О ГАЗИФИКАЦИИ И ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ

Пользуясь раздорами внутри ветвей власти, приватизаторы общественного пространства требуют с граждан десятки миллионов за подключение к газораспределительными сетям.

Дело не в газе. Жили без него и дальше выживем. Тем более этан является ценным сырьем, из него полиэтилен делают. Соответственно правительство проводит в Думе закон об обратном акцизе на этан.

Путин повелел придумать механизм газификации России не за счет населения. Срок исполнения истекает через две недели. Промежуточный этап закончился тем, что Путин в обход Думы с правительством поговорил с главой Газпрома Миллером. Согласно принятой традиции, главу компании позвали на разговор с президентом с готовым решением.

В то же время в Думе отчаянно спорили по отклоняемому законопроекту ЛДПР о технологическом присоединении объектов индивидуального жилищного строительства, дачных домов, садовых домов к газораспределительным сетям за счет средств газораспределительных организаций.

Документ называется «О внесении изменений в статью 23.2 Федерального закона «О газоснабжении в РФ» и главу 9 Кодекса РФ об административных правонарушениях».

Из споров в Думе можно узнать много интересного. За конкретикой об этане, мазуте, коньяке и прочих соках, водах, белках, жирах и углеводах встает прелюбопытнейшая картина.

Действующая система выстроена в девяностые годы в масштабном формате генетической инженерии, когда людей или страну в целом заставляют делать нечто нелогичное и затем создают непреодолимые проблемы с исполнением.

Специально для революционно настроенной интеллигенции замечу, что пора бы перестать демонстрировать невежество. Все наши проблемы на власть не свалишь, потому что выстроенная аморальная система мира является движущей силой макроэволюции одинаково и в дикой природе. Реальная власть закопана в генетике человека.

В России до сих пор не могут решить проблему переработки ископаемых углеводородов. Система определяет прямой экспорт с запретом на газификацию страны при обязательной стерилизации денег за экспорт.

Зомбированные хитроумными манипуляциями вокруг экономических теорий россияне вынуждены слушать потоки информации об отравлении великого блогер-политика Навального, из-за которого никак нельзя достроить очередной газопровод в Европу.

У россиян своих проблем хватает. В том числе с топливом. Страна большая и в основном северная.

«Сейчас из-за пандемии десятки миллионов наших граждан переехали на свои дачные участки. В законопроекте говорится об ИЖС. Вот в Петербурге 60 процентов садоводств в Ленобласти не газифицировано. Трубы тянем, не знаю куда, а под Питером в Павловске, в пригородах садоводства многие не газифицированы до сих пор», – заявил единоросс Сергей Вострецов.

Эсер Валерий Гартунг рассказал, что в мае к нему в приемную обратился ветеран боевых действий. Газ в двухстах метрах от его дома. За подключение попросили 14,7 миллиона рублей. Хотя у нас есть закон, по которому в пределах двухсот метров фиксированная цена 50 тысяч.

Законопроект ЛДПР все же отклонили. Председатель ответственного комитета по энергетике Павел Завальный вынес честный приговор: «И не надо упрощать эту задачу. Если бы такие сложные вопросы так бы просто решались, законом в полстранички, мы бы жили бы в другой стране, но нет простых решений, коллеги, я об этом хочу сказать».

Интеллект – не менее ценный ресурс России, чем газ, и ситуация с ним устроена по тем же схемам. Выстроенная схема перекачки мозгов за рубеж, основанная на их выкачивании из продукции отечественной системы образования. Поскольку российская интеллектуальная собственность оставлена без защиты, можно было бы не выгонять ученых из страны, чтобы потом платить большую зарплату и перевоспитывать, а просто брать отсюда готовые решения НИОКР. Тем более идиотически смотрится разрушение отечественных систем образования и науки.

Особенно дикая ситуация выстроена вокруг возможных исследований нашего общего будущего, то есть изменений климата и эволюционной генетики человека. Сначала запретили исследования под страхом увольнения с последующим преследованием и поражением в правах. Затем под предлогом пандемии из России сделали нечто вроде студии «Дом-2», чтобы в этом шоу за стеклом североамериканских платформ видеоконференцсвязи наслаждаться созерцанием того, как россияне будут выживать или умирать.

Проще бы дать российской науке изучить проблему, но ментальность действующего в глобальном мире двоевластия такова, что ставить эксперименты над населением интереснее.

Не думаю, что результат эксперимента подойдет экспериментаторам. В России живут необычные люди и реакции у них нестандартные.

Вопреки сублетальным условиям человеческой среды обитания, или, наоборот благодаря им, страна живет и местами процветает.

Председатель Думы Вячеслав Володин констатировал, что вирус пришел и у всех есть понимание: оказывается, наука не умерла, оказывается, наши врачи лучшие. Давайте любить свою страну. Политические наши мировоззрения у каждого пускай будут, но страна у нас одна.

«А то мы страну топчем – топчем, мы, где надо, сравниваем с Западом, где надо, сравниваем с Востоком», – Вячеслав Володин предложил, чтобы за лозунгами были решения.

Завального Володин не слушал.

Реплика председателя прозвучала в ответ на выступление коммуниста Николая Осадчего в рамках правительственного часа с участием Минобрнауки Валерия Фалькова.

Коммунист утверждал, что наука в текущей трехлетке получит из бюджета от 0,44 до 0,42% ВВП, со снижением процента. Для сравнения, Япония, Германия, Соединенные Штаты, Китай. Франция. Швеция. Израиль – 3-4 процента от ВВП. Количество работников науки в РСФСР составляло около полутора миллионов человек, а в 2018 году – 887 тысяч. За рубеж уехали более двухсот тысяч ученых и инженеров. Около миллиона научных сотрудников просто ушли из науки в другие сферы. Главные причины – зарплата и низкий престиж.

На самом деле ситуация хуже, чем описал Николай Осадчий указанием на следствия вместо причин. Министр Валерий Фальков описал ее более адекватно.

Среди прочего министр достаточно неожиданно заявил: «Я не являюсь апологетом или большим сторонником болонской системы, бакалавриата и магистратуры поскольку сам закончил традиционную систему и знаю, что такое специалитет в советском вузе».

Фальков сообщил, что у нас сегодня есть 186 направлений бакалавриата и 124 направления специалитета, соотношение примерно 60 на 40. В ОПК точно надо поддерживать специалитет, наш традиционный подход. Обсуждается продление специалитета с пяти до шести лет. Это специфика знаний и понятные специалисты для нашей промышленности, стандартники.

Точно так же речь идет о научных специальностях и направлениях. Одно из последних обсуждений министр Фальков провел с биологическим факультетом МГУ по специальной программе фундаментальной биологии с ориентацией на подготовку специалистов по генетическим технологиям.

Есть предложение сделать такой специалитет 5 или 5,5 лет.

На кафедре генетики информация министра принесла неожиданную радость. О чем речь, там не знают. Насколько мне известно, несколько лет назад на биофаке прошла вестернизация образования со значительной ротацией руководства. Преподаватели остались те же и им проходится обслуживать несколько новых факультетов кроме того, который я заканчивал. На научную работу физически нет времени. Зарплата в пределах двадцати тысяч и мотивации нет. Пандемия добавила проблем: 65+ не допускают до студентов и приходится готовить молодых дублеров. Эти люди воспитаны на совершенно другой научной базе. Они не знают отечественной генетики и ее ярких представителей, которые, собственно, сделали эту науку, начиная с Сергея Серогеевича Четверикова и Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского.

Кстати, о зарплате. Володин с нее начал. С невыполнения указа и разрыв в доходах ректоров и рядовых преподавателей. Предложено надбавки ректорам увязывать с тем, как они заботятся о доходах преподавателей. Фальков в принципе согласился, но конкретизировал, ограничив теми, кто своим преподаванием обеспечивает показатели вуза.

Избирательное применение карантинных мероприятий не обсуждается. В Думе пытаются добиться хотя бы того, чтобы вузам оплачивали расходы.

Вопрос о замораживании платы за обучение на время пандемии решает само министерство. Сергей Миронов ставит вопрос круче: в государственных вузах платного обучения быть не должно. Государственная политика строится иначе, бесплатные места продвигаются в негосударственные вузы.
Эсер Алексей Чепа с укором сказал, что в качестве успеха государственной политики нам преподносится снижение стоимости кредитов на образовательные цели. Такой подход депутат считает в корне неправильным. Все абитуриенты, которые желают обучаться по направлениям подготовки, соответствующим государственным приоритетам, должны получить такую возможность за счет средств федерального бюджета.

Звучит справедливо, но реальность немного другая. Вячеслав Володин заставил признать факт двойного увеличения числа студентов относительно советского времени. Как мне известно, в нынешнее время многие студенты переводятся на заочку, чтобы снизить плату. Что касается разговоров о конституционной доступности бесплатного образования, меня они напрягают.

Валерий Фальков – третий министр образования и науки для нынешнего состава Государственной Думы. Никонов говорит с ним на одном профессиональном языке и видит во многом одни и те же проблемы системы высшего образования и науки.

Первое – это отсутствие стратегии. Есть утвержденная президентом стратегия научно-технологического развития, но сопряженной с ней стратегии подготовки кадров не существует.

Второе – кадры. Еще двадцать лет назад Российская Федерация была первой в мире по количеству исследователей – ученых. Сегодня на четвертом месте. Мы отстали от Китая в шесть раз, от США вдвое. Отставание во многом за счет уехавших в США.

Подготовка кадров высшей квалификации не дает нужного количества притока. Сокращается количество диссертационных советов. За последние тридцать лет в науку и высшее образование пришел только один процент выпускников российских вузов.

Заработная плата в науке и образовании Российской Федерации неконкурентоспособна по мировым меркам, а рынок один всемирный.

Третье – наукометрия. Оценка работы и преподавателей вузов, и научных работников строится во многом на публикационной активности и самые большие баллы дают публикации в зарубежных журналах. Конторы, которые зарабатывают на публикациях наших ученых в зарубежных журналах, подконтрольны западным спецслужбам. Отбирают то, что им нужно, и публикуют то, что им выгодно. В рейтингах продвигают людей с наиболее антироссийской позицией.

Зачем это нужно нам, Никонов не знает.

Четвертое – цифровизация. В заключении Счетной палаты замечено, что исполнение национального проекта «Образование» в части цифровизации наименьшее – 9%. Кроме того, учили на платформах зарубежных – Skype, Zoom. Национальные слабее. Нам нужна своя большая, собственная образовательная платформа.

Пятое – инфраструктура. Как минимум в пять раз меньше средств выделяется, чем надо, чтобы остановить разрушение вузовской инфраструктуры, зданий. Совсем не выделяется средств на строительство новых общежитий и кампусов. А мы хотим еще привлекать иностранных студентов и быть конкурентоспособными. Где они жить-то будут, эти студенты?

Шестое – деньги. Финансирование у нас в отношении на душу населения и процент ВВП – 84 место. Средние данные: в Евросоюзе на образование 5%, у нас 3,6. Наука по президентскому указу 2012 года – 1,77% ВВП. Сейчас 1,11.

И седьмое, последнее – воспитание. Президентский законопроект Дума приняла. Есть программа воспитания, подготовленная Министерством просвещения. Никонов не видел программы, подготовленной Министерством высшего образования и науки.

Свое выступление Никонов начал с сакральной констатации: «Когда мы говорим о науке и образовании в изменившихся условиях, я думаю, прежде всего, от лица всей Государственной Думы, от лица наших избирателей мы должны поблагодарить наших ученых, поблагодарить за то, что они сделали во время коронавирусной инфекции, когда они продолжили традиции нашего великого нобелевского лауреата Ильи Ильича Мечникова, основоположника иммунологии, и сделали вакцину. Спасибо вам большое!»

Фальков остался доволен конструктивным отношением и поддержкой высшего образования и науки. Три дня он больше был в Думе, чем в министерстве. Это совершенно другой взгляд на высшее образование. Очень полезно и правильно.

Я обещал о хорошем. Так вот оно — в нас, и по крайней мере один министр соответствует нашим ожиданиям. Во всяком случае, так мне кажется по итогам правительственного часа в Думе.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x