Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ГОД НАУКИ БЕЗ ДЕНЕГ И НАУКИ?

ГОД НАУКИ БЕЗ ДЕНЕГ И НАУКИ?

Год науки и технологий

Президент РАН Сергеев подводит итоги и строит планы на будущее. Президент страны Владимир Путин на заседании попечительского совета МГУ им. Ломоносова в минувший четверг, 24 декабря, удивил – предложил объявить в России наступающий 2021 год Годом науки и технологий.

В тексте указа приведено короткое обоснование: в целях дальнейшего развития науки и технологий в Российской Федерации.

Президент Российской академии наук Александр Сергеев в тот же четверг выступил с онлайн-конференцией в Президентском зале МИА «Россия сегодня».

Выступление Сергеева вместе с ответами на вопросы продолжалось полтора часа. Представить из него какую-то целостную картину невозможно, и пришлось проводить небольшое аналитическое исследование. Можно понять, что Сергеев консерватор и сторонник советского формата организации науки с ГКНТ во главе. Поскольку все полезное оказывается советским, а все советское вызывает идиосинкразию и возродить его элементы невозможно, Сергеев предпочитает ничего не менять и новых структур не создавать, а просить только денег. Сергеев, видимо, понимает, что он всего лишь президент Академии, органа декоративного, ничего не решает и может только в допустимых пределах высказывать собственное мнение.

Например, Сергеев не приемлет агитацию против российских вакцин. Отвечая на агрессивный вопрос о недопустимости применения непроверенной вакцины «Sputnik-V», Сергеев обнаружил хорошее знание типологии вакцин. Pfizer и Moderna в США использовали вирусную м-РНК. Эпитопная вакцина новосибирского Вектора «ЭпиВакКорона» содержит генно-инженерный белок, подобный белку SARS. Институт Чумакова разрабатывает цельновирионную вакцину на основе инактивированного вируса из реконвалесцентов. Если есть опасения, можно выбирать из линейки разных вакцин.

Можно понять, разработчики вакцин пошли разными путями к быстрому результату. Осталось непонятным, используется ли ситуация с ковидом для поиска принципиально новых решений в сфере вакцинопрофилактики и стимуляции иммунного ответа.

Остальные вопросы касались обустройства науки. Тема дня из сферы журналистских интересов как-то выпала.

Инициатива Путина застала Сергеева врасплох. Обычно тематический год объявляется заранее, чтобы можно было подготовить программу мероприятий. Под них выделяются финансирование. Ничего этого нет. Наоборот, по словам Сергеева, денег для науки будет меньше. На согласования уйдет несколько месяцев. Если денег не будет, Год науки окажется весьма обременительным для науки.

У нас каждый год какой-нибудь год. В 2015-м прошел Год литературы. Хотя и не столь волюнтаристским было решение, массовому читателю он ничего не дал. Потому что не ставилась задача решить основную проблему навигации по литературе и доступности для читателя интересной книги по его вкусам.

С наукой проблемы в общем те же. Общественность России не имеет доступа к достижениям науки. Нехитрая истина открыта так давно, что я даже не знаю кем. Открытие не становится открытием, пока специально обученные ученые не расскажут об этом обществу. Поток новых данных идет подобно булкам в сказочном мультфильме, где двое из ларца, одинаковы с лица, сами их тут же глотают.

Полвека назад в СССР создана система научно-популярного информирования населения. Для этого в России существует мощная база: любознательный народ и научно-популярная периодика, заложенная еще в девятнадцатом веке.

Так же полвека существует система массовой дезинформации о науке. В качестве величайших открытий обществу предъявляется не то, не так и не тех авторов. Догадайтесь, кто кого победил.

В итоге к объявлению пандемии человечество было тщательно подготовлено, понимание происходящего с ним надежно исключено.

Используя ту же площадку МИА «Россия сегодня», удалось пробить блокаду научной истины. Александр Сергеев выступал публично, может быть, даже больше, чем все его предшественники во главе Академии, вместе взятые. Ковидло заставило раскрыть в онлайне перепалки академиков с непримиримыми противоречиями.

К сожалению, все остальные научные советы, кроме РАН по ковиду, остаются наглухо закрытыми. Ученые и преподаватели панически боятся свежего воздуха.  Академики вряд ли знают, что происходит в науке, на их изоляцию была направлена одна из целей реформы РАН. Данные опроса показали оценки состояния науки в мрачных тонах. Сергеев связывает пессимизм с тем, что Академия не принимает участия в принятии решений.

Академики видят три стратегии развития науки, другие им неизвестны. Одни считают необходимым подлизываться к власти, просить и умолять дать больше денег. Другие требуют разговаривать с властью с металлом в голосе. Третьи считают все шашни с властью делом безнадежным.

Есть еще Михаил Ковальчук, который, видимо, считает безнадежным диалог с академиками и идет своим путем.

Сумев возглавить Курчатовский институт и с ним почему-то почти всю генетику, Ковальчук с высоты положения решает судьбы науки. Он направил председателю правительства Мишустину письмо с предложением разделить науку на пять кластеров: уникальные научные установки с финансированием за счет госзаказа, фундаментальные исследования с гибридным финансированием за счет бюджета и грантов, исследования глобальных социально-экономических процессов, прикладные исследования с финансированием наполовину заказов промышленности. Пятую группу составят ведущие исследовательские университеты МГУ, СПбГУ и другие.

Креативный Ковальчук предложил по типу Германии назвать научные кластеры именами Игоря Курчатова, Михаила Ломоносова, Владимира Вернадского, Сергея Королева и Петра Великого.

Мишустин наложил резолюцию «Чернышенко Д. Н. Прошу разобраться и доложить».

Инициатива Ковальчука ошарашила Сергеева не меньше Путина. На обсуждение в Академии письмо не расписано, Сергеев узнал о нем из СМИ.

Идеи Ковальчука активно поддерживают либеральные СМИ. Письмо можно прочитать в газете «Троицкий вариант – наука» под рубрикой «No comments».

Мнение Сергеева таково, не нужно новых судьбоносных проектов. Лучшие наши институты в трудные годы научились выживать, проводя параллельно разные направления исследований, фундаментальные и прикладные, добывая на это деньги из разных источников. По поводу идей Ковальчука, наверное, будут высказаны разные мнения, свое Сергеев высказал.

Справедливости ради надо отметить, гибридные стратегии выживания науки не являются перестроечным know-haw. Например, еще Андрей Будкер, оригинал не меньше Ковальчука, приспособил ядерные технологии для сельского хозяйства.

Для Александра Сергеева главным вопросом неожиданно стал Год науки и технологий. Но сказать что-то по сути опроса он толком не мог сказать, кроме общих рассуждений. Говорил о роли молодежи в науке. Предупредил, что через десяток лет золотой фонд российской науки уйдет. Высказал пожелание по программе реновации отечественных научных школ. Когда внутри одной школы работают старшие и младшие, там нет конкуренции. Президенту Академии очень хотелось бы, чтобы по итогам года прошел форум научной молодежи.

Важно, чтобы государственные каналы, влиятельные СМИ давали лучшее эфирное время и лучшие страницы, чтобы там появлялись наши ученые.

Указ президента вышел 25 декабря, на следующий день после пресс-конференции. Администрации президента в срок того же дня предписывается образовать организационный комитет по проведению Года науки и технологий и утвердить его состав. Сопредседателями оргкомитета президент назначил зампреда правительства Дмитрия Чернышенко и своего помощника, экс-министра Андрея Фурсенко. Правительству надлежит обеспечить разработку и утверждение плана основных мероприятий. Регионам рекомендовано осуществлять необходимые мероприятия.

Действия власти в отношении науки и образования строятся по технологиям «застать врасплох и ошарашить». В те же дни Минобрнауки выпустил приказ об изменении планов учебной практики. Преподаватели сидят, не разгибая головы. Что-то в этом есть.

Президент Академии считает отношения с профильным министерством хорошими. Судя по по обсуждению состояния науки в комитете ГД по науке и образованию, министерство не особо озабочено судьбами науки.

Путин аргументировал идею Года науки и технологий следующим образом (цит. по ТАСС): «Вызов эпидемии, с которым столкнулась цивилизация, очень четко, убедительно показал колоссальную значимость тех сфер, которые определяют безопасность, качество жизни человека».

Речь идет о здравоохранении, образовании, экологии и в целом о науке и технологиях.

Путин обратил внимание на ценность труда людей, которые посвящают себя этой работе, выполняют свой профессиональный долг, идут непроторенной дорогой, добывают новые знания и передают их молодым поколениям. Такой вклад в развитие страны, конечно же, заслуживает особого общественного и государственного признания.

Чем Год науки и технологий поможет признанию труда ученых и при чем тут Академия? Вопросов осталось не так много, потому что они такие основополагающие. Я бы сам не смог сформулировать исчерпывающие ответы даже под дулом пистолета. А президент Академии постоянно в подобном положении.

В любом случае, президент страны прав. Вакцина или Год науки – это те случаи, когда торопливость нужна не только для ловли блох. Блохи в это мире развелись зело крупны и агрессивны.

Уничтожение отечественной научно-популярной журналистики прошло завершающим этапом подавления национальной науки. Сначала в семидесятых годах при активном содействии академиков разрушили научные коллективы изнутри профессиональной ревностью через неэтическую конкуренцию.

Владимир Павлович Эфроимсон рассказывал о таком научном явлении в спецкурсе генетики человека. К разрушительной реформе науки в семидесятых Эфроимсона и Тимофеева-Ресовского уже не было на университетской кафедре. Развернулась кампания изгнания старой профессуры Московского университета классического толка. Произошло уничтожение научных школ, о которых теперь грустит Сергеев. Далее прокатилась волна закрытия диссертационных советов. Выдавливания профессуры и совместительства. Принудительный перевод преподавания на английском.

Последняя реформа Академии была направлена не только на изоляцию академии, но прежде всего на эмиграцию молодых ученых. Сколько уехало, посчитать невозможно. Сергеев не знает, законно или нет, приложившие свою голову там, оставляют здесь свой дух в штатном расписании и институту идет в зачет их публикационная активность.

Реформа Академии сопровождалась мощной кампанией дискредитации в тем самых ведущих СМИ, от варварской природы которых Сергеев ждет милостей. Без профессиональной ревности академики не стали бы академиками. В итоге серии разрушительных реформ они остались без исполнителей. Без них российская наука в относительно неплохом положении по сравнению со странами, где финансирование намного больше.

Александр Сергеев хочет и не может сказать правду о реальном состоянии науки, поэтому приветствует острые вопросы. Однако журналисты не знают, что спрашивать.

Так и живем…

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top