Лев Московкин. Закон Ломоносова о сохранении капитала: если у нищих убудет, у миллиардеров прибавится

банкротство

Зачем иметь профицит бюджета в 1,3 триллиона рублей, отправлять в Фонд Национального благосостояния 3,397 триллиона рублей и при этом осуществлять заимствования на сумму 2,2 триллиона рублей, то есть брать в долг? Этот хронический вопрос в очередной раз поставила депутат Государственной Думы от Партии Роста Оксана Дмитриева на первом обсуждении проекта бюджета — 2022 на сегодняшнем заседании комитета Госдумы по бюджету.

Отвечали совместными усилиями Минфин Антон Силуанов, и председатель Счетной палаты Алексей Кудрин.

Смысл ответа такой же хронический, как и вопрос: у нас большая зависимость от нефти и газа, поэтому мы нефтегазовые доходы не можем тратить. Мы используем эти деньги для стабилизации курса. Мы за счет этого резерва даем возможность занимать по более льготным условиям частным инвесторам. Сейчас нам дают по приемлемым условиям, а потом, может быть, условия ухудшатся, и нам никто не взаймы не даст.

Кроме того, использование средств внутри страны приведет к укреплению рубля.

Ответ Дмитриеву не удовлетворил. Она заявила, что это не выдерживает критики. Стабилизация курса – это задача ЦБ и валютного регулирования. Тратить на эти цели бюджетные поступления неправильно. Заимствования осуществляются на внутреннем рынке, поэтому ссылаться на будущее нежелание давать взаймы на мировых рынках — тоже не аргумент. Наконец, при расходовании нефтегазовых доходов и использовании их внутри страны происходит эмиссия рублевых средств, поэтому как раз укрепление рубля за счет этого фактора не происходит.

Оксана Дмитриева пыталась докопаться до сути, но председатель комитета Андрей Макаров ее прервал. Он исходит из того, что докладчик отвечает, как умеет. Спорить с ним и высказывать свое мнение – это дело пленарного заседания, а не комитета.

Пользуясь такой защитой Макарова, представители Минфина на все депутатские вопросы отвечали в том же духе. Например, депутат Евгений Бессонов спросил, как прибыль банковской системы в объеме больше триллиона рублей заставить перетечь к предприятиям? Банки ничего не производят, предприятия все же что-то производят, а прибыль у них намного меньше и получить кредиты от банков очень сложно. Банки не кредитуют промышленность.

Ответ замминистра финансов Владимира Колычева поражает своей наивной простотой: если у банков забрать прибыль, они не смогут кредитовать предприятия.

Депутат Бессонов повторил тот же вопрос еще дважды — с тем же успехом. Затем перешел к следующему вопросу — об иностранных финансовых инструментах в золотовалютных резервах. Депутатам это запрещено, а Минфину можно? Пути ведь сказал, надо переходить на более суверенные формы.

Замминистра четко сказал: резервы – это иностранные активы.

Тут Дмитриева всерьез удивилась. Это означает, что каждый раз, когда надо потратить средства ФНБ, надо выходить на внешний рынок продажи валюты?

Замминистра это подтвердил.

Евгений Бессонов поставил еще один хронический вопрос. Общее состояние долларовых миллиардеров увеличилось на 62 миллиарда. Закон сохранения Ломоносова в экономике точно так же работает: если где-то прибавилось, то где-то обязательно убавилось. Догадайтесь, где?

Минфин Антон Силуанов. привычно встал на защиту миллиардеров. причина примитивна, министр не может с ними справиться.

Аналогично Минфину ведет себя Пенсионный фонд. Агрессивно не хочет отвечать на вопросы Оксаны Дмитриевой об экономии средств из- за повышения пенсионного возраста. В 2020 году число пенсионеров сократилось на 620 тысяч человек. Нет ответа на вопрос, в чем причина: сокращение количества вновь назначенных пенсий или избыточная смертность.

Хуже всего получилось с хронически неисполняемой Федеральной адресной инвестиционной программой. На нее выделяется почти триллион, и с ростом цен на стройматериалы надо все пересматривать, чтобы не зарывать деньги в незавершенку. Ответственный за ФАИП замминистра финансов Сергей Назаров в Думу не явился. Макаров пригрозил обратиться к премьер-министру, чтоб научил замминистра, куда надо ходить.

Минфин предпочитает действовать по-партизански.

На заседании комитета Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи с участием Министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций выяснилось, что на универсальную услугу связи деньги опять срезали. Не видно и намерения Минфина вкладывать деньги в уставной капитал «Почты России».

Отдельный вопрос — о поддержке подписки на печатные издания. Председатель СЖР Владимир Соловьев нее рискует повторить в Думе то, что слышит о «Почте России». Вопрос, однако, национальной безопасности.

Во вторник комитет по бюджету обсуждает финансирование науки и образования. Депутаты готовы работать над бюджетом без выходных, а Минфин готов разбежаться.