Импортозависимость и пандемия лишают россиян жизненно важного лекарственного препарата?

иммуноглобулин

Несмотря на оптимистические заявления Росздравнадзора, сообщества пациентов и врачи-иммунологи говорят о нехватке иммуноглобулина в российских лечебных учреждениях.

Как пояснила директор Благотворительного фонда помощи детям и взрослым с нарушением иммунитета «Подсолнух» Ирина Бакрадзе, выступая на пресс-конференции в ОСН, эта проблема возникла еще в 2020 году, и сейчас надвигающийся «кризис иммуноглобулина» стал очевиден:

«Мы стали всё чаще получать тревожные сигналы из регионов, и наши регулярные опросы (мониторинг ситуации на местах) показывали, что многие пациенты и лечебные учреждения начали сталкиваться с нехваткой препарата. Несмотря на то, что это началось с середины 2020 года, проблема долгое время не решалась».

По словам Бакрадзе, у такого дефицита есть несколько причин:

«Корень проблемы кроется в том, что РФ на сегодняшний день абсолютно зависит от импорта, так как у нас совершенно недостаточное производство качественного иммуноглобулина. И вот в этой ситуации такой тотальной зависимости, когда вследствие пандемии появился дефицит на глобальных рынках, конкурентная обстановка сильно изменилась».

Усугубил проблему, как отметила Ирина Бакрадзе, низкий уровень закупочных цен на проводимых в РФ аукционах (из-за того, что иммуноглобулин входит в перечень жизненно важных лекарственных препаратов, у него фиксированная предельная отпускная цена):

«Из-за низких фиксированных цен, с которыми производители могут выходить на аукционы, многие зарубежные производители столкнулись с выбором — на каких рынках работать. В итоге для России просто не осталось препарата, потому что заказы были перенаправлены в другие страны. Кто-то из зарубежных производителей вообще ушел с российского рынка, а кто-то «заморозил» поставки до лучших времен. В конце лета 2021 года российские ведомства как-то начали реагировать на сложившуюся ситуацию, и в результате предельные отпускные цены были перерегистрированы (то есть повышены — прим. автора). Однако этот процесс не быстрый, и на восстановление ситуации на рынке, по оценкам Минпромторга, потребуется не менее 6 месяцев».

Между тем, зависимые от препарата пациенты так долго ждать не могут — они до этого «восстановления» просто не доживут. Как пояснил еще один участник пресс-конференции — врач-иммунолог, доктор медицинских наук, профессор Андрей Продеус, «иммуноглобулин – это те самые защитные молекулы, которые определяют возможность нашего иммунитета блокировать бактериальную или вирусную инфекцию»:

«Когда у человека есть проблемы с иммунитетом (даже при таких простых ситуациях как обильная кровопотеря, ожог, сепсис или тяжелая инфекция), ему требуется иммуноглобулин. Есть еще огромная группа пациентов, которые в этом препарате постоянно нуждаются, — это пациенты с аутоиммунными заболеваниями. При отсутствии этого препарата наступает прямая угроза их жизни».

Говоря о возможностях расширения отечественного производства иммуноглобулина, Андрей Продеус отметил, что этот препарат делается из человеческой плазмы, а чтобы ее обеспечить в необходимых объемах, нужно собрать доноров; нужно, чтобы эти доноры были здоровы, что в условиях пандемии становится сделать всё сложнее. Поэтому, по словам Андрея Продеуса, «свободной» плазмы становится всё меньше не только в России, но и в мире:

«Рынок плазмы в мире поделен между компаниями, которые ее перерабатывают. И если эта плазма собирается, например, в Америке, то большая ее часть идет на снабжение США. Более того, потребление внутривенного иммуноглобулина в США в десяток раз превышает его потребление в РФ. В Европе в 6 раз выше уровень его потребления. Поэтому, с какой стати другим странам отдавать нам препарат, который нужен для своих пациентов?»

По мнению врача-иммунолога, сейчас вызывает большие вопросы не только количество выпускаемого иммуноглобулина, но и его качество:

«Технологии производства, которые используются у нас в стране, не обновлялись много лет. Этим технологиям более 25 лет. Вопрос качества препарата напрямую связан с его эффективностью и безопасностью. Этот препарат, который производится из плазмы крови других людей, должен быть, прежде всего, безопасен для пациента, особенно, если он принимает его на регулярной основе. В этом отношении технологии производства, которые сейчас используются в РФ, — просто прошлого века. Да, можно ездить и на этой «машине», но это будет «Москвич-412» по сравнению с современным лимузином».

Зато, как пелось в известной советской песне, «мы делаем ракеты и покоряем небеса», да и «в области балета мы впереди планеты всей»…

Сергей ИШКОВ.