АРОМАТЫ ПРЕКРАСНОГО И ВЕЧНОГО ОТ МУЗЕЯ «СОБРАНИЕ»

К новогодним и рождественским праздникам музей Давида Якобашвили «Собрание» и Библиотека ароматов «Деметр» подготовили совместный проект, который представляет коллекцию музея через призму разнообразных ароматов.

Каждый из восьми специально созданных купажей ассоциируется с определённым разделом экспонатов «Собрания». Эстетика старинных фотокарточек и почтовых открыток, удивительные переливы художественного стекла, фактура бронзовых скульптур, вращающиеся детали в механизме кукол-автоматонов, чувство предстоящей долгой дороги при взгляде на карты прошлых веков – все это теперь можно услышать в новых ароматах.

Можно ли описать свет? В мире недостаточно слов чтобы передать его всеобъемлющую энергию. Зато мы можем увидеть многогранность и полноту свечения через… стекло. Блики играют на гранях, радужка мелькает сквозь рельеф, а цветная роспись раскрывается бесконечностью оттенков. В аромате «Свет» первое весеннее солнце, свежесть и ноты османтуса, которые пробудят внутренний свет, скрывающийся в каждом из нас.

На флаконе ваза выдающегося французского художника – Эмиля Галле, который увлекался не только искусством стекла, но и ботаникой. Особую красоту он видел в сочетаниях природных форм, а потому большинство его изделий имеет флористические мотивы. Если поднести творение Галле к источнику света, то взгляд окутает ореол дымчатого свечения, а сам предмет предстанет с совершенно новой стороны.

Приглушенный треск иглы, скользящей по виниловой пластинке, медный звон от касания струны, стук механизмов в дубовом корпусе музыкальной шкатулки. У музыкальных инструментов есть свои звуки, предшествующие волшебству воспроизведения мелодии. В этом аромате раскрывается природа звука. Древесный и слегка еловый, он словно переносит нас в мастерскую, где вот-вот закончится сборка первого граммофона. Значительная часть коллекции музея «Собрание» составляют самоиграющие музыкальные инструменты. Музыкальные шкатулки и шкафы, органы и органетты, оркестионы и механические пианино и множество других удивительных музыкальных инструментов, каждый из которых не только воспроизводит программу музыкального носителя, но и обладает своим характерным звучанием.

Перебирая старые альбомы, конверты с письмами и открытками, мы приоткрываем завесу прошлого, пытаясь по крупицам собрать историю человеческой жизни. Со временем бумага устаревает, печати стираются, и лишь чернила нашей собственной памяти сохраняют воспоминания. В этом запахе атмосфера старинного семейного альбома, случайно обнаруженной на антресоли газеты «бабушкиных времен» и теплоты воспоминаний, которые согревают душу даже в самый ненастный день. В коллекции музея «Собрание» собрано несколько сотен старинных почтовых открыток, рекламных плакатов и афиш, снимков первых в стране фотографов. Каждый лист, каждая страница рассказывает историю. Куда была отправлена эта открытка и дошла ли она до адресата? Что окружало фотографа за рамками обстановки, вошедшей в объектив? У этих загадок прошлого, пожалуй, уже нет ответа. Остается только сберечь эти фрагменты памяти как осколки чьей-то истории.

Время. Оно неосязаемо, но вместе с тем ощутимо. Оно скоротечно и изменчиво. Оно повсюду, но его нет нигде. Время – это подвижный эфир, меняющий пространство и форму, начинающий и заканчивающий любой жизненный процесс. В аромате «Время» – неуловимость. Металлические ноты вращающихся в часах шестеренок и яркий цитрусовый акцент, как острота стрелки, шагающей по минутам. Один из разделов коллекции музея «Собрание» посвящен часовому искусству. Напольные и каминные, настенные и карманные, каретные и консольные… Каждый предмет не просто прибор для измерения времени. Это подлинное произведение искусства. Увидеть время – невозможно. Но мы можем увидеть и рассмотреть единственных носителей времени – часы.

Отдаленное пение птиц, доносящееся в открытое окно ранним утром, плавно опускающаяся наземь цветущая сакура, звон кубика сахара, брошенного в фарфоровую чашку: в аромате «Хрупкость» – еле уловимый яблоневый цвет. Весенний ветер разносит дымку аромата душистых цветков, делая его незаметно-легким, но таким узнаваемым. Отдельная экспозиционная зона музея «Собрание» называется «Древо жизни». В ступенчатой композиции в виде массивного дерева, протянувшегося на два этажа, расположились механические поющие птички в изысканных клетках. Крошечные соловьи и канарейки за тончайшими золочеными прутьями олицетворяют хрупкость, нежность и элегантность, которая вызывает восторг у публики уже несколько веков.

Первый шаг ребенка, замедляющийся ход поезда, распахнутые объятиям руки, вращающиеся шестеренки… Движение окружает нас повсюду. Еще в Древней Греции человек сделал движение механическим, создав первый автоматон – механизм, позволяющий кукле животного или человека двигаться. Многие столетия кукольные движения радуют детей и восторгают взрослых, потому что сама возможность движения – это большое счастье. Таков и аромат: легкий и слегка наивный, радующий сладостью, по-детски радостный и мягкий, – он еле уловим вблизи, но раскрывается шлейфом в движении. На одном из этажей музея «Собрания» располагается коллекция кукол-автоматонов. Мастера механики на протяжении многих веков совершенствовали свои изобретение для того, чтобы движение было подвластно алгоритму. И им это удалось. Сейчас старинные автоматоны вызывают такое же удивление, как современные роботы. Но всё это было бы невозможным, если бы не магия человеческого движения, вдохновляющая на поиск и творение.

В основе аромата «Путь» – узнаваемый запах пачули. Удивительно, но причудливое растение в прошлом было тонко связано с атмосферой дальней поездки. В XIX веке дамы, отправляясь в дорогу, неизменно брали с собой эфирное масло пачули для того, чтобы защитить шерстяные вещи от моли. Позже выяснилось, что аромат, помимо прочего, пробуждает мужское обоняние. Поэтому выражение «надушенная шаль», скорее всего, иллюстрирует именно запах пачули. В коллекции музея «Собрание» представлена обширная коллекция карт, большинство из которых представляет территории Южных регионов России, Кавказа и Закавказья. Именно они помогают воссоздавать исторические подробности и анализировать изменения границ, ну а подлинный триумф карт произошел в далеком прошлом, когда из географического документа они стали самостоятельными произведениями искусства, которое сейчас позволяет нам не только заглянуть в прошлое, но и насладиться изысканным исполнением.

Человек способен придать форму практически всему, что его окружает. На протяжении столетий лучшие художники мира обращаются к объему: скульпторы пробуют новые материалы, гончары бережно создают из глины удивительные фигуры, мастера-камнерезы изучают и оформляют минералы, созданные природой… Форму можно изменить. Она придает стройность композиции и вместе с тем наполняет ее новыми мотивами. Аромат «Форма» необычный и многогранный. Слегка холодный, но в то же время сладковатый, он очаровывает и манит, завораживает и цепляет.

Отдельный этаж экспозиции музея «Собрание» посвящен предметам изобразительного искусства, и особое место в коллекции занимает галерея художественной бронзы, где представлены работы ведущих русских скульпторов второй половины XIX – начала XX веков. Сложно представить, что больше века назад мастера из бесформенного материала смогли создать произведения, поражающие вариативностью исполнения, разнообразием форм и сюжетов, неизменно восхищающих зрителей.

Анастасия Федоренко.

Фото предоставлены музеем «Собрание»

 

 

 

 

 

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x