Кто воткнул стройку без канализационного коллектора?

Разные проявления общественно-политической активности и парадной государственности неприятно противоречат друг другу.

совет Федерации, здание. Фото Ольги Давыдовой

Наверное, кто-то из нас сошел с ума, но я плохо воспринимаю как поведение правительства, так и его обсуждение в палатах Федерального Собрания. Секретность тут не нужна, потому что головотяпство не скроешь. А надергать дискредитирующих поводов проще из того, что написали другие журналисты.

Мне же надо разобраться в происходящем на основе давно достигнутого понимания простой истины, что наша дискуссия является технологией двойного назначения. Если ее транслировать формально, получается полный бред и желание искать истину за рубежом. Однако попытка вникнуть в суть происходящего за рубежом и у нас, в чем я участвовал в прошлой жизни, независимо от сферы основной деятельности, Россия в любой такой деятельности оказывается наиболее прогрессивной страной мира, зачастую уникально единственной в мире к тому способной.

Демократические процедуры стоят дорого. Мне трудно оценить затраты на подготовку и проведение пленарного заседания СФ. В любом случае затраты кажутся неэффективными. Для примера, на 532-м пленарном заседании сенаторы приняли 27 законов и десяток постановлений, заслушали Председателя Халк Маслахаты Милли Генгеша Туркменистана Гурбангулы Мяликгулыевича Бердымухамедова и генерального директора автономной некоммерческой организации «Россия – страна возможностей» Алексея Геннадиевича Комиссарова. Ничего из этих вопросов не обсуждалось. Голосование по постановлениям и законам неизменно проходило без единого голоса против, и никто не воздержался. Докладчики торопились, понятно, сенаторы так перегружены, что заседают аж два раза в месяц, да и то не все, вызывая опасения председателя Матвиенко в части дисциплины. На парламентский час Марата Хуснуллина ушло почти полтора часа. На Комиссарова полчаса. Все заседание в открытой части три часа сорок пять минут. На один закон получается меньше трех минут.

Смысл законов известен, поскольку большинство законов обсуждались в Думе, причем некоторые весьма бурно. Такие, как очередная заморозка обязательств Сбербанка по обесцененным советским вкладам.

Справедливости ради следует указать, что законодательная база сквозная и номера те же, что и в Думе, однако аналитическая подготовка законов в СФ автономная. Некоторые из них описываются в ином ракурсе относительно думских подходов. Это важно и полезно.

Принятые законы определяют следующее. Единый налоговый платеж и его распределение. Уравнивание иностранцев с россиянами в праве на медпомощь на взаимной основе, то есть если аналогичная норма есть в стране их гражданства. Контроль исполнения концессионного соглашения. Статус социального предприятия для ИП-инвалида, они смогут обращаться в органы местного самоуправления за финансовой и методической помощью. Распространение правил привлечения иностранцев на рынки на их работу в складских помещениях. Ну и так далее.

Вслед за депутатами сенаторы приняли обращение палат Федерального Собрания Российской Федерации «К парламентам стран мира о необходимости укрепления режима Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении» (КБТО). В приложении к постановлению содержится рекомендация: «Назрела насущная необходимость в том, чтобы сформировать в рамках КБТО эффективный потенциал, позволяющий анализировать полноту и достаточность мер укрепления доверия, принимая во внимание достижения в области науки и техники».

Если в Думе прошел парад единомыслия, то в СФ вопрос вообще не обсуждался. Докладчик, зампред СФ Константин Косачёв, по профессиональному происхождению кадровый международник со статусом посла. Он блестяще говорит и умело выбирает существенное. На пленарном заседании растолковал суть обращения, затем представил развернутые пояснения телеканалу СФ «Вместе-РФ». Косачёв довольно точно описал международную реакцию на обращение, потому что США есть, что скрывать. И США и Украина сообщают, что каждая страна из двух на своей территории экспериментов не проводит, и это правда. Их проводят США на территории других стран, включая Украину. Косачёв показал, что речь идет как минимум о технологиях двойного назначения и, возможно, о разработках биологического оружия. На Украине документацию биолабораторий США спешно уничтожили.

Предчувствия Косачёва сбылись в тот же день с учетом разницы во времени, для России ночью. Совет Безопасности ООН не принял проект российской резолюции о создании комиссии для расследования военно-биологической деятельности на Украине, сообщил корреспондент РИА «Новости». Поддержали Россия и Китай. Против голосовали США, Британия и Франция. Остальные воздержались. Для принятия резолюции требовалось набрать девять голосов из пятнадцати. Зампред российского представителя в ООН Дмитрий Полянский сообщил в эфире «Вести-FM», что западные коллеги боятся создания комиссии и по существу саботировали переговорный процесс по резолюции.

Из пояснений Косачёва следует, что США достигли ключевых успехов в разработке биологического оружия. Прежде, когда в нарушение Конвенции 1972 года о биологическом и токсинном оружии подобные разработки секретно велись в США и СССР, мне было известно, что советские биологи на самом деле использовали щедрое финансирование на непрофильные исследования. Аналогично искали снежного человека, поскольку это финансировалось. Было понятно, что создать арсенал биологического оружия невозможно, агрессивные патогены значительно менее жизнеспособны по сравнению с симбиотическим метагеномом. Похоже, США удалось переломить проблему. Это видно по примерам, которые приводили в процессе деятельности парламентской комиссии по расследованию деятельности биолабораторий сопредседатели комиссии от палат парламента Константин Косачёв и Ирина Яровая.

Дискуссии в парламенте с участием зампредов правительства интересны. И Хуснуллин, и Мантуров — люди абсолютно трезвомыслящие и, безусловно, высокие профессионалы своего дела. Вообще-то, в мире таких отстраняют от должности, но Россия страна уникальная, и некоторые из настоящих профессионалов держат оборону и развивают неуемную деятельность.

Например, Марат Хуснуллин с опережением решает задачу ежегодного ввода 120 млн квадратных метров жилья для улучшения жилищных условий пяти миллионов семей. До этого в семистах городах России десять лет многоквартирные дома вообще не строились. Хуснуллин отказывается принимать на федеральный уровень дороги регионального значения, которыми должны заниматься субъекты Федерации. Для этого у них есть региональные дорожные фонды. Его задача состоит в развитии опорной дорожной сети с транснациональными коридорами Север — Юг и Запад — Восток. Особенно раздразнил зампреда правительства вопрос сенатора от Тывы Дины Оюн о недострое спортивного объекта. В ответ прозвучал риторический вопрос о том, кто воткнул объект без канализационного коллектора в городе.

Объем недостроенных, включенных в федеральную адресную инвестиционную программу объектов достиг шести триллионов. Для их завершения нужно пять триллионов. Вся ФАИП финансируется в объеме девятисот миллиардов ежегодно без повышения. Зампред правительства назвал несколько объектов, которые бросить не может. Это, прежде всего, Третьяковская галерея и Политехнический музей. Хуснуллин предупредил, что принимать в ФАИП новые объекты сможет только через три года. Лидер недостроя — Минкульт, за ним подтягивается Минздрав. Председатель СФ Валентина Матвиенко неприятно удивилась и менторским тоном напомнила Хуснуллину, что каждый должен заниматься своим делом и нужен единый заказчик. А Минздрав должен лечить.

На правительственном часе прозвучало еще много всего, безусловно представляющего специальный интерес. И в то же время ощущение кипучей деятельности не должно отвлекать от сути дела. Правительство упорно блуждает в лабиринтах запутанной глобальной сети, выстраиваемой США после уничтожения СССР и Варшавского блока, особенно интенсивно и даже экстенсивно в ответ на Мюнхенскую речь Путина 2007 года. Это, на мой взгляд, дико, поскольку 2022 год освободил Москву от каких-либо обязательств, кроме моральных, перед населением. Причем прежде всего перед населением собственным, иначе Россия вообще никому помочь не сможет и взятую на себя миссию спасения мира не выполнит.

Хуснуллин уповает на развитие льготной ипотеки. Мне кажется, что и со льготной ставкой ипотека остается таким же навязанным извне тормозом развития, как НДС, медстрах, микрофинансирование, накопительная пенсия.

Исходя из реальной себестоимости транснациональные коридоры и основные потоки грузов по опорной дорожной сети следовало бы перегрузить на железную дорогу. Задача развития БАМа и Транссиба тоже стоит. Но все затраты и усилия бесполезны, пока ценообразование строится на внешних индикаторах, зачастую манипулятивно жульнических. Всероссийская стройка выдержала удар подорожания стройматериалов, начиная с металла. Для этого пришлось перестраивать технологии и договариваться с Минфином.

Но и до ударного повышения цен регионы с федеральным центром занимались игрой в перетягивание финансового каната для затыкания собственных дырок.

Хороший пример. По словам Хуснуллина, программа расселения аварийного жилья наиболее эффективно шла при софинансировании из федерального и региональных бюджетов 60:40. Когда сделали в пользу регионов 89:11, аварийного жилья сделалось резко больше на четыре млн метров. В переводе с правительственного языка на русский это означает, что решается проблема не аварийного жилья, а устойчивости ветвей власти. Борьба между ними за ресурсы имеет простую альтернативу наращивания инверсии ресурсных потоков с экспорта на внутреннее применение.

Проволочки дорого обходятся. Матвиенко предупредила, после катастрофы будет дороже. Хуснуллин сам знает. Например, проблема дефицита воды в Крыму связана с 50 % потерь. Если убрать потери, воды достаточно. Насколько мне известно, в электроэнергетике расклад аналогичный.

Председатель Матвиенко считает, что деньги надо давать тому, кто умеет работать. Реформа электроэнергетики «сами знаете кого» привела к тому, что забрали доходы, а все дырявое отдали регионам, и ни в чем себе не отказывайте. Регионы сами не справятся. Когда будет катастрофа, потребуется значительно больше средств. Или надо вернуть все средства, выведенные из страны, и вернуть в ЖКХ.

По-моему, один из наиболее эффективных тормозов состоит в запрете для России на нерыночные проекты, которые не становятся самоокупаемыми. Проблема решается для ВПК, и тут одна из причин секретности темы. Минпромторг Мантуров пытается выторговать нерыночные возможности для своих проектов.

Пример того, как Россия решает навязанные извне проблемы, являет собой генеральный директор автономной некоммерческой организации «Россия – страна возможностей» Алексей Комиссаров. Он выступил на 532-м заседании СФ в формате «Время эксперта». Рассказал, как создает кадровый резерв для пополнения управленческого корпуса страны. Его выпускники работают губернаторами, министрами и их замами, главврачами и сенаторами. Гендиректор заметил таковых в зале. Его проект стал привлекателен для иностранцев из самых разных стран, имеющих какие-то российские корни. Задача состоит в обеспечении возможностей самореализации юноше и девушке из любого города или деревни без связи с наследственными условиями и положением родителей.

Прекрасно, что у России есть такие проекты. Чтобы составить репрезентативное впечатление, надо не доверять, а проверять.

Лев МОСКОВКИН.

 

 

совет Федерации, здание. Фото Ольги Давыдовой
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
1 месяц назад

Случаи, когда даже многоквартирный дом возводился в месте, где не только нет, но и не может быть в принципе канализации и водопровода, бывали при строительном буме в Болгарии. Причём эта недвижимость продавалась на лету ещё на стадии котлована. Наверно в Тыве переняли их опыт.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x