Не тех судим

25 ноября на судебном заседании будет рассмотрен иск Генеральной прокуратуры в Верховный суд РФ о закрытии международной организации «Мемориал» (внесена Минюстом в реестр «иностранных агентов»). Таким образом, крупнейшая организация, ведущая исследования о преступлениях сталинизма, может прекратить свое существование.

С фактической стороны организации инкриминируется систематическое нарушение законодательства об иностранных агентах в части, касающейся маркировки при публикациях, в том числе в интернете.

Да, на некоторых материалах маркировку забывали ставить. Но, во-первых, за это организация уже заплатила административные штрафы. Получается, за одно прегрешение хотят наказать дважды? Юридически это противозаконно.

Во-вторых, последнее такое нарушение – отсутствие маркировки – зафиксировано 14 месяцев назад. И только сейчас спохватились?

Напомню, «Мемориал» создавался ради восстановления исторической правды о массовых политических репрессиях в СССР. И потому иск Генпрокуратуры о ликвидации «Мемориала» однозначно воспринимается обществом как запрет на память о прошлом, как оскорбление памяти десятков миллионов жертв политических репрессий, как новый шаг на пути реставрации сталинизма.

За десятилетия правления Сталина вынесено 50 114 267 приговоров о раскулачивании, отправке в лагеря, ссылках и расстрелах.

Между тем, уже в 2017 году 46% молодых людей от 18 до 24 лет на вопрос социологов ответили, что о репрессиях 30-40-х годов в СССР «слышат в первый раз». А в 2019 году роль Сталина в истории положительно оценивали 70% россиян. Это рекорд за все годы соответствующих исследований.

Мы не помним, не знаем, не думаем, потому что «быльем поросло»?

А «быльем поросло», потому что государство раз и навсегда не определилось с правовой, юридической квалификацией сталинских репрессий.

Мораль без закона – слаба. Допустим, примитивно, что запрет на убийство останется лишь библейской заповедью «Не убий», а не статьей Уголовного кодекса — с последующим неминуемым наказанием, тюремным сроком, вплоть до пожизненного заключения. Что тогда будет? Что начнется? Наверное, и представить невозможно.

На каком основании в СССР убрали памятники Сталину? На основании решений XX и XXII съездов КПСС. Но они не имели и не имеют юридической основы и силы. Когда мы говорим о преступлениях против человечности, любой нравственный приговор должен подкрепляться приговором юридическим. Или — основываться на нем. Чтобы никаких «мировоззренческих» экивоков. Никто в Германии не выйдет на улицы с портретом Гитлера. В тюрьму посадят. Потому что был суд.

А у нас своего Нюрнбергского процесса над преступлениями сталинизма не было. Значит, всё остальное – разговоры в пользу бедных. У нас по велению высшей власти сталинский гимн превратился в гимн демократической России. Только слова переписали. Уже третий раз. И имя Сталина нынче на устах у многих – от политиков и госслужащих до работяг, рассуждающих со значением: «При Сталине был порядок!».

Факт суда обладает огромной силой морально-психологического воздействия. Массы поклоняются тиранам. Чем больше крови пролито, чем больше душ загублено – тем больше поклонения.

А поскольку у нас суда не было, Сталин так и остался полубогом. Грозным и великим. В тоталитарном, коммунистическом СССР в течение 35 лет после ХХ съезда КПСС его не упоминали в положительном контексте, и уж тем более – не превозносили. А в сегодняшней России, сбросившей иго коммунистического режима и коммунистической идеологии, – воздвигают на пьедестал.

Надо иметь в виду менталитет нашего народа – его преклонение и благоговение перед властью, перед государством, его осознанное и привычное бесправие перед властью. Века и века произвола вбили в наши плоть и кровь, что государство имеет право на всё. Государственное беззаконие, то есть преступление перед человеческой личностью, воспринимается как неизбежность. В сознании наших граждан «преступник» — это всегда частное лицо. Что бы ни совершалось именем государства, у нас называется как угодно, но только не «преступление».

И лишь суд над Сталиным и сталинизмом может изменить такой перекос массового сознания.

Но, похоже, судить будут не сталинизм, а тех, кто раскрывает правду о преступления сталинизма.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: мемориал памяти жертв политических репрессий «Стена скорби».

Фото из открытых источников