«Он вернулся, чтобы спасать страну»

Так в ходе пресс-конференции в ТАСС, посвященной 25-летию возвращения в Россию из вынужденной эмиграции русского мыслителя, философа Александра Зиновьева, объяснила этот поступок вдова писателя, хранитель интеллектуального наследия и президент Биографического института Александра Зиновьева, почетный президент Международного общества «Россия – Германия», основатель музея и общественного центра Александра Зиновьева «Зинотека» Ольга Зиновьева.

Александр Зиновьев

Напомню: 30 июня 1999 года Александр Зиновьев (1922 – 2006) вместе с семьей вернулся в Россию после двадцати одного года изгнания из СССР за книги «Зияющие высоты» и «Светлое будущее». Поводом к окончательному решению о возвращении на Родину стала агрессия НАТО против суверенной Югославии, в чем Александр Зиновьев увидел будущий сценарий поведения Запада в отношении России.

Как напомнила Ольга Зиновьева, из Советского Союза их выставили 6 августа 1978 года:

«30 июня 1999 года мы вернулись в другую страну. Решение это было совсем не простое: Александр Александрович знал, куда он ехал. Он должен был помочь стране, должен был помочь народу, который находился в совершенно «растрепанном» состоянии. Мозгами населения России овладевал кто угодно, в первую очередь «западники». Всё было перевернуто с ног на голову: свобода была свободой от обязательств и чувства ответственности за свою страну; свобода была в разгильдяйстве, свобода была в разврате и т. д. Зиновьев как моралист высочайшего уровня не мог отнестись к этому спокойно. Когда мы вернулись в страну, нам было странно видеть обилие иностранных вывесок по всей Москве. Свобода русского языка заменялась английским языком, который стал предметом абсолютной необходимости. После возвращения Александр Александрович начинает преподавать в МГУ (это его Родина, это его Alma mater), читает лекции в Государственном литературном институте им. Горького, преподает в Московском гуманитарном университете и дает бесчисленное количество интервью».

Как подчеркнула вдова писателя и философа, Зиновьев в Россию вернулся не за дачами, не за квартирами:

«Нам по сегодняшний день не вернули нашу квартиру, занятую теми службами, которые нас в свое время отслеживали и совершали всякие пакости. Александр Александрович, естественно, не обращался ни с какими просьбами, он для этого был «слишком офицер»: все-таки гвардии капитан штурмовой авиации. Он не будет просить! Он дал возможность властям как-то себя проявить, оказать какие-то знаки внимания. Но для него это не было главным. Он вернулся, чтобы спасать свою страну».

Как напомнила Ольга Зиновьева, их изгнание из СССР «было здорово продумано»:

«Большего оскорбления ветерану войны, академику, доктору, профессору и т. д. трудно было нанести. Его лишили всех званий и даже разжаловали в рядовые. Это вообще была неслыханная форма расплаты и оскорбления. Но от всего этого Зиновьев не стал меньше!»

После возвращения на Родину, по ее словам, им тоже пришлось «пройти через череду всякого рода испытаний и переживаний», потому что Зиновьев «в общем хоре никогда не пел»:

«Александра Александровича пытаются как-то притянуть к работе в СМИ. При этом мне предложили, чтобы через меня передавать его статьи. <…> Когда Сан Саныча не стало (10 мая 2006 года), с неизбежной очевидностью всё то, чем мы занимались вместе, обрушилось на мои плечи. Я, естественно, не отказывалась: мы с ним вместе сражались 40 лет нашей совместной жизни, и я гордилась тем, что он мне доверил вот эту ответственность. Но я должна сказать, что за эти 17 лет, которые прошли со дня его ухода в мир иной, мы много сделали. «Мы» – это наш «Зиновейник» – это Биографический институт Александра Зиновьева, который был создан на следующий год после ухода Сан Саныча. Мы создали идею «Зинотеки» – большого мультимедийного музея».

Как отметила Ольга Зиновьева, во всех этих трудах она чувствовала поддержку «нашего президента»:

«Я слышала эту поддержку, я чувствовала его плечо: отдельные фразы, отдельные высказывания, ну и «коронным» было озвучивание им на Валдайском форуме цитаты из нашей маленькой книги с яркими высказываниями Зиновьева. Это был знак! Наше общество встрепенулось, был создан Оргкомитет, который возглавил министр образования Валерий Фальков. Всё было прописано в этом проекте. Меня успокаивали, говорили: «Ольга Мироновна, не волнуйтесь, всё будет сделано! Будет создана «Зинотека», будет издано полное собрание сочинений в 50 томах». Многое было сделано, много лекций прочитано, но с «Зинотекой» тему отодвинули. И сегодня я вынуждена сказать о том, что, когда мы возвращались на Родину, ко мне обращались разные европейские музеи с просьбой, чтобы я продала коллекцию картин, написанных Зиновьевым, так же как и его научное и творческое наследие. Я отказалась от этого. Я сказала, что наш народ должен стать обладателем вот этой ценности. Все это услышали, но не приняли никаких мер. В результате получилось так, что ко мне обратилось правительство Ирака с предложением создать компанию «Наука для человечеств», и главной идеей этого проекта было строительство «Зинотеки». В августе этого года мы вылетаем в Ирак и подписываем коммюнике о передаче всей коллекции, которой владею я, о передаче творческого и научного наследия Александра Зиновьева Республике Ирак. Я всегда говорила о том, что вся эта коллекция может быть собрана только в одном месте: цельность Зиновьева не нуждается в подтверждении, и я должна выполнить его волю. Всё будет в Ираке! Я поставила в известность руководство соответствующих ведомств о том, что произойдет. Мне предложили по разным музеям разослать все книги, все мысли, все картины Зиновьева. Я отказываюсь это делать! Зиновьев цельный во всех своих установках, во всех своих идеалах, но коль скоро наша страна сейчас не в состоянии это сделать, мы всё это передаем Ираку».

Как отметил еще один участник пресс-конференции, президент Славянской академии наук, образования, искусств и культуры Сергей Бабурин, который в свое время помогал семье Зиновьевых вернуться в Россию, как видно, «зияющие бюрократические высоты», о которых писал Зиновьев, никуда не делись и сейчас:

«Почему он оказался не ко двору в советскую эпоху? А потом оказался не ко двору и в антисоветскую эпоху? Более того, он оказался не ко двору и в Европе, где его сначала носили на руках, а потом он оказался не ко двору, потому что он и там стал говорить не очень приятные вещи. Почему неприятные? А потому что они были правдой! Он говорил о том, что творится в Европе, которая уже переставала быть Европой. Она становилась Западом. <…> Работы Зиновьева не ушли в историю. Они сегодня опасны для тех, кто хотел бы омертвить нашу жизнь, убить душу человека».

Как отметил, завершая свое выступление, Сергей Бабурин, лично для него Александр Зиновьев всегда являлся «апостолом свободомыслия», так как он всегда требовал свободы творчества и свободы мысли, а это во все времена было чревато. По словам Сергея Бабурина, и «сегодня нам надо сделать всё, чтобы свободомыслие сохранилось, несмотря на все издержки, связанные со специальной военной операцией и конфронтацией с Западом». Нельзя, по его словам, ни при каких обстоятельствах покушаться на свободу мысли людей.

Сергей Ишков.

Фото www.culture.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x