Председатель Думы вышел на битву с тяжелым наследием «Яблока»

Государственная Дума

Заседание Государственной Думы в среду, 15 июня, началось вполне безоблачно и невинно. Ничто не предвещало последующей бури, возникшей на теме СРП.

При обсуждении предложений в повестку слово взял зампред комитета по экологии, единоросс Александр Коган: «Просьба 10-й вопрос из повестки дня исключить и перенести на более позднюю дату. Спасибо».

Имеется в виду правительственный законопроект второго чтения «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах».

Почуяв неладное, председатель ГД Вячеслав Володин спросил депутата: «Это от комитета предложение?»

Председатель профильного комитета по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрий Кобылкин подтвердил: «Да, это позиция комитета».

Законопроект благополучно слетел с повестки. Однако далее начались чудеса.

Вторым вопросом повестки прошел правительственный час «О мерах по повышению эффективности разведки и добычи полезных ископаемых для увеличения темпов экономического роста» с информацией министра природных ресурсов и экологии Александра Козлова. Вячеслав Володин поставил свой любимый вопрос об СРП.

Так называемое соглашение о разделе продукции имеет длинную историю. Справку я приведу ниже, сначала использую тему СРП для иллюстрации, как в России строится так называемое антисанкционное законодательство.

Речь идет о формате разработки недр, которым с подачи «Яблока» планировалось покрыть все высокодебетовые месторождения страны. Из-за внутреннего сопротивления всем яблочным инициативам получились два проекта под названиями «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Благодаря им Сахалинская область имеет ВРП на уровне самых доходных штатов США, только до России деньги не доходят. Плюс ущерб окружающей среде, потому что иностранные компании в России ответственности не несут.

Сдача страны в концессию началась еще при генсеке Хрущеве. «Яблоко» всего лишь продолжило сию миссию-поручение.

Председатель Володин сформулировал вопрос развернуто:

«Мы живем в ситуации вызовов, причем санкции не Россия придумала, а страны, недружественно настроенные к нашей стране. И есть конкретные примеры, когда иностранные государства, в частности, Япония, получают сверхдоходы за счет соглашения о разделе продукции, подписанное еще в начале 90-х годов.

У нас сейчас есть уникальная возможность: взять, проанализировать эти соглашения и принять решение. Потому что, с одной стороны, они до сегодняшнего дня получают сверхприбыли, с другой, в отношении нас сотни санкций инициировали. Сотни, коллеги! Вот почему мы не можем взять, проанализировав эти вопросы, и сказать им: «До свидания»?

А так получается – они нам вредят, граждане от этого терпят проблемы, а, с другой стороны, втихую сами игнорируют все эти решения, принятые в отношении иностранных компаний.

Вот конкретно, если говорить о «Сахалине-2», о «Сахалине-1» – об этих месторождениях и о соглашении о разделе продукции. Десять раз уже они отбили затраты, должны передать всё Российской Федерации, но не уходят.

Счётная палата, где ее роль? Мы говорили об этом Кудрину Алексею Леонидовичу на отчете. Время прошло. Берите и предлагайте решение. Если вы в теме, пожалуйста, выскажитесь».

Конец цитаты.

Аудитор Мамедов сообщил в ответ, что после поручения Володина на отчете Счетной палаты такая работа начата. Счетная палата совместно с министерством сейчас анализирует и месторождения, и собственников, и так далее. Готовятся поправки в закон, где собственником может быть только компания с российской юрисдикцией.

«Правильно. Но мы когда это решение будем принимать?» — спросил Вячеслав Володин.

К полному удивлению председателя, министр Козлов сообщал: «Документы находятся в Государственной Думе, базово стоит дата 21.06 (нас информируют). Если рассмотрите сегодня, значит, сегодня».

Оказавшись в неведении, Володин спросил, в каком законопроекте эта норма у нас отражена?

Председатель комитета Кобылкин честно пояснил: «21-го числа мы будем рассматривать этот законопроект, закон о недрах».

Зампред Думы Александр Жуков подсказал начальнику, что эта норма в законе, который сегодня перенесен для рассмотрения на более позднее время.

Кобылкин вынужден был подтвердить, и принялся оправдываться со ссылкой на ФАС.

Это ж какое должно быть давление на думский комитет, чтобы его председатель промолчал о причине снятия законопроекта из повестки и раскололся только в процедуре публичного допроса благодаря настойчивости председателя палаты.

После такого разворота заговорил и курирующий зампред Думы Алексей Гордеев.

Гордеев с видимым неудовольствием пояснил, что в день заседания только официальный представитель правительства может сказать, что есть мнение правительства – перенести законопроект в связи с тем-то и тем-то. А депутат Государственной Думы ссылаться на то, что ему кто-то позвонил из какого-то отдельного органа исполнительной власти, не должен.

«Я призываю так больше не делать, нарушая процедуры Совета Государственной Думы», – сказал Гордеев.

По просьбе Володина свое мнение по данному законопроекту высказал Козлов.

«Законопроект был согласован всеми коллегами по правительству, зашел в Госдуму, но ФАС на комитете по законопроектной деятельности в четверг с голоса подняла вопрос, что нужно добавить отсылку на 44-й и 223-й федеральные законы, ну, прописать это. Вот из-за этого комментария коллеги и приняли это решение – перенести на 21-е, чтобы эти предложения допечатать.

Если это можно сделать в течение дня, ну, и соответственно, пройти согласование, можно это рассмотреть сегодня. Если это в действительности процедуры до 21-го, то тогда… иначе никак», – сообщил министр Козлов.

Вячеслав Володин со своей стороны поведал: «22-го состоится заседание Совета Федерации. Нам важно, чтобы законопроект, где будет принята норма о необходимости регистрации компаний, которые занимаются добычей нефти, газа, наших природных ресурсов, в обязательном порядке регистрировались в стране… как можно быстрее важно принять. Поэтому давайте из этого исходить. Либо мы тогда 21-го рассматриваем, соответственно, во втором и в третьем чтении, потому что есть позиции всех фракций о необходимости принятия этой нормы, либо тогда давайте восстанавливать его в повестке сегодня и до конца дня дорабатывать, если там допущена ошибка, с которой согласно правительство. Но это опять вопрос, насколько правительство акцептует предложение, прозвучавшее от одного из органов. Но Алексей Васильевич Гордеев правильно сказал: так нельзя».

Очевидно, Володин впал в состояние уязвленного недовольства от утраты бдительности и контроля ситуации, поэтому разразился назидательным спичем.

«Если вопрос прозвучал, то тогда его аргументируйте, и затем мы будем его обсуждать всесторонне. А так получается, у нас один из депутатов высказал предложение о переносе, значит, правительство не в курсе, полномочный представитель правительства уверен, что этот законопроект в перечне приоритетных и будет рассмотрен. Министр нам здесь говорит о том, что норма будет принята очень важная, для нас это вообще как бы впервые в практике принимается такое решение по защите нашего суверенитета и формирует свою, отечественную экономику. Счетная палата высказывается. А здесь взяли и потихонечку предложили, и мы с вами поддержали перенос. Нельзя так дальше работу свою строить».

Конец цитаты.

Мнение Счетной палаты об СРП вынужденно представил аудитор Мамедов: «Это не совсем, так сказать, в рамках департамента недр, то есть мы сейчас всё анализируем, нам еще какое-то время нужно. Вячеслав Викторович, мы буквально это поручение от вас получили…»

Аудитор оправдывался подобно двоечнику у доски.

Володину ответ не понравился:

«Коллеги, ну вот смотрите, когда мы говорим: не совсем по профилю, доля прибыли участников из Японии в проекте «Сахалин-2» 22,5 процента составляет, порядка 55,3 миллиарда долларов, проект «Сахалин-1» – 30 процентов, соответственно, 57,2 миллиарда долларов, всего – 112,5 миллиарда долларов.

Понятно, что Япония борется за этот ресурс. Причем там ведь смысл этих проектов, которые были приняты, когда наша страна была слабой, в том числе заключается в низкой стоимости, которая становится уже доступна странам-участникам».

Конец цитаты.

Затем настала очередь оправдываться министру Козлову: в курсе ли он этих проблем и, собственно, разговора, который не на ровном месте? Потому что огромный ресурс фактически задарма уходит Японии, а она нам отвечает санкциями.

Козлов для убедительности сообщил, что он, как уроженец города Южно-Сахалинск, острова Сахалин, соответственно, в курсе с самого начала, когда еще родился, когда это всё в 90-х годах происходило.

«В действительности тогда были приняты те решения, потому что в стране отсутствовали технологии, и, наверное, может быть, тогда это было правильно. Нет, без оценок: это было как-то сделано. Сейчас мы это обсуждали на площадке правительства с экономическим блоком и с нашими коллегами с Минэнерго. Я извиняюсь, не могу всё прямо процитировать здесь <…> но наша позиция одна вместе с экономическим блоком и с энергетиками: нам нужно в первую очередь приоритеты страны предусматривать», – сообщил министр Козлов.

Вячеслав Володин твердо намерен добиваться того, чтобы Япония ушла из СРП. А так получается, как прибыль – так партнеры, а как санкции – недружественное отношение. Поэтому пускай выберут для себя что-то.

Володин призвал аудитора Счетной палаты прекратить быть гуманистом и разобраться с недружественными японцами.

После правительственного часа Володин предложил вернуться к повестке, восстановить 10-й вопрос, рассмотреть его во втором чтении, ну, и затем уже на 21-е готовить в третьем и затем к 22-му рассматривать этот законопроект в Совете Федерации.

Далее последовала еще одна отповедь председателя в адрес распоясавшихся колег по палате:

«Просьба к депутатам, которые с голоса вносят предложения, с голоса, я имею в виду, исходя из обращений ведомств, исходить из Регламента и процедур. У нас с вами есть полномочный представитель правительства, который присутствует на протяжении всего заседания, работает в Государственной Думе, и он как раз представляет правительство, а все остальные должны взаимодействовать с ним в рамках коммуникаций внутри правительства. Ну, и его позиция здесь является основополагающей. Иными словами, не надо лоббировать какие-то инициативы, а пускай этим занимается правительство внутри, сами разбираются. Тем более вопрос обсуждался на КЗД (комиссии по законотворчеству — прим. автора). Вот Александр Дмитриевич сказал, что был спор, но при этом правительство осталось во мнении, что законопроект надо принимать, у них нет инициативы что-то менять, во всяком случае, на сегодняшний день».

Конец цитаты

В итоге законопроект «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» вернули в повестку и с некоторыми признаками энтузиазма приняли во втором чтении.

Возник явный перекос в другую сторону. Текст правительственного документа содержит пухлый букет таких новаций, в которых без серьезного анализа не разберешься. Как Дума контролирует правительство, любой желающий понять нехитрую истину может убедиться по стенограмме. Скорее некие невидимые кураторы-лоббисты контролируют оба органа власти. Председатель Володин вмешался по одному вопросу, относительно других норм законопроекта он может быть не в курсе и без понукания никто не подскажет.

Надо сказать, что и в первом чтении 22 февраля, и до него в комитете законопроект вызвал бурное обсуждение. Тема поддержки БАМу и Транссибу связана с подозрениями, что в недрах правительства зреет идея урезать заповедники вдоль трассы в интересах каких-то непонятных застройщиков. Участвовавших в дискуссии, включая экологического посла ООН Вячеслава Фетисова, скорее подавили, чем убедили.

Докладчик по законопроекту, член комитета по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Зариф Байгускаров рассказал о поступивших ко второму чтению поправках.

Изначально законопроект был разработан для того, чтобы поддержать Байкало-Амурскую магистраль, чтобы они могли оперативно принимать меры по получению природных ископаемых для того, чтобы строить магистраль. Но в процессе подготовки поправок решили его немножко расширить, чтобы такое право было и у всех компаний по строительству железных дорог.

Перечень этих компаний будет утверждаться постановлением правительства, потому что очень много было споров по этому поводу.

Законопроект также предусматривает положения об обязательном переоформлении лицензий на право пользования недрами, владельцами которых являются иностранные лица, на лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таких компаний у нас сегодня 37. В случае несоблюдения порядка и сроков иностранными лицами, являющимися владельцами лицензий, данные лицензии будут подлежать досрочному прекращению.

В результате принятия законопроекта действующие лицензии на право пользования недрами, владельцами которых являются иностранные лица, будут переданы российским лицам или возвращены в нераспределенный фонд недр. Таким образом, законопроект имеет антисанкционное значение.

В заключение обещанная справка.

Согласно Википедии, соглашение о разделе продукции (СРП) (англ. Production Sharing Agreement) – особый вид договора об учреждении совместного предприятия. Обычно СРП является договором о разделе природных ресурсов, заключенным между зарубежной добывающей компанией (подрядчиком) и государственным предприятием (государственной стороной), уполномочивающей подрядчика провести поисково-разведочные работы и эксплуатацию в пределах определенной области (контрактная территория) в соответствии с условиями соглашения.

В мировой практике зафиксирован ряд случаев пересмотра условий СРП в связи с теми или иными обстоятельствами, случаи расторжения СРП являются из ряда вон выходящими.

Впервые СРП было заключено транснациональными нефтегазодобывающими синдикатами с правительством Боливии в начале 1950-х годов. С тех пор такие соглашения заключались ими с правительствами различных третьих стран. Именно СРП регулируют правовые отношения в сфере добычи ресурсов транснациональными корпорациями в странах Ближнего Востока, Азии, Африки, Южной Америки, стран Карибского бассейна и Канады.

СРП за редким исключением являются договорами международного характера, в которых договаривающимися сторонами являются государство с одной стороны и транснациональные субъекты хозяйственной деятельности (корпорации) с другой.

По состоянию на 1953 год СССР имел более 25 действующих соглашений такого рода. С 1960 года стали заключаться трехлетние соглашения, а в брежневский период — пятилетние соглашения, сначала в экспериментальном порядке, а затем по отработанному шаблону. Первое пятилетнее СРП между СССР и Японией было заключено в 1966 году, став первым в истории отношений СССР и Японии. Советская сторона предоставила в распоряжение японских нефтедобывающих компаний сахалинские недра.

Одновременно с заключением первого СРП были оговорены положения последующих соглашений о совместной разведке и освоении японской стороной Читинского месторождения меди, Гаринского месторождения железной руды, Тюменских нефтяных месторождений, а также трубопровода «Иркутск-Находка». В 1975 году было подписано генеральное соглашение между СССР и Японией о сотрудничестве в области разведки и добычи нефти и газа из шельфа Сахалина.

В России отношения, возникающие в рамках СРП, регулируются федеральным законом № 225-ФЗ от 30 декабря 1995 «О соглашениях о разделе продукции». Налоговый режим, устанавливаемый для СРП, регулируется главой 26.4 второй части Налогового кодекса России.

Однако СРП заключены ранее принятия закона и регулируются им в части, не противоречащей СРП.

В 2004 году, при помощи внесения соответствующих поправок в действовавшее на тот момент Соглашение, удалось отменить его практически полностью. Из 262 соглашений отменены были 260. Лишь проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» по-прежнему действуют на условиях соглашения о разделе продукции.

Оператором «Сахалин-1» яаляется ExxonMobil, «Сахалин-2» – Sakhalin Energy.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой

 

Читайте также

Суррогатное материнство, бюджетное правило, импортозамещение и другие острые темы Госдумы

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x