Депутаты и браконьерство

Комиссии Государственной Думы по мандатным вопросам и по вопросам контроля за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых депутатами Государственной Думы, за полтора часа бесполезного словоизвержения решили два вопроса – о снятии депутатской неприкосновенности с Валерия Рашкина и о даче согласия на возбуждение в его отношении уголовного дела.

В Думе так повелось, что на председательство комиссии по скандальным делам ссылают бывших силовиков. Отари Аршба тяготится своей ролью даже больше генерала Александра Гурова, специалиста по организованной преступности.

Обсуждение изначально приняло черты партсобрания, причем не серьезного, а с явной профанацией.

Начал представитель Генпрокуратуры Сергей Бочкарев. Если коротко, содержательная канва обвинения такова. В ночь с 28 на 29 октября депутат Рашкин по сговору, в составе организованной группы, нанес крупный ущерб животному миру в сумме восемьдесят тысяч рублей на территории охотхозяйства в Лысогорском районе Саратовской области. Квоты на отстрел этому охотхозяйству не выделены. У Рашкина лицензии на отстрел не было ни на лося, ни на кабана. Выстрел был один, оружия, кроме как у Рашкина, больше ни у кого не было. Рашкин ввел общественность в заблуждение рассказами о том, что нашел уже убитого лося. Генеральная прокуратура просит дать согласие на возбуждение уголовного дела с избранием меры пресечения в виде запрета определенных действий. Поскольку Рашкин лично знаком со свидетелями, он может влиять на них.

Генпрокуратура получила материалы по Рашкину из Следственного комитета. Утверждается, что Рашкин не мог не знать о постановлении губернатора Саратовской области от 26 августа 2021 года о нулевой квоте на отстрел в связи с тяжелым состоянием животного мира.

За прошедшие три недели Рашкин выстроил линию защиты с перекладыванием вины на своих друзей-собутыльников и по совместительству организаторов охоты. Он легко признал, что выезжает на охоту два раза в год, но разрешения никогда не берет. Оформлением занимаются организаторы охоты. Они заверили его, что разрешение имеется.

Рашкин попросил дать расчетный счет для перечисления суммы ущерба и до кучи обещал купить лосиху, чтобы выпустить ее на волю в Саратовской области для восполнения ущерба животному миру.

Бывший прокурор и настоящий соратник по партии выступил с пламенной речью. Суть ее укладывается в короткое предложение о том, что давать согласие на возбуждение уголовного дела никак нельзя.

У меня нет никакого сомнения, что дело заказное. Я сам в студенчестве в составе Дружины по охране природы Биофака МГУ бегал по весне за вооруженными браконьерами с одним фотоаппаратом в руках. Но то была «мелочь» из окрестных совхозов. В охотхозяйства нас не пускала вооруженная охрана.

Мне недоступна страсть охотиться на крупных животных, да еще зачастую в заповедниках. Однако для людей высокопоставленных это часть статуса, наряду с красивой спутницей и богатым жильем.

Среди высокопоставленных чиновников, прокуроров и судей депутат Рашкин выглядит браконьером скромным и гуманным — стрельнул одну лосиху для статуса, чтоб уважали, темной ночью, в отвратительную погоду. Не лез, как другие, в заповедник, не гонялся за обреченным зверьем на вертолете, не палил в кого ни попадя…

И если он охотился в группе по сговору, то и взяли его тоже по сговору, и группа была больше. У меня нет сомнений, что дело Рашкина это не старт борьбы с элитарным браконьерством, а разовая акция.

Предположительно, 25 ноября представлять вопрос по Рашкину на пленарное заседание Думы придет сам Генпрокурор.

Лев Московкин.