпасами на борту. 7 октября к берегам Кубы взял курс «Александровск», на который было погружено 68 ядерных головных частей», — читаем в монографии Сергея Карпова.

Последним в рамках операции «Анадырь» в рейс из Николаевского порта 21 октября вышел сухогруз «Хирург Вишневский» с подразделениями 564 ракетного полка.

Как рассказывается в книге В.В. Шевченко «Непризнанные. Карибский кризис в воспоминаниях и документах» (Ростов-на-Дону, изд. Альтаир, 2017 г.), американский самолет-разведчик сфотографировал оборудуемые пусковые позиции баллистических ракет 14 октября 1962 года. После этого ситуация стала обостряться с каждым днем. Кризис грозил перерасти в мировую ракетно-ядерную катастрофу. В этой накаленной до предела обстановке между руководителями СССР и США — Никитой Хрущёвым и Джоном Кеннеди — начались интенсивные переговоры. В результате президент США дал гарантию не вторгаться на Кубу, если СССР уберет оттуда наступательное оружие. Советская сторона, согласившись с этим, настояла также на ликвидации американской ракетной базы в Турции. Таким образом, вооруженное столкновение было предотвращено.

Сергей Ишков.

Фото osssr.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Денис
Денис
18 дней назад

И я узнаю об этом только сейчас. Почему-то в истории в школе нам ничего не говорили об этом.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x