Александр Ширвиндт: Сегодня очень не хватает Арцибашевых

В Доме Актера на Арбате прошел вечер воспоминаний «Театральный роман Сергея Арцибашева», посвященный 70-летию со дня рождения народного артиста. Этим вечером  артисты Театра на Покровке, друзья и коллеги Сергея Николаевича завершают цикл мероприятий, посвященный его юбилею.

Перед гостями выступил лауреат Государственной премии РФ, ученик Анатолия Эфроса Валерий Ненашев, который был в числе тех, кто вместе с Арцибашевым создавал Театр на Покровке с нуля. Он рассказал о том, как проходили репетиции первого спектакля «Покровки» — «Три сестры», на который мечтала попасть тогда театральная Москва, и об удивительном методе работы мастера.

Сцена из спектакля «Женитьба»

Актеры Театра на Покровке сыграли сцену из «Женитьбы», еще раз восхитив зрителей виртуозностью ансамблевой работы (всех их когда-то набирал в труппу сам Мастер),  и талантом каждого в отдельности. Кстати, сцена в этот вечер была украшена элементами декораций «Женитьбы», которые придумал Олег Шейнцис (легендарный художник «Ленкома»), а также костюмами Сергея Николаевича из разных спектаклей.

Истории безбашенной юности и совместных проказ поведал друг Сергея Николаевича драматург Александр Гельман, пьесы которого Арцибашев ставил у себя в театре.

Даниил Спиваковский

Горькие подробности периода руководства Мастером Театром им. Маяковского вспомнили Дарья Повереннова и Даниил Спиваковский. В ходе вечера несколько раз звучала мысль о том, что  этот период сократил годы жизни Арцибашева: те, кто когда-то себя называл «друзьями», предали его. Да и сегодня в театре некоторые делают вид, что такого режиссера не существовало, хотя на сцене Маяковки до сих пор при полном зале идут три спектакля, им поставленные.

Дарья Повереннова

Бурю восторга и смех  вызывали воспоминания близкого друга Сергея Арцибашева, народного артиста России Александра Ширвиндта.

— Такая штучная фигура как Сережа — она  в нашей круговерти пошлятины с каждым годом становится всё более выпуклой, — сказал Александр Анатольевич. — Мы очень дружили. Когда младшие товарищи уходят из жизни – это как-то неправомерно. Пороховщиков, Миронов, Гундарева… Я тут сидел и вспоминал, как Наташа Гундарева одно время заседала в Думе.  Дума из спортсменов и актеров – это нечто… (смех в зале). И вот она там создала женскую команду, типа «женщины в борьбе сами с собой» — название тут не важно.  Главное, что все  эти дамы с халами на голове смотрели на Наташу, как на бандершу. А она устраивала для них вечера. И  раз придумала, чтобы они сделали заявку на самого красивого, мужественного и обаятельного мужчину, с кем бы хотели встретиться. Она эту команду мужиков собрала – Костолевский, Домогаров, Слава Тихонов, ваш покорный слуга,  тогда еще ходивший без палки… Нас было  человек двенадцать. А на первом месте по заявкам дам оказался Сережа Арцибашев. Потому что такая мужская харизма, такое мужское обаяние, какое было у него,  не купишь, и  даже у Эфроса не воспитаешь. У Сережки оно было, и это очень редкая штука.

Александр Ширвиндт

Мы работали с ним  на двух спектаклях. Счастливо играли  очень много лет «Орнифль» в его постановке. И до этого он поставил «Счастливцев-Несчастливцев» к юбилею Михаила Михайловича Державина. Трагическая была подготовка, надо сказать…. Когда все решили, что к юбилею Михаилу Михайловичу надо что-то дарить, то как всегда бросились к Грише Горину. (Я до сих пор уверен, что мы разорвали великий талант этого человека на свое обслуживание. Сколько же он написал пьес для Кваши, для Миронова, для нас  с Державиным – капустники,  юбилеи, поздравления!) Думаю, что  он мог бы вполне еще написать что-то гениальное, типа «Забыть Герострата!»,  если бы мы всё время не морочили ему голову).

После того, как мы заполучили пьесу Горина, начались поиски режиссера.  Наконец, нашли Петра Наумовича Фоменко. Начали репетировать в Доме Актера, чтобы потом Плучеку показать кусочек. Фоменко сказал: «Оба влезайте на стол, начинайте говорить  слова». Мы взгромоздились и начали. Фоменко посмотрел на всё это и сказал: «Нет, не потяну». И ушел. Гений! (Хохот в зале).

И тогда мы бросились к Сергею Арцибашеву. Он – человек  со своей органикой, с хорошей театральной  школой. И когда к нему пришли два эстрадных артиста, которые работали только фронтально, он совершенно с нами замучился. Я долго пытался ему объяснить, что я – любимый артист Эфроса, что сыграл у Эфроса 8 главных ролей,  на что Арцибашев с присущим ему юмором неизменно отвечал: «Не заметно». Вот ведь – комплекс полноценности! Мужик! Красавец!!!

Пили мы с ним частенько. Я сегодня вспомнил, что мы дружили много лет, но ведь ни разу в жизни не выпивали в ресторане: то  в машине, то  в подворотне, то  в проходной,  то в реквизиторском цеху. А ведь уже были довольно-таки… половозрелые артисты.  И когда мне изредка говорили, что Сергей Николаевич «занемог», я про себя думал: «О-о-о-о!!!»

Всё-таки, сегодня нам всем очень не хватает Арцибашевых…

Елена Булова.

Фото Дианы Евсеевой предоставлены пресс-службой Театра на Покровке

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x