ЛЕГАЛИЗАЦИЯ НАРКОТИКОВ: ЗА И ПРОТИВ

Сегодня мы печатаем часть дискуссии о легализации наркотиков, в которой участвуют голландская журналистка ХеллаРотенберг и американский переводчик Владимир Ковнер.

Американское издательство M-GraphicsPublishing выпустило на английском языке (перевод Владимира Ковнера и Даниила Векслера) и разместило во всемирной торговой сети Amazon книгу политического обозревателя «Московской правды» Сергея БАЙМУХАМЕТОВА MagicDreams. ConfessionsofDrugAddicts.
В России она известна под названием «Сны золотые. Исповеди наркоманов».

А ЕСЛИ НАРКОТИКИ ПРОДАВАТЬ В АПТЕКАХ?

В те давние годы, когда я впервые поставил такой вопрос в журнале с большим тиражом, он вызвал шок. У нас?! Да говорить об этом нельзя, даже заикаться не смейте! Прошло много лет, и сейчас его обсуждают все. Особенно когда появились интернетские возможности прямого обмена мнениями. Например, о легализации марихуаны в Голландии рассуждают так, будто каждый там был и точно знает. Я же не был – и потому спросил ХеллуРотенберг, знакомую голландскую журналистку, и она ответит нам далее.

Итак, у врачей, милиционеров, ныне они называются полицейскими, у наркоманов я спрашивал, как они относятся к тому, чтобы открыть свободную продажу наркотиков в аптеках. Что будет, если государство легализует производство и продажу наркотиков в количествах, достаточных, чтобы производители могли довольно дешево продавать их всем желающим? Скажем, как водку.

После долгих, горячих дискуссий наркоманы все, за редким исключением, посчитали, что такой шаг был бы не то что гуманен, но и полезен.

Врачи и милиционеры были категорически против: это делать нельзя, это будет страшно, это чересчур…
В то же время всем ясно, что запретами порок не победить. Там, где порок, — там и преступность, которая паразитирует на этом пороке.

А во-вторых, пока существует запрет —будут существовать, плодиться миллионы и миллионы мелких и средних преступников, несчастных пацанов и девчонок, идущих ради одной дозы на все: на воровство, обман, грабеж, проституцию. Пацанов и девчонок, составляющих армию, рядовой личный состав уголовной империи, которой правят не известные никому императоры.

Героин – один из самых дорогих наркотиков, мало кому доступен, тем более молодежи. Однако тысячи и тысячи подростков, юношей и девушек почти регулярно употребляют героин. Откуда деньги? А они денег не платят. Они работают в героиновой цепочке. То есть — распространяют наркотик. И за это получают свою дозу. А ведь распространение наркотика — уголовная статья. То есть мы имеем десятки тысяч уголовных преступников, которые совершают уголовные преступления всего лишь — за дозу…

На пристрастии больных людей к зловещему дурману, как на фундаменте, воздвиглось многоэтажное здание организованной преступности. Легализовать производство и открытую продажу наркотиков — значит выбить фундамент из-под здания наркомафии, лишить этот чудовищный раковый нарост его питательной почвы. Конечно, останутся боссы, успевшие легализовать свой новый бизнес, но сама наркомафия, как таковая, перестанет существовать.

И самое главное — исчезнет почва для миллионов преступлений, миллионы подростков избегнут уголовной участи, исчезнут миллионы мелких и средних преступников.
А будут только больные люди.
Люди, которых надо лечить.
Но у легализации наркотиков есть и другая сторона. О ней – в главе «Что такое голландский опыт».

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ГОЛЛАНДИИ

ХеллаРотенберг, журналист, Роттердам (Голландия)

Меня в Москве часто спрашивают: а правда ли, что в Голландии продажа наркотиков чуть ли не узаконена? Отвечаю сразу: нет! Законы у нас такие же, как и во всех европейских странах. Но мы в своей жизни часто исходим не столько из буквы закона, сколько из соображений целесообразности. У нас, например, стараются без серьезных причин не сталкивать закон и человека. Да, в так называемых кафе-шоп у нас можно свободно купить марихуану, все об этом знают, но полиция закрывает глаза, а если устраивает облавы, то для виду.

нарко1
Больше того — государство дает наркотики бесплатно. В каждом городе на определенных улицах стоят автобусы с медперсоналом. Наркоманы знают, что сюда можно прийти, и им сделают укол мягкого наркотика — метадона. (Конечно, человека запишут, зарегистрируют.) Это делается для того, чтобы несчастный не начал добывать наркотики любыми путями. А какие у них пути — известно. Или украсть что-нибудь, или войти в банду. И для того, конечно, чтобы наркоман, если он хочет, выходил, как они говорят. То есть менял сильный наркотик на мягкий метадон, а потом постепенно снижал дозу и — излечивался… Наркотик не самодельный, чистый, уколы делаются одноразовыми шприцами, а значит, нет опасности распространения СПИДа. В общем и целом — снижается напряженность. Больные люди, жалкие люди, несчастные люди не загоняются в угол. Не доводятся до предела.

Однако я не уверена, что у вас такое возможно. Во всяком случае, пока. Общество должно пройти определенный путь осознания проблемы. А путь этот не пройден до конца и на Западе в большинстве стран. Поэтому нас ругали, говорили, что от нас распространяется вся зараза. Во многих газетах писали и по телевидению говорили про «голландскую болезнь», нас называли чокнутыми…

А у вас, насколько я знаю по опыту нескольких лет жизни в России, пока что борьба с наркоманией целиком и полностью отдана на откуп репрессивным органам.

 

У вас само собой разумеется, что наркоман — это преступник. У нас же делается все, чтобы наркоманию отделить от уголовщины. Никому в голову не придет зачислять мальчишек, курящих марихуану, по ведомству полиции. И сами школьники, попробовав, бросают, потому что четко осознают: дальше уже грань, за которой начинается уголовщина. Они понимают, что наркотики и учеба, наркотики и работа — несовместимы. А жить надо, как все люди, то есть стремиться к успеху, к реализации своих способностей. Но такое понимание зависит, конечно, от условий жизни, от общественной атмосферы. Ведь никто не хочет оказаться неудачником в жизни, лузером. Вот в чем суть.
Понятно, мы маленькая страна. Но очень стабильная, прочная. И потому можем позволить себе многое: обсуждать, экспериментировать. Вам покажется смешным, но вся Голландия дискутировала: этично ли, гигиенично ли двух заключенных держать в одной камере, не нарушает ли это права личности. И в конце концов пришли к выводу, что нельзя, что каждый заключенный имеет право на отдельную благоустроенную камеру. И даже в этом смысле сажать людей невыгодно: расходы очень большие… Но если серьезно, то дело, конечно, в другом. Человек, попавший в тюрьму, там развращается, приобретает уголовный опыт. И если он попал туда по какому-нибудь пустяковому поводу, там он становится, судя по материалам вашей прессы, уже как бы профессиональным преступником. А мы стараемся, чтобы наши люди как можно меньше соприкасались с тюремными нравами и обычаями, стараемся не унижать людей.

нарко3

У вас же считается, что наказание неотделимо от унижения. Человека сразу наголо остригают, напяливают на него какую-то немыслимую одежду… Я уже не говорю о нравах, которые царят за колючей проволокой. А когда в вашей прессе заводят речь о том, что так нельзя, что унижение противоречит всем общечеловеческим нормам, то очень многие принимают подобные рассуждения в штыки: «Это же преступники, поделом, мало еще!» Мне такие люди знакомы по Голландии. И у нас немало сторонников жестких мер. Но, к счастью, в большинстве своем общество сознает, что, унизив человека, оно получит врага. Униженный, оскорбленный человек несет в себе заряд агрессии, который может рано или поздно взорваться. И потому мы сейчас, например, обсуждаем введение альтернативного наказания, без лишения свободы. Да, тюрьмы у нас как у вас гостиницы, да, на выходные дни заключенных отпускают домой, но для наших людей даже самое малое ограничение свободы — уже страшное наказание.

Но, говоря о либеральности наших порядков, замечу, что я не всегда и не во всем согласна с некоторыми установившимися нормами. Скажем, у нас считается, что принудительное лечение наркоманов недопустимо: мол, это нарушение прав личности. На мой же взгляд, это уже извращенное понимание прав человека. Если человек, став наркоманом, нарушил те или иные нормы и законы, принятые в обществе, то общество имеет полное право защищать себя.

ЧТО ТАКОЕ ГОЛЛАНДСКИЙ ОПЫТ

У нас разговоры о легализации наркотиков уже сродни разговорам о футболе и воспитании детей. В которых, как известно, понимают и знают толк все.

Но я решительно – за обсуждение. Потому как при обсуждении, осмыслении какого-либо явления обязательно вынесем что-нибудь полезное, узнаем что-то новое, подчас совсем неожиданное.

нарко2

Например, никто не знает, какой непредсказуемой стороной может обернуться легализация наркотиков в нашей непредсказуемой стране. Меня просто потрясло высказывание на сей счет одного из моих знакомых наркоманов. Он полагает, что легализация у нас невозможна, потому что этого не позволит… наркомафия. Для нее это все равно что нож в сердце. И она будет всячески возбуждать «против» общественное мнение. А на крайний случай у нее отработан такой вариант: повсеместно громить аптеки, чтобы люди в них боялись работать…

Видите, какие умопомрачительные варианты и сюжеты дает реальная жизнь и как бледновато выглядят на их фоне однозначные мнения и высказывания. (Отдельно, в ДОПОЛНЕНИИ-2016 — о моей ментальной ошибке.)
И обратите внимание на дискуссию в Сети! Никто – никто! — не сказал, что против легализации будут боссы наркомафии. А ведь там, в Сети, высказываются люди, кое-что слышавшие и даже знающие. Хоть один-два человека точно знают! И – никто ни слова не сказал.

Боятся. И правильно делают. Потому что они – близко, боятся, что их могут вычислить.
Но главная наша беда в том, что мы все ищем простые решения. Или опровергнуть, дать отповедь. Или же быстренько перенять и внедрить некую технологию — и все будет в порядке. А технология — не спасает. Простых решений не бывает.

Для понимания надо чуть-чуть отвлечься от злобы дня и представить, что такое Голландия. Там жизнь построена на основах протестантской, буржуазной морали — труд, честность, дом, семья, еще раз труд и еще раз честность. И над всем этим — Закон и Порядок. Законопочитание у них в крови. И тем не менее законопослушные голландцы, столкнувшись с наркоманией, проявили удивительную гибкость. А может, вернее назвать это более близким для них словом — здравый смысл.

То есть власть и общество пришли к пониманию, что одними административными мерами положения не исправить. Беда подступила такая, что для ее преодоления требуются другие навыки, другие усилия и подходы. Тут необходимо особое отношение, бережность, внимание, воспитание, общее раздумье, ибо речь идет о детях, о молодежи, о настоящем и будущем страны.
И если что и перенимать у голландцев, так именно это отношение общества и государства к детям, попавшим в беду.

Вот что такое голландский опыт. По моему мнению.

Для справки. В 2008 году парламент Дании подавляющим большинством голосов принял решение, в порядке эксперимента, о раздаче шприцов с героином особо «тяжелым» наркоманам. Раздача будет проводиться три раза в день в специальных больничных кабинетах по всей стране. Цель все та же — отделить наркоманию от уголовщины, от добычи денег «на дозу» преступными путями.
В 2008 году Швейцария провела референдум. Теперь героин можно купить в аптеках по рецепту врача. По мнению 70 процентов швейцарцев, это снизит преступность на почве наркозависимости. Одновременно швейцарцы проголосовали против легализации марихуаны.

ДОПОЛНЕНИЕ-2016.
В те давние годы, выдвигая для обсуждения (всего лишь для обсуждения!) тезис о свободной продаже наркотиков в аптеках, я мыслил как типичный советский человек, сознание и подсознание которого вольно или невольно диктует, что в реальности на свете нет ничего, кроме его страны, его замкнутого пространства. Поэтому интересно, с какой легкостью разбил мои доводы американец Владимир Ковнер – естественно мылящий как гражданин открытого мира.

НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО
Владимир Ковнер,
литературный переводчик, Детройт (США)

Kогда за легализацию марихуаны выступают известные люди, плюс большинство крайне либеральной университетской профессуры, у многих рядовых американцев, особенно у студенческой молодежи (в общем-то просто ищущей острых ощущений) складывается определенное мнение. Прибавьте к этому влияние кино-теле-шоу-бизнеса, рок-музыки, где наркотики все время на слуху! Не случайно в городах с крупными университетами сторонники легализации марихуаны практически всегда выигрывают на референдумах.
Прибавьте к этому и впитанное с молоком матери трепетное отношение (пишу без малейшей иронии) американцев к свободам. Естественно, слова о свободе выбора — что делать со своей жизнью, своим здоровьем, особенно в пределах своего дома — падают на благодатную почву.

Как показывают социологические опросы, в США с каждым годом становится все больше сторонников легализации наркотиков. В 2011 году оно достигло 40-50 процентов. 16 штатов, включая Калифорнию и Вашингтон, округ Колумбия, уже легализовали использование марихуаны для медицинских целей, еще 6 штатов рассматривают этот вопрос.

Меня, как и многих американцев, не может не тревожить проблема в общем и наивность моих сограждан в частности.

нарко4

Вместе с моими партнерами Даниилом Векслером и Лидией Разран Стоун я перевел книгу российского писателя и публициста Сергея Баймухаметова «Сны золотые. Исповеди наркоманов». Никогда еще мне не приходилось читать ничего более мерзкого и страшного. Особенно страшного, потому что реальные действующие лица — дети. Уверен, в Америке она найдет своего читателя. Родители будут давать книгу своим детям, чтобы дети знали. Как писал в отклике на нее главный нарколог России Евгений Брюн: «Это знание, которое может спасти от беды».

Наркоманы, персонажи книги «Сны золотые…», свидетельствуют: тот, кто начал с марихуаны, рано или поздно неизбежно переходит на более сильные наркотики. И так — до конца.

Наконец, сторонники теории «легкого наркотика» не упоминают, что марихуана уже перестала быть «легким наркотиком». Конопля — растение. И, как всякое растение, поддается культивированию, изменению свойств. В 1974 году в конопле в среднем было около 1 процента наркотического вещества, к 1994 году этот процент вырос до 4-х. В преступном мире уже налажено выращивание конопли с содержанием наркотических веществ до 24 и даже до 40 процентов («Голландская смола»).

Все сторонники легализации наркотиков так или иначе ссылаются на опыт Голландии. Он уже стал неким мифом. Как и многие прежние мифы, он не выдерживает испытания действительностью.

 

Доктор К. Ф. Гуннинг, президент Голландского национального Комитета по предотвращению наркотиков, приводит такие факты… «С момента «легализации» марихуаны количество наркоманов-героинщиков выросло в три, а по некоторым оценкам – в четыре раза. Количество преступлений с применением огнестрельного оружия в Амстердаме увеличилось на 40 процентов, угонов автомобилей – на 62, ограблений — на 69 процентов».
Я с 1985 года езжу в Голландию. И мне, человеку со стороны, виднее. На моих глазах чистый прекрасный Амстердам превращается в запущенный, грязный город. Морально и физически. И таким его делают наркоманы, заполоняющие его улицы и кафе.

В последние годы власти отдельных городов принимают все более жесткие меры, закрывают наркоманские кофе-шопы. В Роттердаме, Утрехте, Роосендаале, Берген-оп-Зоме… В стране в целом.

Европейская пресса пишет: Голландия, чтобы очистить свой образ, пересматривают либеральные установки по легализации публичных домов, проституции и слабых наркотиков — в страхе перед растущей преступностью и социальным упадком. Новые ограничения на кафе, продающие марихуану, запрет на продажу «магических» грибов и планы очистить район красных фонарей в Амстердаме объявлены по всей Голландии.

«Идеалы нации были испытаны реальностью, — говорит социолог ДикХаутман из университета Эразма в Роттердаме. — Нидерланды пошли дальше других стран, разрешив всевозможные виды свобод. Испытание оказалось суровым. У нас такое чувство, что наша терпимость и является принципиальной причиной многих проблем, которые мы сейчас испытываем. Нынешние дебаты — о том, где кончается свобода и терпимость, и где должен начаться порядок».

Один из компонентов борьбы за легализацию марихуаны — использование в медицинских целях. До 1937 года ее широко использовали как болеутоляющее средство для всех типов болей, считали средством, уменьшающим тошноту при химиотерапии. Были сделаны многочисленные исследования, но ни одно из них не показало убедительно, что это более эффективное болеутоляющее средство, чем другие.

В 1996 году конгресс Калифорнии принял резолюцию, которая разрешила врачам прописывать марихуану как средство медицинского лечения. С того времени шесть других штатов и округ Колумбия провели в жизнь подобные меры. Было бы замечательно, если бы знающие (и честные!) врачи выписывали своим пациентам марихуану как лекарство, когда это необходимо. Но в реальной жизни все совсем не так.

Посмотрим, что происходит в штате Колорадо. Например, Брекенридж, популярный горнолыжный курорт, где в течение многих лет я каждый год катаюсь на лыжах. Средний возраст жителей – 29,5 года. В городе постоянно проживает 3000 человек. Сейчас этот маленький курортный город имеет семь (!) диспансеров марихуаны. Внезапно тамошние молодые люди стали страдать бессонницей, депрессией и другими болезнями (на горнолыжном курорте!!!).

Местная газета полна объявлений, рекламирующих «Клуб конопли», «Опекуны больных» и другие центры. В объявлениях вы можете прочесть мелким шрифтом: если у вас нет рецепта от врача, вас направят к такому врачу, который вам его выпишет.

Приведу оценку ситуации из той же газеты:
«Совет города Болдер, Колорадо, в настоящее время берет на себя обязанность разработать правила для диспансеров медицинской марихуаны. Разрабатывая эти правила, давайте не убьем этого гуся, который несет золотые яйца – появление новых рабочих мест и увеличение доходов для города».
Деньги! Городу нужны деньги! Вот вам и разгадка проблемы с острой необходимостью марихуаны в лечебных целях.

Итак, почему бы нам не сделать следующий естественный шаг?

После легализации марихуаны для увеселительных целей в январе 2014 года в штате Колорадо открылось 505 центров продажи «медицинской» марихуаны и 306 центров продажи «небольших» количеств марихуаны для увеселительных целей.

Естественно (даже забавно в какой-то мере), что та же самая газета полна криминальных историй, происходящих вокруг этих диспансеров, описаний несчастных случаев на дорогах города, происшедших под влиянием наркотиков… 19-летний студент из штата Вайоминг прыгнул с балкона отеля в Денвере после того, как он съел печенье с 65 мг психоактивной составляющей марихуаны… Житель Денвера, съев сначала насыщенную марихуаной конфету, и затем выкурив сигарету с марихуаной, начал говорить о конце мира, напугав жену и трех детей. Когда жена стала звонить диспетчеру скорой помощи, муж достал из сейфа пистолет и застрелил ее. Газета USA Today, 26 марта 2015 года: «В лыжном курорте Кистоун, Колорадо, 22- летний Люк Грегори Гудмэн из Тулы, Оклахома, застрелился, будучи на лыжных каникулах вместе с семьей. Со слов членов семьи, это произошло в результате передозировки от насыщенных марихуаной сладостей (он съел пять кусков, эквивалент 50 мг наркотической составляющей марихуаны)». И т.д. и т.п.

Более 4.4 миллиона американцев в возрасте от 12 лет и старше отвечают клиническому критерию зависимости и злоупотреблению марихуаной. 70 процентов подростков, доставленных в центры лечения наркомании, говорили, что их основным наркотиком является марихуана.

У нас некоторые сравнивают запрет на наркотики с «сухим законом», который привел к созданию мощных организованных преступных групп. Логика понятна: наркомафия возникла и существует только потому, что наркотики — вне закона. А легальное производство и продажа наркотиков подорвут на корню наркобизнес, могущество наркомафии.

нарко5

Теоретически – возможно. Но для этого надо достичь практически недостижимого международного соглашения, провести общую международную торгово-промышленную революцию. То есть — ввести легальное производство и продажу наркотиков сразу во всех странах мира.

Но даже и тогда наркомафия не исчезнет. Она займется перевозкой/перепродажей наркотиков из стран с низкими ценами в страны с высокими ценами, как это происходит сейчас с табаком. Более того — в преступный бизнес вовлекутся сотни тысяч, если не миллионы людей, и не помышлявших ранее о преступлении. Ну, это же не преступление – законно сделать покупку в специальном городском центре по продаже наркотиков, а может быть, и прямо в аптеке… А вывозка за рубеж – это уже дело вторичное.

Если же легализовать наркотики в какой-то одной стране, например, в США, то, во-первых, она немедленно станет магнитом для наркоманов из соседних стран, как это и случилось с Голландией. А, во-вторых, будет создана еще более благодатная база для развития наркомафии. Дешевые наркотики будут массово скупаться в «либеральных» странах и вывозиться в соседние государства. Или, наоборот, мафия просто «займется» снабжением центров легальной продажи наркотиков в «либеральных» странах. Скажем, в нашем примере – переправлять наркотики из Мексики в США. Ведь именно это и произошло с Голландией, где наркотики каким-то «мистическим» образом поступают в легальные кофе-шопы.

Не забудем — рентабельность наркобизнеса умопомрачительна. В начале века в России промелькнула информация, что некие мафиози вывозили кокаин из Колумбии на специально изготовленной мини-подлодке.
Прибыль от наркотиков тысячекратно окупает все.

Эти простые примеры убедительно говорят, насколько все не просто как в борьбе с наркомафией, так и в борьбе с наркоманией, включая легализацию наркотиков.

Можно понять сторонников легализации наркотиков. Как говорит директор Центра по изучению преступности института Катона Тим Линч: «Есть усталость от войны с наркотиками. Мы в ней принимаем участие уже 40 лет, потратили триллион долларов, а наркотики, как и раньше, доступны. Американцы устали от безрезультатной войны, но главное, они понимают, что эта война проиграна».

Однако напомню: есть войны, которые общество и государство обязаны вести непрерывно. Например, война с преступностью. Включая наркобизнес.

А кому-то хочется панацеи, простых решений. Мол, разрешим, легализуем наркотики — и все само собой образуется. Увы, не образуется. Независимо от точки зрения – за легализацию наркотиков или против – ясно одно: простых решений здесь не бывает.

нарко6

Закон всеобщий — спрос рождает предложение. Единственный действенный способ, как и в любом рыночном механизме — минимизация спроса. Сделать это можно только воспитанием, просвещением подростков. Потому я и взялся переводить книгу россиянина Сергея Баймухаметова «Сны золотые. Исповеди наркоманов», говорит Владимир Ковнер.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x