Компенсация советских вкладов, или Чувство долга

Коллаж "Московской правды"

Государственный денежный долг — это не юридическое, а моральное обязательство? Подобный вопрос в реальности и представить трудно. Но высокий правительственный чиновник так и считает, причем говорил об этом не в кулуарах, а во всеуслышание, с трибуны Государственной Думы.

Речь – о компенсации вкладов граждан в Сбербанке СССР. С одной стороны, вроде бы острая, больная тема. А с другой – привычная настолько, что уже и забывается. Например, с января вступил в силу очередной закон, который откладывает полную компенсацию вкладов уже до 2025 года. Однако он остался малозамеченным. И это было до резкого обострения международной обстановки, которое отодвинуло в сторону все предыдущие и нынешние события.

Но, тем не менее, вспомним. К тому же последний мораторий сопровождался еще скандальной частностью при обсуждении. Заместитель министра финансов Российской Федерации Алексей Моисеев заявил (цитирую по стенограмме пленарного заседания Госдумы):

«Это не является возвратом долга. Никакого долга в юридическом смысле — не в моральном, а в юридическом смысле в связи со сбережениями в Сбербанке и со страховыми полисами в Госстрахе СССР у правительства не возникло <…> То есть это является не юридическим, а именно моральным обязательством, связанным с индексацией в связи с гиперинфляцией 90-х годов».

Его слова вызвали возмущение, особенно у депутатов от КПРФ. Резко выступил Алексей Куринный:

«Мы категорически против того, чтобы эти долги были забыты, категорически против того, чтобы государство полностью сняло с себя любые обязательства <…> После этого от самого государства — тем более от доверия граждан к этому государству — ничего не останется. Поэтому мы будем голосовать против, призываем к этому же и всех остальных».

На что председатель Госдумы Вячеслав Володин отреагировал, в свою очередь, тоже эмоционально:

«Это всё было следствием развала Советского Союза. Вот сейчас зачастую встают наши коллеги — те, кто на себя взял ответственность быть правопреемниками КПСС, — и говорят о том, что было хорошо. Если было хорошо, так почему страна развалилась? <…> Но это долги тех, кто возглавлял Советский Союз, и той партии, которая привела к этому краху, а значит, это и ваше моральное обязательство. <…> А вы сейчас говорите… <…> Поэтому совесть надо иметь. Совесть надо иметь! (Аплодисменты.) И в этой ситуации подходить ответственно».

В общем, получается, во всем виноваты коммунисты, и нечего сейчас выставлять себя защитниками народа? Более чем спорный тезис. Ведь обязательства по компенсации советских вкладов брала уже новая, некоммунистическая власть.

И уж тем более обескураживает заявление заместителя министра финансов Моисеева о том, что это не юридическое, а моральное обязательство. Выходит, высокий правительственный чиновник не считает юридическим документом Федеральный закон от 10 мая 1995 года N 73-ФЗ «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ»?

Начиная с 1917 года каждая денежная реформа разоряла податное население, включая так называемые займы, которые были прямым или косвенным отъемом денег. После конфискационной реформы 1947 года три поколения работали, копили деньги – и разом потеряли все в 1991 — 1992 годах.

Закон 1995 года – единственный за советскую и постсоветскую историю России государственный акт о защите наших денег. Пусть пока неосуществленный в практике, оставшийся декларативным, но — закон. На который можно и надо ссылаться, который каждый раз так или иначе активно обсуждается в парламенте, где заседают народные избранники, слуги и защитники народа.

«Приостановления» полной компенсации в каждом очередном законопроекте, начиная с 2003 года, оговариваются вроде бы сложными обстоятельствами:

«Такое восстановление сбережений должно осуществляться путем перевода их в целевые долговые обязательства РФ с использованием долгового рубля. При этом стоимость одного долгового рубля определяется исходя из изменения соотношения контрольной стоимости необходимого социального набора и его базовой стоимости <…> Однако законы, предусматривающие перевод вкладов в целевые долговые обязательства РФ и регулирующие порядок их обслуживания, до сих пор не приняты».

Вот уже в течение 27 лет никак не могут принять важнейший для населения закон? Потому что финансисты не могут определить этот самый долговой рубль, по-простому говоря — соотношение компенсационного рубля к рублю советскому?

Насколько это трудно? В Федеральном законе от 10 мая 1995 года N 73-ФЗ «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ» сказано ясно и просто:

«Государство гарантирует восстановление и обеспечение сохранности ценности (здесь и далее выделено мною – С. Б.) денежных сбережений, созданных гражданами Российской Федерации в период до 20 июня 1991 года;

Ценностью гарантированных сбережений граждан признается покупательная способность вложенных денежных средств на момент их вложения. Покупательная способность денежных средств считается постоянной и определяется покупательной способностью валюты СССР в 1990 году».

По-житейски говоря, если гражданин на советские рубли, хранившиеся в Сбербанке, в 1990 году мог купить автомобиль «Жигули», то и нынешняя компенсация (по закону РФ!) должна быть равна цене современной «Лады».

Цена самого дорогого автомобиля ВАЗ на 1 января 1991 года в СССР – 9 720 рублей

Цена самого дорогого автомобиля ВАЗ на 16 марта 2022 года в России – 1 653 900 рублей.

То есть один «автомобильный» советский рубль примерно равен 170 рублям нынешним?

Здесь надо отметить, что в 2010 году была частичная компенсация. Для граждан, родившихся по 1945 год включительно — в 3-кратном размере. Для тех, кто родился с 1946 по 1991 год включительно — в 2-кратном размере.

Даже в среде экспертов иногда встречаются рассуждения: «Непонятно также, по какому курсу их пересчитывать, учитывая и гиперинфляцию 1992 года, и деноминацию 1998-го».

Самое смешное, что на эти «экспертные» вопросы регулярно дает ответ… Центробанк РФ. Он каждый год устанавливает курс доллара США по отношению к советскому  рублю.

На март 2022 года — 53,9 копейки.

По оценкам специалистов, на 20 июня 1991 года советские граждане хранили в Сбербанке 315 миллиардов рублей. По курсу Центробанка на март 2022 года – более 584 миллиардов долларов.

Российским гражданам они бы очень пригодились.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Коллаж «Московской правды»