31 Июля 2021г., Суббота
  • $ 73.1
  • 87.0
Главная» Культура» Александр Ширвиндт: Вседозволенность хуже цензурных рогаток

Александр Ширвиндт: Вседозволенность хуже цензурных рогаток

Сегодня народный артист РСФСР Александр Ширвиндт отмечает свой день рождения. «Московская правда» присоединяется к потоку поздравлений и желает любимому артисту всех благ и крепкого здоровья.

…Мы любим Александра Анатольевича Ширвиндта. Во-первых, он талантлив до неприличия. Во-вторых, органичен, и, что бы ни делал – в кадре ли, на сцене ли, – ощущение такое, что обращается лично к вам. В-третьих, он красив и к тому же артистичен, искренен, интеллигентен.

— Александр Анатольевич, арбатские переулки помнят ваш еще ребенком. Вы – коренной москвич. Столица с годами сильно меняется, не исчез ли, с вашей точки зрения, в ней тот старомосковский дух, который всем нам, здесь родившимся, столь дорог и близок?

— Я очень люблю Москву. Мой друг Миша Державин жил в доме, к которому примыкает Щукинское театральное училище, и я часто пешком шел от своего дома в его двор. Шел в сторону старого Арбата. Скатертный переулок, Столовый, Хлебный, Поварская улица… Какие чарующие старомосковские названия! Нынешняя столица — это, конечно, уже не та наша Москва. Но она совершенно замечательная, чистая, аккуратная. Особенно сейчас, когда наконец убрали заборы. Когда они еще стояли, я всегда вспоминал старый еврейский анекдот. Некий человек жалуется ребе: «Супруга окончательно выжила из ума, подросшие дети превратились в бандитов, я изнемогаю и задыхаюсь». Ребе говорит: «Возьми в дом козу». Спустя какое-то время этот же человек снова жалуется: «Ребе, я готов покончить с собой! Коза гадит, вонь невообразимая на весь дом!» Ребе отвечает: «Отдай козу». Отдал — и наступило счастье. Вот и мы, живущие в центре, после того как были убраны все эти заборы, ощутили счастье. Мы избавились от «козы».

— Михаил Михайлович Державин рассказывал, что вы в детстве приезжали в их двор еще и на велосипеде и, будучи очень добрым ребенком, всем мальчишкам в том его дворе давали покататься.

— Михаил Михайлович был человеком душевно щедрым и обладал тонкой иронией. Потому что на самом деле я очень боялся, что умру от разрыва сердца, если кто-нибудь сломает мое единственное сокровище – тот трехскоростной ЗиЧ Чкаловского завода, – и поэтому никому его вообще не давал.

— В своей поздравительной телеграмме Сергей Собянин написал, что «обладая ярким талантом, неподражаемым обаянием и тонким юмором, вы завоевали любовь миллионов зрителей». Юмор помогает вам в жизни?

— Несколько лет назад мы в театре получили интересное письмо. Там говорилось, что в Москве планируется отметить День велосипеда. В связи с чем руководителей предприятий приглашали на работу приехать на велосипедах. Сергей Семенович Собянин чуть позже по телефону поздравлял меня с днем рождения, а я ему возьми да и скажи: «А вы знаете, что двенадцати руководителям московских театров — за восемьдесят? Я лично очень беспокоюсь за Волчек… Все думаю, ну как она поедет?» «И Сергей Семенович мне совершенно гениально ответил: «Да… вообще-то над возрастом руководителей театров надо серьезно подумать». Я чуть со стула не свалился.

— Все ваши друзья — Григорий Горин, Андрей Миронов, Марк Захаров — обладали завидным чувством юмора. Марк Анатольевич как-то рассказал, как однажды они посадили вас в поезд, провожая на съемочную площадку в другой город, потом прыгнули на самолет и встретили вас на перроне уже в другом городе. Интересно, что вы подумали, увидев их тогда?

— Подумал страшное: пить все-таки надо меньше.

— Вы – блестящий артист. А кого и за что из вашей актерской братии сами особо отмечаете?

— Я всегда считал величайшими актерами Гриценко, Евстигнеева и Олега Борисова. Они обладали невероятной органикой. Они были неспособны переступить через это великое актерское качество, с какими бы безумными режиссерами ни работали. Мой друг Михаил Михайлович Державин — из этой же замечательной компании.

— Вашему эстрадному дуэту с Михаилом Державиным не было равных. Как считаете, в чем заключалась причина такой его популярности?

— Мы сами писали себе тексты. Нашими героями были люди, живущие с нами на одной лестничной клетке, в нашем дворе, на нашей улице. За персонажами угадывались судьбы живых людей. Зрители узнавали себя, поэтому и хохотали искренне. Многое рождалось импровизационно, подмечалось на рыбалке, посиделках за рюмкой, на гастролях. И тщательно записывалось, а потом репетировалось. И так как «продукт» изготовлялся лично нами, то в нем всегда присутствовала наша собственная органика. Думаю, что если бы это было иначе, если бы это были тексты даже очень хороших и популярных в то время сатириков, то наш дуэт подобного успеха не имел.

— А как тогда вы объясняете успех фильма «Трое в лодке, не считая собаки», автором сценария которого являетесь не вы, а Семен Лунгин?

— Там выступал режиссером Наум Бирман, который нас знал и дал возможность импровизировать. Не каждый режиссер способен артистов отпустить в свободное плавание. За нас было то, что с Михаилом Михайловичем мы уже были сыгранным дуэтом, да и с Андреем Мироновым тоже. Берег Немана сыграл в фильме роль Темзы, на него-то и телепортировались те самые раскрепощенность, чувство юмора, чувство партнера, которые составляют прелесть этой картины. Ну и разумеется, туда телепортировались наши партнерши. Куда же без них!

— В этой картине ваши герои все время дают друг другу ценные советы. А были ли в вашей жизни ситуации, когда ваш совет другу определ каким-то образом его дальнейшую судьбу?

— Ну, например, была ситуация, когда Михаил Михайлович привел в служебный буфет театра Роксану Бабаян, решив впервые ее нам представить. Он очень осторожничал. Но мы дружно сказали: «Надо брать». И ведь при этом никто из нас даже не догадывался, какой эталонной женой станет эта шикарная и самодостаточная дама! Эталонной!

— Вы руководите театром-легендой, в который мечтал попасть каждый человек, живущий в Советском Союзе. Поскольку все смотрели «Кабачок «Тринадцать стульев» и любили его героев. Менглет, Папанов, Миронов, Высоковский, Мишулин, Пельтцер, Аросева носили гордое звание артистов Театра Сатиры, являясь кумирами миллионов. Сегодня сатира востребована?

— Нет. Сегодня сатира — вещь условная. В те годы, о которых вы говорите, все строилось на «фиге в кармане», то есть на аллюзиях. Соревновались в том, кто изящнее, талантливее, хитроумнее «пробьет», кому удавалось — тот и выигрывал. Цензура ведь не дремала, и трагических историй было достаточно. Валентину Плучеку закрыли девять спектаклей, полностью сделанных. Закрытые спектакли возвращались на сцену только благодаря гениальной помощи Сергея Михалкова, но это отдельная история. Положа руку на сердце: я сатиру не очень люблю, она предполагает злость, а мне ближе улыбка, юмор и сарказм.

— Ну а чем тогда Театр сатиры способен сегодня выделиться из массы других театров?

— Только качеством. Тем более что никто ничего достойного сегодня для нас не пишет. Нет ничего. Вот так по сусекам и скребем. Но мне приятно, что на наши спектакли ходит молодежь, хотя она и не видит на нашей сцене голых задниц. Очевидно, произошел какой-то перелом, все наелись псевдоноваторства.

— А если бы на вашей сцене сегодня вдруг пошла та самая нашумевшая «Баня» или «Клоп», было бы в зал паломничество, как раньше?

— На фоне девочек, которые в соцсетях раздирают кошку, или парня, который расстреливает в школе одноклассников, все «Трехгрошовые оперы», как и «Оперы нищих», уже воспринимаются как оперетты. Говорить сегодня о больных вещах, облекая это в форму сатиры, довольно сложно. И опасно. К тому же экран заселили разнокалиберные комедийные «клабы». Вроде бы, живи и радуйся – у молодых сатириков столько работы, и к тому же — полное отсутствие цензуры, пиши что хочешь! Но эта вседозволенность — хуже любых цензурных рогаток. Потому что полный кошмар начинается там, где на сцену выходят люди без вкуса, внутренней культуры, а их поток пошлости накрывает зал. Это уже не свобода! Это антиискусство. Цензура имеет в своем корне слово «ценз», который как раз и исчез. При том что среди юмористов попадаются ведь очень талантливые ребята. Но подлинному юмору и сатире выбраться на сушу из общего водоворота сегодня очень трудно.

Фото из открытых источников

Елена Булова/ автор статьи
Яндекс.Метрика