По России – с любовью. Тульские окрестности без Толстого

Толстой в Туле – что «Битлз» в Ливерпуле. На каждом шагу. В музеях, в ресторанах, в гостиницах, в бюстах, на стенах, в меню, в сувенирных лавках. К Ясной Поляне подходит поговорка про срочную службу в Советской армии: кто не был – тот будет, кто был – не забудет. Так что совсем без Толстого, конечно, не получится, но попробуем.

Куликово поле. Одно из главных ратных полей России и одно из мест, где, наверное, должен бы побывать каждый. От Тулы – полтора-два часа на машине по очень качественной дороге. Несколько памятных точек. У места впадения Непрядвы в Дон – село Монастырщино. Здесь ряды мемориальных досок в честь дружин из разных городов и весей, памятник Дмитрию Донскому. Раньше тут располагался музей, но после возведения главного мемориала он переехал туда.

Собственно, Куликово поле – это просто поле. Но земля не обычная, она густо полита кровью наших предков, десятки тысяч артефактов найдены археологами. Ветер прошлого и будущего обдувает поле со всех сторон.

Монумент и музей – в центре этого мира теней Средневековья. Рядом – удобное здание для приезжающих. Небольшой магазин сувениров и кафе с пирожками, пирожными и горячими обедами. Это важно, это та самая инфраструктура, которая делает ваше путешествие к истокам Руси комфортным и не голодным.

А в полусотне километров отсюда можно погрузиться уже во времена расцвета Российской империи. Богородицк. Маленький, казалось бы, совсем непримечательный уездный городок. Но усадьба графа Алексея Бобринского делает это место настоящей жемчужиной.

Дворцово-парковый ансамбль строился на землях, принадлежавших императорскому двору, а после смерти Екатерины Второй отошел ее внебрачному сыну от графа Григория Орлова – Алексею, который получил свою фамилию от другой усадьбы – Бобрики.

Парк пережил все страшные времена – и Октябрьского переворота, и немецкой оккупации. Дворец хоть и разрушался, но отстраивался заново. Каскад прудов, вековые деревья, тропинки, собор – всё сохранилось на берегу реки со странным названием Упёрта. И главное – здесь, в отличие от дворцовых ансамблей вокруг Петербурга, остались тишина и умиротворение. Нет толпы с экскурсоводами. Можно спокойно побродить по тропинкам и просекам, посидеть на лавочке. И иногда начинает казаться, что вот сейчас повстречается где-нибудь граф Алексей Григорьевич Бобринский, кормящий белок. Подойдешь к нему, поздороваешься и спросишь: «Ну что, брат Бобринский?» «Да так, брат, – ответит, – так как-то всё…»

И Куликово поле, и Богородицк можно осмотреть за один день и, возвращаясь в Тулу, заехать на станцию Козлова Засека, которая официально называется Ясная Поляна. Вот тут опять возникает Лев Толстой, ведь станции придан именно тот вид, который был в его времена. Так что великого имени в русской литературе все равно не избежать, здесь даже в распаханном поле можно увидеть огромные буквы – Толстой.

Почему я настаиваю на том, что в Туле надо бы остановиться на несколько дней, чтобы осмотреть окрестности? Да потому, что тут я еще не написал ни про исток Дона в Новомосковске, ни про Венёв, один из 115 исторических городов России, ни про Белёв с его пастилой (разошедшейся, правда, в ширпотреб, но сам-то Белёв остался на месте).

Нельзя объять необъятное, как говорил Козьма Прутков, одним из отцов которого был, как известно, другой Толстой – Алексей Константинович. Путевые заметки – не Википедия, они скорее об ощущениях, а не для справки.

Алексей Вишневецкий.

Фото автора

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Татьяна
Татьяна
1 год назад

Как замечательно, что такие места сохраняются и по возможности остаются первозданными! Это Великая память!
Даже с фото веет осязаемой атмосферой и бытностью этих мест

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x