Претензии не по адресу: Академию наук отстранили от руководства наукой еще девять лет назад

Российской академии наук

Вчера на Петербургском экономическом форуме «Новый мир — новые возможности» президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что сейчас все силы должны быть направлены на преодоление научно-технологического занавеса, который опускается над страной. Иначе мы не только в лидеры не выйдем, но и паритета не достигнем.

Очень мягко сказано, на мой взгляд. Тут нельзя не вспомнить, что на пленарном заседании Госдумы два месяца назад наших ученых, Академию наук и персонально Сергеева как раз за отставание не просто критиковали, а устроили, прямо скажем, унизительную выволочку. Включая упрек в пожизненных академических стипендиях и льготах в виде обслуживания в Центральной клинической больнице (ЦКБ). Только ни премьер-министр Михаил Мишустин, ни председатель Госдумы Вячеслав Володин, похоже, не представляли отчетливо, о чем они говорили, и, получилось, критиковали сами себя.

Михаил Мишустин рассказал, что наука у нас всячески поддерживается, для научных организаций установлены налоговые льготы, предоставляется жилье молодым ученым: «Только, понимаете, очень хочется спросить: если мы это делаем, хочется результат от ученых».

Его поддержал председатель Госдумы Вячеслав Володин:

«Михаил Владимирович, здесь присутствует президент Академии наук. Давайте его и спросим, когда результаты будут? Вы правильно сказали: если средства выделяются, здесь должна быть ответственность, не разговоры, а ответственность. Причем нет такого, что кто-то вне отчета и небожитель. <…> Поэтому, как результаты будут, приходите и отчитайтесь перед народом. Депутаты представляют граждан страны. Как стипендии пожизненные получать — инициатива у вас есть, с бесплатным отпеванием в ЦКБ тоже, а как результаты <…> Так возьмите сразу и скажите: «У нас есть результаты!»

Самая настоящая выволочка. 58-летний Володин публично, на всю страну, отчитал 67-летнего, убеленного сединами академика Сергеева.

При этом президенту Академии наук Александру Сергееву ответить так и не дали.

Он сумел сказать о положении РАН только полтора месяца спустя, но не на пленарном заседании Госдумы, а в более узком кругу, на расширенном заседании Комитета по науке и высшему образованию:

«В 2013 году Госдума РФ приняла 253-й Федеральный закон, в связи с которым РАН перестала быть высшим научным учреждением страны, превратилась просто в ФГБУ (федеральное государственное бюджетное учреждение — С. Б.), а институты ее были переданы ФАНО (Федеральному агентству по научным организациям — С. Б.) <…> В 2018 году, когда ликвидировали ФАНО, институты перешли в Министерство науки и высшего образования РФ. <…> Как это ни странно, Российская академия наук формально не является сейчас научной организацией. <…> РАН не имеет отношения к программе ФНИ, федеральных научных исследований 2012–2020 годов. За нее отвечает Министерство науки и высшего образования. Так что претензии за восемь лет — не к нам».

Значит, Госдума 8 — 9 лет назад забрала у Академии наук руководство научно-исследовательскими институтами, а председатель Госдумы об этом не знает и требует от РАН «результатов»?

Значит, научно-исследовательские институты 8 — 9 лет назад перешли в подчинение министерства, подчиненного, в свою очередь, правительству, а глава правительства об этом не знает и требует «результат от ученых»?

«Президент РАН считает, что для решения этих задач, для научного управления проектами академия должна получить необходимые полномочия. Сегодня она вообще не является научной организацией, это обычное ФГБУ. Более того, не имеет права вообще заниматься наукой. Чтобы изменить ситуацию, необходимо вернуть РАН юридический статус государственной академии, который был до 2013 года, вернуть право заниматься наукой», — это опубликовано не где-нибудь, а в правительственной «Российской газете», то бишь — органе правительства РФ.

И что в итоге?

Приведем факты из высказываний третьей стороны, не вовлеченной в данную конкретную коллизию. Инновационный центр «Сколково», действующий с 2010 года, — отдельная структура, чуть ли не государство в государстве. Ректор Сколковского института науки и технологий Александр Кулешов рассказал в интервью о том, какой урон несет российская наука от западных санкций, о том, что теперь не будет оборудования, необходимого для научной работы:

«Что касается серьезного оборудования, от вычислительных кластеров до просвечивающих микроскопов, я не знаю, что с этим делать. Это колоссальная проблема. И она не только нас касается. Вот кластер Кристофари, входит в топ-50 самых мощных суперкомпьютеров мира, принадлежит «Сберу». Великолепное сооружение. Но как его сейчас поддерживать — я не понимаю. Самое страшное, что у нас нет собственного научного приборостроения, нет собственной вычислительной техники, нет микроэлектроники. <…> Вот смотрите, ключевая штука в производстве чипов — литограф. Сам он содержит тысячи чипов. Выпускают литографы всего две фирмы: нидерландская ASML и японская Nicon. Какое-то время назад нам перестали продавать литографы. Какое там производство чипов, если нет основного оборудования?»

Интересно общее объяснение Кулешова:

«Мы последние десятилетия жили в парадигме «нефть и газ есть, а остальное купим». Этот подход сыграл с нами очень злую шутку. Необходимо всё радикально менять, и осознание этого, кажется, пришло».

Однако он сам же говорил, что наука — интернациональна, она не знает границ. И то же Сколково — тому пример. Никто не изобретает велосипед, нет и не может быть одной страны, у которой были бы все патенты на все открытия и технологии. Все страны так или иначе покупают, открывают взаимовыгодные производства транснациональных компаний, вступают в кооперации. Мир — един. Другое дело, что Россия сейчас оказалась в исключительном положении.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: выставка к 300-летию РАН.

Фото Софьи Сандурской / Агентство «Москва»

 

Читайте также

Суверенизация науки

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x