Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КАК ШТУРМОВАЛИ РЕЙХСТАГ. ПЕРВЫЙ ФЛАГ И ОШИБКА ГЛАВАРХИВА

КАК ШТУРМОВАЛИ РЕЙХСТАГ. ПЕРВЫЙ ФЛАГ И ОШИБКА ГЛАВАРХИВА

РЕЙХСТАГ

К 75-летию Великой Победы советского народа

В 2018 году накануне Дня Победы пресс-служба Главархива Москвы распространила сообщение, которое, в разных вариантах, было опубликовано во многих изданиях.
«7 и 8 мая в читальном зале Главного архивного управления покажут часть подлинного Знамени Победы над Рейхстагом… Этот уникальный кусочек материи был подарен поэту Евгению Долматовскому Василием Субботиным, одним из известнейших писателей военного поколения, участником боев за Берлин и рейхстаг…
Знамя Победы хранится в специальной капсуле в знамённом фонде Центрального музея Вооружённых сил СССР в Москве… У Знамени не хватает полосы длиной 73 сантиметра и шириной 3 сантиметра».
Конец цитаты.
В связи с этой оторванной полоской есть и другие «воспоминания» и «свидетельства». В Википедии приведены «версии» о некоем рядовом, который «полоску оборвал и взял на память», о «женщинах-военнослужащих» из политотдела 150-й дивизии, которые «отрезали полоску и поделили на кусочки».
Поэтому сразу же заверю: НИКТО НИЧЕГО ОТ ЗНАМЕНИ ПОБЕДЫ НЕ ОТРЫВАЛ. Знамя Победы – в целости и сохранности.
Для абсолютной точности добавлю: внешний его вид немного отличается от того, каким оно было на Рейхстаге. Тогда на полотнище были звезда, серп и молот, на другой стороне цифра 5 – порядковый номер. Специально изготовленные знамена Военного совета 3-й ударной армии роздали девяти ее дивизиям. Та, которая выйдет на Рейхстаг, установит там Знамя Победы. Вышла 150-я стрелковая, сформированная в декабре 1941 года в Кустанае как 151-я стрелковая бригада.
После приказа отправить Знамя Победы в Москву в политотделе дивизии на нем написали: «150 стр. ордена Кутузова II ст. идрицк. див.». В политотделе корпуса добавили: «79 СК, 3 УА, 1 БФ». То есть 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта.
Но один край Знамени Победы, действительно, неровный. Пятнадцать лет спустя, в 1960 году, исчерпывающее объяснение дал младший сержант Мелитон Кантария, который вместе с младшим лейтенантом Алексеем Берестом и сержантом Михаилом Егоровым водрузил его на Рейхстаге: «ЭТО КОГДА ЛЕЗЛИ, ЗАЦЕПИЛИ ЗА ПРУТЬЯ КУПОЛА И ОТОРВАЛИ…»
Вот и все.
Тогда о каком «уникальном экспонате», «уникальном кусочке материи» говорится в сообщении Главархива Москвы? Если на самом деле это не «подлинная часть Знамени Победы», то что?

Подарок Долматовскому

Действительно, Василий Субботин подарил Долматовскому этот «кусочек материи» и написал на нем: «Евгению Долматовскому непосредственному участнику боев за Берлин – этот кусочек кумача – кусочек знамени Победы. Вас. Субботин».
Долматовский был одним из руководителей семинара поэзии на первом всесоюзном совещании молодых писателей в 1947 году, он отметил стихи Субботина в «Литературной газете». Здесь надо сказать об особом отношении поэтов военного поколения – к старшему поколению писателей. Фронтовики, люди, прошедшие сквозь огонь и кровь четырехлетней войны, они с благоговением смотрели и слушали корифеев советской литературы – Тихонова, Антокольского, Маршака и других. «Мы их любили, мы знали каждую их строку!» – говорил Субботин.
А тот «кусочек кумача» был очень дорогим подарком, потому что это – частица первого флага на Рейхстаге.
Его установили 30 апреля командир взвода разведки лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и красноармеец Григорий Булатов. Это был самодельный флаг из плотного красного тика – от перины, найденной в разрушенном немецком доме.
Девяти дивизиям роздали знамена Военного совета 3-й ударной армии. А флаг Кошкарбаева и Булатова был не «официальный», не «организованный», самодельный, да еще из чехла немецкой перины…
Василий Ефимович Субботин, мой старший друг и учитель, встретил войну утром 22 июня 1941 года на западной границе, башенным стрелком среднего танка, а закончил ее в Берлине, в Рейхстаге. В феврале 1944 года, после трехмесячных офицерских курсов, его направили в газету «Воин Родины» 150-й стрелковой дивизия, которая в апреле-мае 1945-го штурмовала Рейхстаг и водрузила над ним Знамя Победы. Военкор Субботин стал летописцем последних дней и часов войны, автором всемирно известной книги «Как кончаются войны». Первый эпиграф к ней – тютчевский: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые…» Второй – строчка неизвестного фронтового поэта: «Никому неохота умирать на последней странице…»
Он знал многих бойцов дивизии – ведь он «брал материал» на передовой, в батальонах, в ротах, обходя всю линию расположения. (Не раз случалось, забредал в расположение противника.Но каждый раз обходилось.) Он сохранил в блокнотах и назвал в книге имена и фамилии тех, с кем дошел до Берлина. С 1965 года, с первого издания, Василий Ефимович работал над ней еще 25 лет, расширяя, дополняя, восстанавливая события, эпизоды, имена. Чтобы никто не был забыт.
Поэтому несколько слов об историографии как науке. Самая главная дисциплина в ней – источниковедение. Любое свидетельство, любую летопись-хронику ученые проверяют со всех сторон, каждый факт. Сопоставляют с другими документами. Потому как мало ли что может написать хронист-летописец. Забыл, перепутал, писал под влиянием ложных идей, под давлением правителя. Некоторые хроники не раз переписывались. Переписчики что-то вносили от себя, что-то убирали.
Относится это и к мемуарам, тем более – к устным рассказам очевидцев, записанным через десятилетия. Ведь время прошло, а память человеческая не компьютер. Поэтому так важен достоверный источник.
Даже у непосредственных участников событий случаются искажения памяти – под воздействием привходящей информации. Через 15 лет после войны, в 1960 году, на встрече ветеранов 150-й Идрицкой дивизии, Егоров и Кантария говорили друг другу: «Помнишь, с нами был еще старший сержант Иванов, он погиб…» Но «старший сержант Иванов» – вымышленный персонаж из художественного кинофильма «Падение Берлина» (1949 г.), введенный туда как товарищ Егорова и Кантарии. Такова сила внушения, сила пропаганды: «Раз показали в кино, значит, было на самом деле». (В 2000 году «Независимая газета» писала про «сержанта Иванова» как про реальное лицо: «Герой штурма остается безвестным».)
Штурм Рейхстага и знамя над ним стали символом. И потому с 60-х годов, когда в СССР начали торжественно отмечать День Победы, флаги над Рейхстагом превратились в предмет споров и раздоров, попыток «доказать свое» и опровергнуть «чужое».
Бои в Берлине закончились под утро 2 мая. К Рейхстагу хлынул народ, приезжали из отдаленных частей. Все здание было во флагах и флажках. Корреспонденты фотографировали, печатали интервью, не всегда вникая в детали. Из чего проистекали иногда патологические случаи. Например, капитан Ф. из 47-й армии приехал в Берлин 8 мая (!) чуть ли не с Эльбы как посланец своей части, с сопровождающим сержантом и сотрудником армейской газеты, установил знамя. Тогда, наверно, он все воспринимал нормально. Но через 10 – 12 лет что-то случилось. И он стал показывать всем газету с подписью под фотографией: «Капитан Ф. и старший сержант И. (фамилии не называю. – С. Б.) водружают знамя над Рейхстагом» – и говорить: «Мы вечером 8 мая водрузили Знамя, а 9-го кончилась война… Я своего добьюсь… Егорова и Кантарию выведу на чистую воду».
Ему как будто невдомек было, что Кошкарбаев и Булатов из батальона Давыдова, младший сержант Еремин и рядовой Савенко из батальона Самсонова (171-я стрелковая дивизия), лейтенант Алексей Берест, полковые разведчики Егоров и Кантария и другие установили свои флаги на Рейхстаге еще во время боев 30 апреля.
Много смуты внесла якобы кинохроника Романа Кармена. Он прилетел в Берлин и 2 мая «организовал штурм», постановку. И эти кадры стали называться «кинохроникой», то есть документом. Десятилетия спустя, случалось, приходили ветераны в газеты и журналы и говорили: «Вот, смотрите, это я там, штурмую Рейхстаг». И попробуй редактор не поверь.
Во время действительных боев в Рейхстаге не было ни одного человека с фотоаппаратом или кинокамерой! Ни одного репортажного кадра истории не известно. И знаменитая фотография, что в учебниках и книгах, где на куполе знамя и солдаты, – сделана была после, постановочно.
Поэтому особо ценны свидетельства очевидцев, зафиксированные сразу же после событий.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото из архива В. Е. Субботина

Цикл очерков «Как штурмовали Рейхстаг» публикуется на mospravda.ru с 1 по 9 мая

Добавить комментарий

Loading...
Top