Вахтанговская «Попрыгунья»: уроки любви и адюльтера

В Театре им. Вахтангова — премьера спектакля Айдара Заббарова «Попрыгунья».

«Попрыгунья». Музыкант — Алексей Петров, Ольга Ивановна — Евгения Ивашова, Рябовский — Юрий Поляк, фото — Яна Овчинникова

Антон Павлович Чехов — один из самых востребованных в театре авторов. Его текст звучал на сцене Театра им. Вахтангова неоднократно. Сразу после открытия театра Евгений Вахтангов предложил вниманию публики не что иное, как чеховские пьесы «Юбилей», «Свадьба» и рассказ «Воры», объединенные в единый спектакль.

Номинант «Золотой маски» Айдар Заббаров свое сотрудничество с Вахтанговским театром тоже начал с обращения к прозе Чехова.

Главная героиня спектакля «Попрыгунья» Ольга Ивановна (актриса Евгения Ивашова) – молодая замужняя женщина, тяготеющая к миру богемы. В ее доме по средам собираются модные художники, музыканты, поэты, певцы, артисты – короче, «знаменитости, подающие надежды». Ольга тоже пробует себя в живописи, музыке, театре. Ее гости, словно сговорившись, восхваляют ум и тонкий вкус хозяйки дома, дружно уверяя, что Ольга Ивановна – яркое дарование. Ну а как не уверять? Ведь каждый вечер в определенный час в гостиной появляется супруг Ольги Ивановны врач Осип Дымов и просит гостей «пожаловать выпить и закусить».

Ольга Ивановна — Евгения Ивашова, Дымов — Ян Гахарманов, фото — Яна Булаш

Осип Степанович Дымов (артист Ян Гахарманов) живет совершенно в другом мире, нежели его жена, – мире строгой науки и медицинской практики. Значимости мужа в этом мире легкомысленная Ольга Ивановна не видит: все ее время занято поездками к портнихе и творческими вечеринками.

Понятно, что люди столь разных пристрастий и образа жизни, как Дымов и его жена, не могут долго пребывать в безмятежном браке: Ольга влюбляется в модного художника Рябовского. Артист Юрий Поляк делает своего героя надменным и самовлюбленным: восторженные взгляды и слова Ольги тешат самолюбие Рябовского, но поклонница быстро надоедает. Молодая женщина начинает устраивать сцены ревности, требовать внимания, сводя остатки отношений на нет. Рябовский становится откровенно груб: и вот уже Ольга не подающее надежды «молодое дарование», а бездарное существо, из которого ничего путного в области живописи не выйдет.

Рябовский — Юрий Поляк, фото — Яна Овчинникова

А что же Дымов? Дымов прекрасно  видит, что творится с женой, но проявляет деликатность, несмотря на боль, которую ему причиняют. Внезапная болезнь и смерть мужа заставляет героиню ощутить одиночество и понять, кто именно находился рядом с ней. Тем более что высказывания коллег Дымова открывают глаза: муж Ольги был большим ученым, для мира науки его уход — невосполнимая утрата.

В новом спектакле Айдара Заббарова немало любопытных режиссерских, сценографических и прочих находок. Несмотря на то что героиня считает себя созданием утонченным, она воспринимает мир достаточно плоско, и эта однозначность подчеркивается цветовой гаммой костюмов. Белые рубашки, черные одежды и красное вино в бокалах  — таково цветовое решение спектакля художника по костюмам и сценографа Булата Ибрагимова.

В сценографическом отношении история разворачивается в основном на металлическом подиуме – острове, который в какой-то момент разламывается, словно по самому основанию жизни героев прошла трещина. Жизнь распадается на отдельные островки, превращающиеся на наших  глазах в прозекторские столы. Мольберты, рамы для картин в глубине сцены неопрятно торчат в дверном проеме, выглядывая словно из пыльного чулана, который на самом деле и представляет собой богемная жизнь завсегдатаев Ольгиных вечеринок.

Ольга Ивановна — Евгения Ивашова, фото — Яна Овчинникова

Пейзажи Рябовского транслируются на стены с помощью видеопроектора. При таком смелом решении теряется сочность красок и возникает искажение изображения, рождая мысль, что это «те еще полотна». А яркая лампа в глубине сцены и рентгеновский аппарат намекают: врач Дымов всю эту богему видит насквозь, со всеми ее потрохами и блудными помыслами. И молчит-то Дымов исключительно из любви к Ольге, рядом с которой настолько одинок, что даже в день успешной защиты своей диссертации  не может поделиться с женой радостью: она не видит и не слышит его.

Чрезвычайно эффектно в спектакле явление новой любовницы Рябовского, медленно вплывающей через зал на сцену в красном платье с невероятно длинным шлейфом. Шлейф волочится, словно хвост змеи, по проходу между кресел. Любовница не произносит ни слова, но ее красноречивое появление и странное одеяние выразительнее любых реплик: раскаленной молнией прошлась она по судьбе Ольги Ивановны.

Не менее эффектно и режиссерское решение финала, когда Ольга пытается прорваться к больному мужу, но ее в больницу не пускают — карантин. Зато туда нескончаемым потоком стекаются врачи, коллеги Дымова, забрасывая и погребая Ольгу под грудой своих черных пальто. Растерянная, она стоит под непосильной ношей, впервые осознав, какое количество людей было заинтересовано в жизни и излечении ее супруга, которого она совершенно не замечала.

Наотмашь бьют Ольгу Ивановну слова друзей Дымова: «Добрая, чистая, любящая душа – не человек, а стекло! Служил науке и умер от науки. А работал, как вол, день и ночь, никто его не щадил… должен был искать себе практику и по ночам заниматься переводами, чтобы платить вот за эти… подлые тряпки!»

«Как же невнимательно мы живем» — эта мысль красной нитью проходит через всю постановку Айдара Заббарова, придавая спектаклю «Попрыгунья» актуальность и оставляя зрителям широкое пространство для дальнейших размышлений.

Елена Булова.

Фото предоставлены пиар-службой Театра им. Вахтангова 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x