Вячеслав Володин предложил Леониду Слуцкому вызвать Викторию Нуланд

Фото с сайта duma.gov.ru

Второй правительственный пакет антисанкционных законопроектов прошел в парламенте тяжелее первого.

Депутаты настаивают, в общем, на одном и том же, о чем мы уже писали — отмена НДС, налогового маневра, бюджетного правила и профицита. Требуют лишить Банк России независимости, заставить его отвечать за рост экономики. Добавились требования изъятия имущества зарубежных компаний из недружественных стран и офшорных компаний независимо от дружественности или гражданства собственника.

На втором антисанкционном пакете депутатская риторика несколько изменилась. Выступающие пытаются донести до правительства, что нужны не локальные решения, а комплексные меры, потому что происходящее сравнимо со взрывом финансовой ядерной бомбы.

Ярче и чаще других выступают Михаил Делягин, Оксана Дмитриева, Николай Коломейцев, Валерий Гартунг. К их позиции стали присоединяться и другие. Не отстает защитница детей Нина Останина.

Обстановка в Думе накаляется. Депутаты наскакивают друг на друга, злятся. Когда не хватает аргументов, переходят на личности и пытаются оскорбить. Одни обрушивают свое возмущение на правительство, другие пытаются защитить конкретных представителей министерств, чтобы не потерять с ними рабочих связей.

Докладчики от правительства демонстрируют бессилие иначе — теряются и виноватым тоном говорят, что заданный вопрос пока не обсуждается, закон не имеет к нему отношения, и вообще документ технический.

Надо сказать, атмосфера в палатах Федерального Собрания разная, и это отражается на длительности заседаний. В пятницу СФ заседал полчаса без дискуссий и накала, ГД — шесть часов в ожесточенных спорах.

Председатель Думы Володин старается переводить взаимное возмущение в простые вопросы, на которые в любом случае придется давать ответ. Затем пытается найти формат совместно с правительством, в котором ответ может быть найден.

Универсальный вопрос, который звучит почти постоянно: какие полномочия вам нужны для решения проблемы? К сожалению, представители правительства по законопроектам в лице статс-секретарей не уполномочены решать такие вопросы. Здесь заложен системный дефект в законодательной работе правительства. Судьба инициатив президента обычно строится иначе. За антикризисные меры и, соответственно, антисанкционные отвечает правительство. После 24 февраля президентских законопроектов еще не было.

Поэтому диалог с правительством получается плохо. Проблема проста — за тридцать лет страна отучилась жить своим умом. Но есть и такие люди, кто с опозданием на десяток лет вслед за профессио­нальными американистами неожиданно попал из идеологического рая в аналогичный ад. Эти особенно агрессивны в отторжении реальности.

Солнце перестало всходить на Западе.

Раньше всех идеологический делирий пережил апологет демократии формата США Николай Злобин.

После 24 февраля таких людей относительно больше в правительстве и среди журналистов. Чего-то хотеть от них сложно, но депутаты настаивают. В дискуссии вокруг антисанкционных пакетов обнаружился неожиданный философский смысл. Вряд ли от него будет прок за пределами чистой умозрительности, но все же любопытно. В мире не осталось ни одной страны без расхождения интересов правящей элиты и населения. Соответственно нет внутренних механизмов выработки суверенитета.

Публичная дискуссия в Думе привлекает пристальное внимание в стране и за ее пределами, но смысл ее не всегда доступен даже тем, кто давно участвовал в процессе.

Россию и Думу в ней превратили в запретный плод, он пугает и привлекает одновременно. В этом смысле прошедшая дискуссия своей цели достигла до подписания принятых законов президентом. Россия прочно встала на свое место в центре мира как источник информации в океане лжи.

Опыт дискуссии по первому пакету поставил задачу расширения если не понимания, то хотя бы создания резонанса. На втором пакете применили два публичных фокуса, в логическом восприятии не выдерживающих критики. С подачи депутата фракции ЛДПР Алексея Диденко возникла тема призывов к насилию против россиян на сетевых сервисах глобального монополиста Meta.

Председатель комитета по информполитике, единоросс Александр Хинштейн тщетно пытался объяснить сначала в Думе, затем в эфире, что это данные из внутренней переписки Reuter, и уже ночью перед заседанием комитет направил запрос с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию.

Председатель Володин обратил на слова единоросса нулевое внимание, так на заседании произошло трижды по разным темам. В итоге до конца заседания из комитета по безопасности ушло обращение с просьбой провести прокурорскую проверку. Через несколько часов радиостанция ВГТРК Вести-FM сообщала о возбуждении уголовного дела.

Но только вот дело в том, что на платформах Meta призывы к насилию против России и прежде всего внутри России были всегда, в этом цель их существования. После 24 февраля начались веерные рассылки грамотно составленных материалов всем, кто замечен в связях с Украиной, звонках и переписке.

До этого в Думе несколько лет мучительно и бесплодно обсуждали вопрос мошенничества с использованием IP-телефонии, превращенной в инструмент террора. Его приспособили и для запугивания в связи со спецоперацией на Украине, чтобы сформировать у россиян чувство вины с целью надавить на Путина.

В первом же пакете антисанкционных мер должны были присутствовать ОРД с последующими уголовными делами для тех, кто в России стал организатором террора и паники. Кроме использования IP-телефонии, это еще манипуляции с тарифами на газ и электроэнергию, чехарда в обеспечении счетчиками и т. д., и т. п.

Взрывы бытового газа и пожары после потопа стали в городах России нормой жизни. Изоляция сыпется, и заменить проводку в квартире невозможно из-за запредельных цен. Вместо их снижения повысили в десять раз ответственность граждан за пожарную безопасность, для юрлиц — всего вдвое. Закон прошел в первом пакете.

Кому-то в правительстве пришло в голову воткнуть во второй антисанкционный пакет снятие контроля в строительстве.

Это внесенный накануне заседания и сразу же принятый во всех чтениях закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Думе его представила статс-секретарь — замминистра Минстроя РФ Светлана Иванова. Попав под атаку Думы, она растерялась и сослалась на то, что закон технический.

Председатель комитета ГД по строительству и ЖКХ, единоросс Сергей Пахомов как мог поддерживал Иванову. Стало понятно, зачем с руководства столь чувствительного комитета выкинули Хованскую. Она попросила по крайней мере отменить повышающие коэффициенты в ЖКХ.

Пахомов признал: «Логика в самом предложении Галины Петровны есть, и мы это признаем. Но мы считаем, что такая возможность — принять соответствующее решение — нами сейчас передается в правительство в пакете тех решений, которые есть».

Отбиться от Михаила Делягина не удалось.

«Даже существующая процедура разработки и согласования градостроительной документации позволяет массово нарушать права граждан: строить некачественное жилье, уничтожать парки и лесонасаждения. В Волгограде вообще уничтожают нормальные дома, выкидывая людей с минимальными компенсациями на улицу, потому что застройщику захотелось так. Это сегодняшние нормы, сегодняшние, которые сегодня применяются. Вы предлагаете их еще более упростить. У людей сегодня нет денег для покупки коммерческого жилья, а о социальном жилье речи, как я понимаю, массово не ведется. Рабочая сила, которая занята сейчас в строительном комплексе, это гастарбайтеры, которые являются как бы миной замедленного действия, которая вот-вот может начать взрываться.

У меня вопрос простой. Правильно ли я понимаю, что ваше ведомство считает, что это Россия должна существовать для строительного комплекса, а не строительный комплекс для России?» — спросил Делягин.

Светлана Иванова ответила относительно честной полуправдой о задачах строить 120 миллионов квадратных метров в год. И 5 миллионов семей улучшили жилищные условия.

Это действительно установленные президентом задачи. Очевидно, полупроводник Минстроя глух к задачам качества и доступности жилья.

Окончательно сникла Иванова на вопросе о неоправданном росте цен на стройматериалы, причем, что просто дико, на инертные ископаемые — песок и щебень.

По атаке на цены председатель Володин взял командование на себя. Он работает председателем Думы шестой год. Все это время остро стоял вопрос ценообразования в строительстве. Произошедшее в 2022 году вполне закономерно. Ну, и правительство своими законопроектами еще до санкций подправило в худшую сторону. Например, распространили хитроумные налоговые схемы с энергоносителей на жидкую сталь. Столь креативных изысков в подавлении национальной экономики нет нигде в мире. Россия слишком живучая страна, трудно с ней.

Однако после многолетней путаницы с темой строительства в России стало по крайней мере все понятно. Чего не скажешь об экономических законах. Тут вообще джунгли, где теряется сам председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров.

Во время пятилетнего отсутствия в Думе своего стойкого критика Оксаны Дмитриевой Макарову пришлось взять на себя ее функцию, и это было зрелищно и красиво. Макаров продвинул на публичное поле важнейшие законы рынка, затоптанные еще в перестройку, о тотальной монополизации и, соответственно, отсутствии конкуренции. Макарову удалось соединить проекты бюджетов с отчетами по исполнению, сопоставить денежно-кредитную и бюджетно-налоговую политику, вовлечь в публичную дискуссии министров.

В 2022 году процесс вошел в режим обострения. В Думу вернулась Оксана Дмитриева и до кучи пришел Михаил Делягин. А министры исчезли с публичной арены.

Ожесточенные споры вызвал закон об обнулении НДС для туристической сферы и других точечных налоговых льгот, смысл которых не всегда можно расшифровать. Выбор узких направлений поддержки вызвал у депутатов недоумение.

Макаров выступил с заявлением еще более странным, чем отстаиваемый им закон.

«Вы знаете, мне кажется, очень важно, чтобы бизнес и люди у нас в стране получали от нас с вами сигналы о том, что идет работа постоянная, принимаются конкретные меры, которые будут менять ситуацию в лучшую сторону. Знаете, нужны хорошие новости. Вот принятие этого закона, безусловно, хорошая новость», — сказал Макаров.

Оксана Дмитриева не стала ввязываться в споры по конкретике и предупредила, что в ВТО нас не будет. Оттуда предписано приблизить внутренние цены к мировым. Низкие внутренние цены — конкурентное преимущество России. Отмена налогового маневра — ключевой вопрос для роста цен.

Дмитриева считает, что по НДС нужно комплексное решение, причем не нулевая ставка, а отмена. Поддержка бизнеса — это хорошо, но нужно создавать бизнес, которого в России нет, чтобы восстановить технологические цепочки.

Макаров призвал к ответственности перед людьми, не пытаясь в интернете пропиарить себя громким предложением что-то отменить. Из его бурного спича я понял, что налоги отменять нельзя, налоги — это то, что в принципе реально не создает инфляцию.

Важный вопрос нечитаемости законов поднял Михаил Делягин при обсуждении законопроекта первого чтения по упрощению условий редомициляции оффшорных компаний, до возврата их в юрисдикцию РФ на островах Русский и Октябрьский.

Делягин отметил, что мы пытаемся решать локальные проблемы. Надо принимать меры по деофшоризации экономики. Если компания не возвращается из офшора, конфисковать ее как бесхозный актив. Российские компании все равно из офшоров не выпустят, и размещенные там активы заморозят. В мире столько разногласий и недоверия, что мы можем создать второй Гонконг.

«И нам всем нужно учиться говорить по-русски, более понятно, потому что когда наши законы нельзя прочитать без поллитра и квалифицированного юриста одновременно, когда мы говорим со своей страной на языке, который им не понятен, мы ее теряем», — предупредил Делягин.

Однако владение русским языком не гарантия взаимопонимания.

Госдума в единодушных спорах приняла обращение к ООН и ПА ОБСЕ о необходимости расследования деятельности биологических лабораторий на Украине. Палаты Федерального Собрания создадут комиссию по расследованию деятельности биологических лабораторий США на Украине.

Володин довел тему до гротеска и попросил начать с приглашения для дачи показаний Виктории Нуланд.

Она информирована. Вот ее вызывайте и начинайте вначале опрашивать, а потом допрашивать. Нуланд необходимо прибыть и пояснить, зачем там лаборатории создали США. Учитывая, что она уже начала комментировать и подтвердила, пускай дальше расскажет, почему нарушена конвенция, к чему это могло привести.

Нуланд действительно «сдала контору». Удивительно, как мощно сработала думская акция с заявлением. Мне как-то уже неловко говорить, что биологическое оружие в привычном понимании создать невозможно из-за нестабильности патогенных свойств. Антиген вакцины можно масштабировать, патоген не получается.

В качестве биологического оружия массового поражения используются некачественные иностранные вакцины. Эксперименты проводились на детях ряда стран и в 90-х — в России.

По счастью, для людей вопросы вакцинации в России решены, как бы ни злобствовала западная пропаганда. Вот ведь могут, когда захотят…

Третий антисанскционный пакет Федеральное Собрание рассмотрит в следующую пятницу, 18 марта, если правительство сподобится его внести.

Лев Московкин.

Фото с сайта duma.gov.ru

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x