Что не так с «Газпромом»?

За три месяца погибли четыре топ-менеджера, тесно связанных с крупнейшей газовой компанией России. В двух случаях жертвами стали и члены их семей. Что это: следствие неизвестных обстоятельств или невероятное совпадение роковых случайностей?

Три месяца назад в поселке Ленинском Ленинградской области, в одной из ванных комнат трехэтажного особняка обнаружено тело 60-летнего Леонида Шульмана с взрезанными венами на обеих руках. Здесь же нашли нож. В посмертной записке, по словам одного из сотрудников правоохранительных органов, Шульман жаловался на сильные боли в ноге, написал, что его «залечили, не хочу быть инвалидом».

Он сломал ногу в новогодние каникулы.

Леонид Шульман занимал пост главы транспортной службы «Газпроминвеста». Наверняка, человек такого ранга мог обеспечить себе соответствующее лечение, включая обезболивание. И можно ли считать жалобу на боли в ноге достаточным основанием и поводом для самоубийства? А если нет, то зачем он это написал? Специально, чтобы возникли вопросы?

Через месяц, 25 февраля, в этом же поселке в гараже-пристройке к дому нашли тело 61-летнего Александра Тюлякова. Со всеми признаками самоубийства. Тюляков был заместителем генерального директора Единого расчетного центра «Газпрома».

Рядом с телом — посмертная записка. Содержание ее не разглашается.

17 апреля в Москве, в квартире на Университетской улице, обнаружили тела Владислава Аваева, его жены Елены и их 13-летней дочери Марии.

«Следствие рассматривает различные версии произошедшего. В настоящее время, согласно приоритетной версии, мужчина совершил убийство супруги и несовершеннолетней дочери, а после застрелился сам», — заявила представительница Следственного комитета.

Владислав Аваев — бывший вице-президент «Газпромбанка». До того — заместитель директора Департамента управления делами Правительства Российской Федерации.

Через два дня, 19 апреля, уже испанская полиция сообщила, что в курортном городке Льорет-де-Мар покончил с собой 55-летний российский гражданин Сергей Протасеня. По первоначальной версии, он зарубил топором спящую жену Наталью и их дочь Варвару, а потом повесился во дворе виллы.

Разумеется, в российской прессе появились и появляются многочисленные материалы о их гибели, фотографии с мест трагедий, подробности производственно-коммерческой деятельности погибших, данные о состояниях в долларовом эквиваленте, детали семейной и личной жизни. Но помимо обсуждений в информационном пространстве, никаких сведений из следственных органов нет.

Здесь настораживает тот факт, что все погибшие занимали высокие посты в руководстве «Газпрома». Да, Сергей Протасеня был топ-менеджером газовой компании «Новатэк», второй по объему добычи в России. Но основным акционером компании является опять же «Газпром».

Как говорят, один случай — случай, два — совпадение, три и четыре — закономерность.

Потому и правомерен вопрос: что происходит в высших эшелонах «Газпрома»? С учетом того, что это — государственная компания и, как утверждали в многолетней телевизионной рекламе, — «национальное достояние»? Конспирологических версий уже выдвинуто немало. Интересно, когда мы узнаем, и узнаем ли, настоящие причины случившегося?

Сергей Баймухаметов.

Фото Лианы Мухамедзяновой с сайта gazprom.ru

Фото Лианы Мухамедзяновой с сайта gazprom.ru