Время санкций. Время эмоций

Европу захлестнула волна агрессивной неприязни к русским и к России. Попытаемся разобраться в ее истоках и возможных последствиях, опираясь на конкретные факты.

Неизвестные залили краской ворота Российского дома науки и культуры в Париже и попытались — к счастью, безуспешно — закинуть на территорию взрывчатку. Директор РДНК Константин Волков сообщил, что на сегодняшний день было совершено уже четыре нападения. Во избежание атак на Российское посольство его теперь круглосуточно охраняют: вдоль тротуара бульвара Ланн в благополучном 16-м округе — металлические заграждения, стоят полицейские машины, к зданию не подойти, французские стражи порядка сперва просят посетителей показать российский паспорт. Даже в раскиданные по французской столице русские продуктовые магазинчики теперь просто так не зайдешь. Хозяева опасаются вандалов, держат дверь на замке, открывают только проверенным клиентам.

Полицейская машина у здания Российского посольства в Париже

Хотя министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан, гость телеканала France 2, заверил что Франция не воюет с Россией, а лишь «солидарна с украинцами» и подчеркнул необходимость «сохранить канал связи с Владимиром Путиным», нынешнюю санкционную политику Запада в отношении России иначе как войной не назовешь. Да и министр экономики Франции Брюно Ле Мэр в своем выступлении сказал: «Мы развернем тотальную экономическую и финансовую войну против России. Российский народ расплатится за ее последствия». Правда, министр быстро отказался от своего высказывания, но один французский комик его высмеял: «Ле Мэр объявил русским экономическую войну! А до этого он несколько лет воевал с французами!»

Но не стоит винить в сложной экономической ситуации Франции лишь Брюно Ле Мэра — сказались два года эпидемии, ослабившие все секторы французской экономики. Введенные против России санкции лишь усугубят положение, ударив по французским компаниям и их сотрудникам, ведь Франция является крупным работодателем и вторым по величине иностранным инвестором в России, где базируются 35 компаний CAC40, включая Renault, Total Energies, Société  Générale, Auchan, Alstom и Safran. Так что инфляция, и без того рекордно высокая в США и еврозоне (7,5% и 5,1% в январе этого года), в ближайшее время достигнет новых высот.

О грядущем «экономическом рикошете» во Франции говорят многие. Экономист финансовых рынков и президент Института свобод Шарль Гав утверждает: «У России нет долгов, она сделала запасы и сможет продержаться под санкциями два года, Франция — два месяца. Франция и Европа в целом не смогут обойтись без русского газа, угля и пшеницы. Если завтра Россия решит «перекрыть кран», то Германия остановится. Миллиона баррелей газа из США, максимум, который американцы смогут поставить, хватит Германии на несколько дней. И это всё. Энергетика — это экономика. Если у нас не будет газа и угля, то не будет и экономики. Мы находимся в абсолютно безумной ситуации. Безумен человек, стреляющий себе в ногу. А зависящая от России Европа стреляет себе не в ногу, а в голову.  Мы ведь на 40% зависим от поставок России. И цена на пшеницу растет с невероятной скоростью, потому что Россия и Украина — одни из главных ее поставщиков. А каждый раз в истории, когда росла цена на пшеницу, случались революции в Северной Африке.  Потому что там едят много кускуса, изготовленного из пшеницы.  Мы сможем наблюдать за эффектом домино во многих странах!  Вот лишь один пример: самая крупная компания по лизингу самолетов находится в Ирландии. Она скупает самолеты и дает их в аренду различным авиакомпаниям. Ее 550 самолетов  (Аэробусов) заблокированы в России. Россия не может их использовать и не может за них платить. Значит, ирландская компания разорится. Без работы останутся также сотни рабочих в Тулузе, где производят Аэробусы и детали к ним.  Мы можем суетиться и кричать: «Демократия, демократия», подскакивая на своих стульях, как говорил Шарль де Голль, но мне думается, люди не понимают соотношения сил».

По мнению Шарля Гава, не лучше дело обстоит и с финансовыми рынками, где Россию лишили доступа к международной системе денежных переводов SWIFT и запретили покупку российских энергоносителей.  Ведь именно французские банки проводили миллиардные сделки по российской нефти, выступая в роли гарантов и посредников.  Причем контракты заключались по заранее оговоренной и фиксированной цене (до недавнего времени — 80 долларов за баррель).

«Если теперь министр Бруно Ле Мэр решил «наказать русских», запретив России использовать SWIFT, то где и у кого Эр Франс найдет нефть по 80 долларов?! Все начнут искать нефть, и цена на нее вырастет!  Что произойдет с французскими банками? Ведь Сосьете Женераль, БНП и Креди Агриколь гарантировали с одной стороны приобретение нефти у русских, а с другой — продажу этой нефти по 80 долларов баррель.  Сейчас нефть стоит больше 120 долларов. Разница колоссальная, и банкам, гарантировавшим европейским компаниям продажу российской нефти по 80 долларов за баррель, угрожает разорение! Разорятся и страховые компании, страховавшие банки. Наверное, поэтому очень быстро в высоких кабинетах и раздались звонки из банков: «Запрещайте русским SWIFT для покупки конфет или машин, но энергоносители не трогайте!» И было сделано исключение.  Это означает, что утром в высоких кабинетах приняли решение, а уже вечером им позвонили и сказали: «Ребята, вы нам устраиваете финансовый кризис, какого в мире еще не было. Вы не понимаете, что вы творите». И, действительно, они не понимают, что творят. Они некомпетентны! Европе угрожает инфляция, особенно от нее уже страдает Германия», — делает неутешительный вывод Шарль Гав.

Канадский политический аналитик Патрик Армстронг еще более жесток в оценке действий стран ЕС и США: «Мы являемся свидетелями краха триумфализма после «холодной войны», «конца истории», «унилатерализма». Реальность кусается, и кусается сильно… Для Запада прежняя жизнь кончена. Путаница, бред, хвастовство, истерия, запреты: у Запада в шкафчике ничего не осталось. Вылить русскую водку в унитаз, уволить певца и режиссера, изменить название напитка или салата, запретить кошек или деревья, наказать русского плутократа и украсть его яхту, надеть сине-желтую футболку. Это выглядит жалко. И ни в коем случае не позволить российским СМИ соблазнять баранов «дезинформацией». Прямо как СССР, но тупее. И кто бы мог подумать, что можно быть глупее?»

В свое время Юлиан Семенов подметил: «У Белого дома нет реальной внешнеполитической концепции, сплошные эмоции, прямо-таки царство женщин, загримированных под ковбоев». По-видимому, теперь эта тенденция возникла и в странах ЕС.  У «эмоциональной» санкционной политики есть сторонники. Французский адвокат и специалист по экономическим санкциям Оливье Дорганс выступил на радио Franceinfo с заявлением: «Можно надеяться, что санкции в финансовой, банковской и энергетической сферах скажутся на российской экономике, народный протест наберет обороты и олигархи, разочарованные мерами, направленными против них лично, могут стать решающим фактором для смены режима или политики Владимира Путина на Украине… Российский средний класс привязан к определенным западным брендам. Тот факт, что эти бренды покидают территорию, может способствовать усилению разочарования и гнева русского народа против Владимира Путина».

Совершенно иное мнение относительно эффективности санкций сложилось у европейцев, связавших свою жизнь с Россией и знающих россиян не понаслышке. Работающий в Москве в крупной российской логистической компании бельгиец Хейвуд Гаспар говорит: «Россия под санкциями с 2014 года. После каждой волны санкций она становится сильнее.  Сейчас будет сложно, это может дольше продлиться, но я уверен, что россияне смогут выйти из испытания еще мощнее экономически. С российскими коллегами в компании у меня отношения не изменились. Я чувствую у них патриотический подъем».

Несмотря на советы бельгийского посольства своим гражданам покинуть Россию, Гаспар уезжать не собирается, в России вся его жизнь: семья, квартира, основанный им клуб франкофонов.

Солидарен с ним и обосновавшийся 14 лет назад в Москве директор кадрового агентства француз Александр Стефанеско: «Введенные Европой  санкции наносят ущерб французскому бизнесу, но не влияют на популярность действующей политической власти».

Но вернемся к «эмоциональной» составляющей нынешней европейской политики, которая дала тщетные надежды миллионам украинцев.  Так, в ответ на заявление Зеленского о приеме Украины в состав ЕС по ускоренной процедуре, глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен с чувством сказала: «Украинцы — одни из нас, они — европейцы!»  Украинцы наивно ожидали немедленного позитивного решения, но на внеочередном неформальном саммите стран Евросоюза, прошедшем 10 и 11 марта в Версале, в срочном приеме в члены ЕС Украине было отказано. Президент Эмманюэль Макрон справедливо заметил: «Необходимо быть бдительным в отношении возможности открытия процедуры членства со страной, находящейся в состоянии войны».

Председатель Европейского совета Шарль Мишель, президент Эмманюэль Макрон и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен на саммите в Версале 11 марта 2022 года

Разочарованные украинцы обозвали в соцсетях европейских лидеров «слабаками», «импотентами» и «агентами Путина», а один хлопчик сделал вывод о реальном отношении Европы к идее принятия Незалежной в ЕС:  «Україна не воює — не можуть, Україна воює — не можуть. Пліснява».

Одна моя украинская подруга еще в первый день спецоперации написала: «Американцы 20 лет кормили нас обещаниями и кинули. А теперь они в шоколаде, Европа будет их газ покупать, будет слабой и зависимой от Америки и НАТО может развиваться».

Что ж, устами простых украинских людей глаголет истина. Разумные идеи высказывают и некоторые французские политики. Кандидат в президенты и лидер правой партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян заявил журналистам «Public Sénat»: «Байден вооружал украинцев, в течение долгих лет Запад играл с ними, подливал масла в огонь, оказывая им помощь, а теперь бросил… Макрон правильно делал, обсуждая ситуацию с Путиным, но он не преуспел в переговорах, потому что у него не было плана выхода из кризиса. Я уже предложил мой план: конференция о безопасности в Европе, в ходе которой Украине должен быть предложен абсолютно нейтральный статус — можно быть нейтральным государством и сохранить свой суверенитет. Пример — Швейцария. Необходимо решить, что никогда Украина не будет в НАТО и утвердить конституционную автономию для Донбасса. Этот пункт существовал в минских соглашениях, но европейцы не обязали украинскую сторону его выполнить… Надо остановить призывающих к войне — они убивают европейский континент к великой радости китайцев и американцев. Призывающие к войне с экранов телевизоров не принимают во внимание ни исторические и географические факторы, ни реальность. Они подталкивают Европу к расширению конфликта, который разорит континент на столетие! Французы дорого за это заплатят. Эмбарго на российские нефть и газ — безумие. Байден потирает руки, потому что теперь он будет поставлять Европе сланцевый газ.  А все экологи, выступавшие против сланцевого газа и угля, теперь безмолвствуют. Здравый смысл должен вернуться. Единственное будущее Европы, при котором она сохранит завтра вес в мире, это кооперация с Россией. В противном случае Европа будет парализована».

О необходимости созыва конференции для решения вопроса о непродвижении НАТО к границам России заявил в прямом эфире и левый французский политик Алексис Корбьер.  Об этом неоднократно публично высказывался и кандидат в президенты Эрик Земмур.  Но пока эти конструктивные предложения не конкретизировались, в Европу ежедневно прибывают тысячи украинских беженцев. Французы озабочены: помочь им необходимо, но Европа еще не оправилась после волны беженцев с Востока.

В сегодняшнем контексте интересно выступление шестилетней давности американского политолога Джорджа Фридмана в знаменитом Чикагском совете по глобальным вопросам, членами и докладчиками которого были в свое время Рузвельт, Тэтчер, Картер, Горбачев, Рейган и Обама:

«Идея своей эксклюзивности приведет Европу к военным конфликтам. Был конфликт в Югославии, теперь конфликт на Украине. У европейцев нет единства, и на месте украинца я бы рассчитывал на поддержку американцев… Командующий войсками США в Европе генерал Бен Ходжес посетил Украину. Он заявил там, что отныне американские инструкторы будут приезжать на Украину уже официально и наградил украинских военных медалями.  Наша армия не имеет права награждать иностранцев, но генерал Бен Ходжес сделал это, показав, что украинская армия — это его армия».

Интересовала ли США судьба Украины в тот момент?  Нет. Интересует ли она их сейчас? Нет. Американцы цинично, как в свое время Гитлер, разыграли «украинскую карту», чтобы ослабить Россию и Европу. Это следует из следующих откровений и исторических экскурсов Фридмана. Выступая перед «своими» политолог отбросил политкорректность и всё назвал своими именами:

«Лучший способ разрушить флот противника — это не позволить его строительство. Великобритании это удавалось, потому что она создавала конфликты между странами и они воевали друг с другом. Так строилась политика Рональда Рейгана в отношении Ирака и Ирана. Он финансировал обе страны, чтобы они уничтожали друг друга, а не напали на нас. Это было цинично, явно аморально, и это работало. США не могут занять Евразию, но могут поддерживать противостояние между соперниками, чтобы они концентрировались на себе, оказывать им политическую, экономическую, военную поддержку и помогать советами. Военное вмешательство — на самый крайний случай, как в Японии, Вьетнаме, Ираке и Афганистане.  Мы должны заниматься дезорганизацией.  Цель — не победить врага, а дестабилизировать его… Великобритания не оккупировала Индию, она настроила одни области Индии против других, а затем отправила к ним в армию несколько своих офицеров. Римляне не держали армии на завоеванных ими территориях, а ставили наместников, как Понтий Пилат, чтобы они обеспечивали порядок на местах.  Империи, напрямую контролировавшие оккупированные территории на местах, проигрывали. Так случилось с нацистской империей. Мы должны быть умнее. Мы должны, наконец, понять, что мы — империя».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Ну, раз империя, то пусть будет империя. Главное — понять, каковы конечные цели и задачи заокеанской «империи» и как она на самом деле относится к послушной ей вассальной Европе.

И на это у Фридмана уже шесть лет назад был готов ответ: «Что касается отношений США с Европой, то скажу — у США нет отношений с Европой. У США есть отношения с Румынией, с Францией и т.д., но с так называемой «Европой» у нас отношений нет.  Главный интерес США, то, для чего мы приняли участие в Первой и Второй мировых войнах и в холодной войне, — это отношения России и Германии.  Потому что они — единственная сила, которая может нам угрожать, и мы должны быть уверены, что этого не случится.  Объединение немецких технологий и финансов с русскими природными ресурсами и рабочей силой — вот страх США в течении нескольких веков… Вопрос по поводу русских: создадут ли они нейтральную зону или Запад продвинется по Украине так далеко, что окажется в 100 километрах от Сталинграда и в 500 километрах от Москвы? Для России статус Украины представляет угрозу для выживания, русские не могут этого допустить… Поэтому генерал Ходжес посетил балтийские страны, Болгарию, Польшу и Румынию и заявил, что США разместят у них вооружение и военную технику. США действовали в обход правил НАТО, так как это решение должно было быть принято единогласно, и любая страна, в том числе Турция, могла бы наложить свое вето. Мы играем в открытую, создавая санитарный кордон от Черного моря до Балтики, чтобы отгородить Россию от Европы. США подготавливают план «Междуморье» от Черного до Балтийского моря, о котором мечтал Пилсудский.  Вот это — решение для США.»

Остается надеяться, что здравый смысл всё-таки возьмет в Европе верх над эмоциями и ее лидеры признают то, о чем почти полвека назад говорил Юлиан Семенов — без крепких экономических связей с нашей страной «будущее Европы немыслимо». Пока же президент Макрон в своем выступлении в Версале предупредил о продолжении роста цен, грядущих сложностях с поставками пшеницы и заявил, что Европа будет вырабатывать план для предотвращения зависимости от российских энергоносителей.  Этот план, по словам французского президента, предполагает «новые инвестиции, новое оборудование, стратегию, которая укрепит сделанный выбор в отношении возобновляемых источников энергии и, в частности, атомной энергетики». Реальные результаты этих действий европейские лидеры прогнозируют лишь на 2027 год. Перспектива для рядовых европейцев вырисовывается весьма печальная.

Ольга Семёнова,

Париж

Фото автора

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x