ГЕРОИ РАССКАЗЫВАЮТ О СЕБЕ

В МИА «Россия сегодня» состоялся в понедельник круглый стол, приуроченный ко Дню солидарности в борьбе с терроризмом 3 сентября, с участием ветеранов «Альфы» Сергея Гончарова, Владимира Елисеева, Владимира Березовца и Виталия Демидкина.
Появление даты 3 сентября связано с трагическими событиями 1 — 3 сентября 2004 года, когда в досель неизвестном североосетинском городе Беслане в результате террористического акта в элитной школе № 1 погибли 334 человека. После этого два года работала комиссия парламентского расследования зампреда СФ Александра Торшина. Выявились удивительные вещи в поведении террористов, журналистов и депутатов, из которых четверо получили командировку в зону будущего теракта. Вся история оказалась позором журналистики, которая постаралась игнорировать выводы комиссии Торшина и не связала ее с неспособностью власти организовать алкогольный рынок.
Были и другие факты, которые скрыли от общества. В частности, чрезвычайно высокий культурный уровень погибших детей Беслана, из которых сделали «группу смерти». Кто-то сообщил террористам, что их штурмует спецподразделение «А», которое умеет штурмовать, но не обороняться. И тогда на офицеров пошли смертники. Они шли шатающейся походкой и взрывались. Почему их пропустили? Почему они свободно прошли мимо четырех школ, стремясь именно к элитной школе № 1?
Одиннадцать офицеров погибли. В школе сделали музей, отстроив новую. После этого ФСБ взяла организацию алкогольного рынка на себя и не справилась, а журналисты узнали, что Беслан – богатый город, алкогольная столица России. На кладбище установили памятник погибшим офицерам – бронежилет и каска, прикрывающие маленького медвежонка. Боль потерь безмерна, и страшно подумать, что все это можно было бы предотвратить.
Такая постановка вопроса участникам пресс-конференции, мягко говоря, не понравилась. Борцы с терроризмом ставят общую задачу и рассказывают то, что хотят увидеть в публикациях о себе, путая журналистов. Однако их история служит поучительным доказательством глупости диссидентов, отрицавших советскую систему. Лубянка их использовала для эффективной работы со странами – основателями международного террористического интернационала. После развала Союза стало сложнее, но контакты сохранились, работа строилась на опережение в зонах формирования террористических ячеек за пределами России.
Управление «А» Центра специального назначения ФСБ, прозванное журналистами «Альфой», ведет начало от секретного приказа от 29 июля 1974 года, которым по инициативе Председателя КГБ СССР Юрия Андропова было создано особое подразделение «А» (от слова «антитеррор») в Пятом управлении КГБ СССР по пресечению террористических и диверсионных акций.
Решение о создании группы «А» было принято после террористического акта на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году, жертвами которого стали одиннадцать заложников – членов израильской олимпийской сборной. Андропов поставил задачу на опережение исключить теракты на предстоящих в 1980 году летних Олимпийских играх в Москве.
На пресс-конференции вспоминали не только Беслан, но и штурм дворца Амина в Кабуле и операцию в Тбилиси. Спецподразделение «А» осуществило все известные обмены и участвовало в международных соревнованиях, занимая первые места.
Отвечая на упорные расспросы, Демидкин рассказал, как вести себя, оказавшись в зоне теракта. Не махать руками, не привлекать внимания к себе, собирать информацию и прятаться, если началась стрельба. Перевязать человека рядом в случае кровотечения. Искать возможности отходных путей. С божьей помощью остаемся в живых и даем показания.
Елисеев неохотно ответил на вопрос «МП» про обучение журналистов для работы на терактах. Не каждому следует этим заниматься, но кому-то надо освещать. Предложил журналисту записаться на учебу в качестве заложника.
Я и так заложник информации в своей голове и компьютере, за это убивают бесславно без всякого геройства.
Надо сказать, значительный объем информации прозвучал на пресс-конференции далеко не впервые. Ветераны пересказывали то, что могли увидеть все с экрана телевизора. В частности, про смену тактики. Пронести взрывное устройство трудно, и террористы меняют тактику. Арендуют или угоняют автомобиль и принимаются давить людей на людных улицах города, облюбованных туристами. В Париже уже трудно увидеть парижанина, это не Париж. А людей пугают информацией о сотнях прибывших террористов вместо того, чтобы их ловить. Борется с терроризмом одна Россия, Запад отказывается от предложений Путина. Россия в Сирии одержала победу, и ее же обвиняют в поставках оружия талибам. Террористы бегут из Сирии. Ожидается, что разожгут Афганистан – слабое звено. Афганцы говорят, остались бы шурали – был бы порядок. США ненавидят.
Смысл пресс-конференции в моем понимании в значительной степени придала журналист МИА «Россия сегодня» Елена Дорошенко со своей брошюрой «Как не превратить теракт в информационный взрыв: мини-руководство для журналистов по теме терроризма, экстремизма и противодействия террору» (М.: РУДН, 2017). Автор рассказывает о том, как новости создают историю и что такое нарративы, какое государство строит псевдохалифат ИГ и почему это не ислам, как работает сенсация нашего времени, как правильно говорить о том, о чем нельзя молчать, называть вещи своими именами не в ущерб этике и здравому смыслу. Короткая, емкая по смыслу брошюра является грамотным руководством для конструктивного журналистского поведения в условиях опасности, причем не только во время острых событий, но чтобы не способствовать их развитию.
Так Елена Дорошенко представила возможный ответ на вопрос, за который взялись и не справились ветераны.
Лев МОСКОВКИН.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x