Тест на клеточную память как яблоко раздора

Фото В. Новикова / Пресс-служба мэра и правительства Москвы

Отечественные иммунологи предлагают простые и эффективные методы тестирования и лечения коронавирусной инфекции. Вместо этого в практику здравоохранения продвигают дорогостоящие и неэффективные западные методики, включая полногеномное секвенирование умерших.

В понедельник, 17 января, в Колонном зале состоялось заседание думской рабочей группы по вопросам исследования клеточного иммунитета и его роли в борьбе с COVID-19.

Провел его зампред Думы от фракции «Новые люди» Владислав Даванков.

В настоящее время тесты на клеточный иммунитет очень дорогие. Они работают на основе иммуноферментной реакции основаны на ELISPOT (Enzyme-Linked ImmunoSpot).

У реконвалесцентов сразу после выздоровления антител гуморального иммунитета может не быть, но при этом организм защищен. Клетки иммунной памяти могут охраняться годами, и они не оседают в лимфоузлах.

Китайские и шведские данные иммуноферментного анализа показали его неэффективность. В то же время в ряде стран, к которым Россия не относится, идут масштабные поиски маркеров чувствительности к коронавирусу. Делается это с помощью полногеномного секвенирования умерших.

Я не хочу повторять аргументы по поводу поисков иголки в скирдах сена, об этом много сказано без меня. Дорогостоящая международная программа «Геном человека» провалена и все попытки добиться ответных чувств от этого золотого трупа путем его раскладки по базам данных к успеху не привели.

На рабочей группе об этом не говорили. Вопрос стоял круто: сможет ли отечественная наука догнать Запад?

Присутствовавшая на заседании компания иммунологов фактически проигнорировали вопрос, ответив серией конкретных и простых предложений. Есть и такие, которые тянут на Нобелевскую премию. В клинической практике уже применяются.

Есть простой способ посмотреть, в каком органе идет апоптоз. Можно погрузить рекомбинантный белок вируса в вакцину БЦЖ. Есть возможность разработать дешевый тест на основе реакции Манту.

Чувствительность к вирусу связана с иммунитетом кишечника, микробиотой носоглотки, неандертальским геном и болезнью Бехтерева.

Некоторые предложения ученые отмели сами. Например, гамма-интерферон может вызвать такой ответ, что может быть хуже вируса.

Коронавирусный авторитет, академик Виталий Зверев из Первого меда имени Сеченова сообщил, что разработчики из Санкт-Петербурга ему говорили, как они создают тест в виде реакции Манту. Можно будет в течение нескольких дней получить ответ, работает или не работает наша клеточная память.

Академик назвал эти исследования очень перспективными. Их надо обязательно проводить. Мы должны четко понимать, насколько население защищено. Нас пугали дельтой и гаммой, теперь омикрон. Вакцины США потеряли 30% эффективности в связи появлением дельты.

У академика большой вопрос к тест-системам.

Вице-президент АО «Генериум» Дмитрий Кудлай подчеркнул, что надо смотреть весь иммунитет. У самолета два крыла, а мы смотрим на одно. Есть три методики оценки. В Росздравнадзоре завал. и всё, что мы сделали, где-то там.

Иммунолог МОНИКИ Альбина Симонова напомнила о хроматомасспектрометрии, которая определяет шестьдесят видов инфекционных агентов.

Я не знаю, может быть, профессора с академиками просто врут или честно пиарятся. Но факт в том, что национальная власть подобно ОБСЕ отбрасывает и хоронит все предложения России. Вот и Дума туда же. Во всяком случае, какой-либо позитивной реакции председателя думского комитета по охране здоровья Дмитрия Хубезова я не увидел.

Зато в Думе отлично слышат голос улицы, инсценированный с Запада. Видимо, Казахстан напугал. Поэтому Совет Думы снял с рассмотрения закон о QR-кодах вакцинированных. Это сигнал населению о признании западного непризнания отечественной вакцины. Что люди должны думать – она плохая?

Тут моих знаний хватает, бред это всё.

Академик Геннадий Онищенко, на счастье Хубезова, в споре не участвовал. В эфире «Эха Москвы» Онищенко заявил, что непризнание российской вакцины — следствие нерадивости российских чиновников, а не зловредностью ВОЗ. Сам Онищенко прививается отечественной вакциной и применяет отечественный интерферон.

По словам представителя РФ в ОБСЕ Александра Лукашевича можно понять, что непризнание российской вакцины стало одним из способов давления на российскую дипломатию.

В настоящее время российская вакцина признана в 70 странах. ВОЗ признала 33 вакцины, отечественных среди них нет.

Лев Московкин.

Фото В. Новикова / Пресс-служба мэра и правительства Москвы

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x