Кино по выходным. Самая большая луна высветила самую большую дурь современности

Управление эмоциями, энергетический вампиризм, эмеры-каннибалы… Новый отечественный фильм «Самая большая луна» по формату составлен из перепевов западных фэнтези.

Режиссер – Алексей Попогребский, продюсер – Роман Борисевич, авторы сценария – Алексей Попогребский и Елена Ванина. В ролях: Иван Ивашов, Симона Куст, Филипп Янковский, Аристарх Венес, Александр Гришин, Павел Голубев, Софья Ская. Продолжительность 99 минут. 16+.

…Ты думал, что ты урод? Люди называли тебя энергетическим вампиром?.. Судя по спектру, на ревность. И тебя всегда тянуло к ревнивым, да? От них ты запутываешься. Без них тебе становились очень-очень плохо. У тебя начинались ломки. И у тебя никогда не было смартфона, потому что от цифровой техники тебе плохо. И ты никогда не влюбишься. Даже не знаешь, что это. Не больно? Потому что боли ты тоже не чувствуешь. Ты всегда знал, что ты другой. Ты боялся этого, потому что думал, что ты такой один. Но ты такой же, как мы. Ты эмер.

Это была презентация для инвесторов. Приложение эмрон не просто позволит знать эмоции людей. Эмрон дает возможность на них влиять.

В каждом из нас есть дыра – та эмоция, которую нам приходится воровать. У людей они есть, но они рабы эмоций. Страшно не то, что мы их воруем, а что это нас убивает. Эмоции как тюрьма. Собери все, и будет полный спектр. Смотри, ты новый оттенок в нашей палитре. Осталось собрать совсем немногих. Спектр замкнется, и мы будем свободными.

Автор предупреждает сразу, что это сказка, а сказки заканчиваются хорошо.

Начинается фильм с лекции о модном течении трансформации эмоций в цвета. Некоторые люди обладают такой способностью и могут учить других. Бороться с абстрактным гневом – все равно, что пытаться не думать о белой обезьяне. Смотрите, я только что справился с тревогой с помощью умиротворения. Не с тревогой вообще, с той, которую испытывал в эту секунду.

Экран невольно заражает зрителя эмерством, и возникает состояние, обозначаемое замыленным термином когнитивный диссонанс.

Кому это нравится – отечественное кино не смотрит. Такому зрителю нужен катарсис трагической безысходности – апокалиптический алармизм в жанре, обозначаемом медицинским термином дистопия, а не сказочный конец из русского фольклора. Естественно, большинство отзывов на фильм – негативные. Кроме тех, что написаны в связи с каким-то поводом.

В российском кинопроизводстве началась болезнь от превосходства финансирования над способностью сценаристов успевать генерировать идеи под это финансирование.

Кстати, не такое уж оно и большое. Но все-же заметный поток всевозможных ремейков – недвусмысленное свидетельство сценарного кризиса.

Возможно, тут есть очевидные проблемы государственного управления кинопроизводством. В России сложилась независимая система подготовки как актеров, так и режиссеров. Однако театры, кино, телевидение склонны вариться в собственном соку, защищаясь от всего того, что с какой-то стороны не поддержано политически или хотя бы не проверено надежно в предыдущей продукции.

И все же фильм «Самая большая луна» не совсем обычен в ряду ремейков. Его вполне можно рассматривать как аллегорию на современный мир людей. Теперь у нас почти все эмеры, кроме тех, кто еще и каннибалы энергетически заряженных людей или носителей какого-то изобретения в типе эмрона. Сегодня это то же, что в прошлом «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого.

В погоне за источниками эмоций люди утратили порог возбуждения. В соответствии с предупреждением физиолога ВНД Вячеслава Дубынина, им требуются все более сильнодействующие источники. Они реально разучились любить и перестали чувствовать боль. У некоторых нечто вроде постоянной ломки синдрома отмены. Они даже не воруют, но открыто грабят чужие эмоции. Некоторые способны подзаряжаться эмоциями только на стадионе, среди большого скопления возбужденного народа.

Другие питаются негативными эмоциями, когда боль испытывает другой человек. Обретают способность стравить влюбленных, только-только успевших начать путь друг к другу. Или вынудить компанию ожесточенно драться между собой. В этом плане все в фильме «Самая большая луна» показано весьма натурально.

Сложилась такая странная форма наркомании, зависимости от того, чего люди сами понять не очень могут, но чувствуют для себя явственную угрозу.

Смотреть этот фильм так же неприятно, как и играть в эту жизнь. Независимо от пола и возраста, люди превратились в подростков, мечущихся от пубертатной ломки.

Когда мы делаем нечто не то, рефлексируем свои поступки и все равно делаем, бывает противно в зеркало смотреть.

Это не фильм неприятный, а сама жизнь. Моменты рефлексии в нем тоже есть. Вариант минутного отчаяния «Что же я наделала»« из фильма «Любви не бывает?»

У режиссера Алексея Попогребского («Коктебель», «Простые вещи», «Как я провел этим летом») в процессе преподавательского общения со студентами сложилась система метафор и аббревиатур, описание которой стало ключом к его новому фильму «Самая большая луна».

Откуда режиссер черпает энергию, Попогребский рассказал в интервью «Российской газете».

«Источник энергии – это один из самых интересных разговоров на нашем курсе. Откуда черпать топливо для своей работы? Ведь над коротким метром ты будешь работать полгода-год (от замысла до реализации), с полным метром и сериалом тебе придется жить несколько лет. Значит, нужно топливо, которое не исчерпается, не стухнет в процессе, иначе весь твой проект просто прокиснет. Кстати, у нас есть собственная смешная классификация этих источников энергии, которую мы изобрели, наблюдая за дипломными фильмами студентов. Самый главный (и самый очевидный) источник мы называем ПСБ. Расшифровывается «Про свою боль». Это что-то вроде нефтяной скважины, которая свербит в тебе, и свербит долго. Но есть и обратная сторона: когда источник действует настолько горячо и обжигающе, что ты выплескиваешь еще и еще…», – рассказал Алексей Попогребский.

О своем будущем фильме еще до выхода его в прокат Попогребский сказал, что такая фантастика для него – не резкая смена жанра: «Ни разу не резкая. Если постараться докопаться до центральной точки сборки драматургической пружины, то могу сказать, что история начала формироваться еще лет десять назад. Но потом она прошла через несколько жанровых трансформаций. Но зерно, сверхспособности и эмоциональный движок были уже тогда. Так что смотрите: мы десять лет запрягали, а теперь быстро поедем!» (Опубликовано в «РГ »от 22.01.24 г.).

В истории режиссера и его фильма много удивительного. Все же Россия – родина мощной киношколы, также физиологии и генетики, не говоря уже о социологии с психологией. Можно было бы хотя бы пользоваться универсальной терминологией.

Однако каждый человек, и режиссер в том числе, является на свет голым, получая от мамы только микробиоту.

Может быть, отечественное кинопроизводство отвлечется на время от ремейков и экранизирует роман Джона Стейнбека «К востоку от Эдема»?

Одноименная экранизация 1955 года Warner Bros вообще не о том. У Голливуда эпическая тематика не раскрываются. Там другая задача – застолбить все темы и собрать все эмоции, чтобы потом когда-нибудь собрать весь спектр белого…

Любопытно, что в процессе кинопроизводства «Самой большой луны» финальный сюжет сложился не сразу. Аналогично было с новым фильмом «Мастер и Маргарита». Жизнь настолько непредсказуемая, что предвидеть все заранее сложно. Примерно так делал кино Алексей Митрофанов, начав с картины «Воры и проститутки».

В итоге получается только лучше, когда режиссер ищет свою картину, а бывает и картина режиссера.

Фильм «Самая большая луна» сделан так, будто вообще больше ничего нет, кроме одной сверхидеи метаться куда ни попадя. Персонажи подобны механическим лунатикам и иногда пытаются поцеловаться, а больше собственно никаких признаков жизнедеятельности. Они не спят, не едят, не способны по собственной воле без принуждения судьбой выбрать себе близкого человека, чтобы доставляют себе и ему удовольствие естественным способом.

До семьи тут далеко, как до Луны пешком. Только мечутся и говорят значительным голосом сверхумные умности, раскрывая примитивные тайны своих планов.

Авторы негативных отзывов абсолютно правы в том плане, что тема не раскрыта. Ее составляющие обозначены как бы пунктирно, с переходами без заверения одного в другое.

Тут просматривается кризис намного более дремучий и долгий, чем сценарный. Чего в России никогда не было, так это кризиса идей. Вопрос в том, что долетит до экрана.

В случае фильма «Самая большая луна» до титров не долетел режиссер Алексей Попогребский. После истории с фильмом «Летучий корабль» это уже какая-то нелепая традиция нынешнего Минкульта, вызывающая раздражение и настороженность в кинотусовке.

«Это в вышей степени некорректно и неуважительно! Попогребский – великолепный режиссер! Просто так манипулировать его именем, унижать человека – это недостойно, это очередная очень большая ошибка Минкульта и всей России!» – заявил режиссер Александр Сокуров в беседе с НСН.

Понятно, неведомая и ненужная зрителю внутренняя политика важнее, но вот есть такой кризис, как дефицит способностей управлять современными техническими возможностями визуализации. Его признаки появились задолго до использования компьютеров в анимации и для спецэффектов, когда появились механические способы мультипликации изображений разных источников.

С тех пор возможности стали намного больше, а фантазия замерзла на уровне «Трах-бабах» в фильме «Каин XVIII». Визуализация передачи злой силы в фильме «Самая большая луна» наверно все же попроще, чем линейная фантазия множества рогов у дьявола женской природы в сериале «Гоголь» с Александром Петровым. Тут уже не пубертация сказалась, а сломанная жизнь.

Сам факт того, что человечество снова впало в пубертацию, может быть, и хорошо. Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось.

В фильме дважды повторяется завлекательная и тем опасная для подражательности сцена прыжка главных персонажей с моста в реку.

Фильм в целом динамичен и в общем показывает красивые безопасные модели стравливания внутреннего давления избыточной эмоциональной напряженности.

За исключением некоторых сцен, доступных только профессионалам и под присмотром киногруппы.

Драка присутствует в качестве имманентного элемента художественного замысла, но никак не самодостаточности сцена. Автор фильма постарался осветить возможности эмеров. Драться самим им не надо, они могут заставить кого-то и получать эмоции от наблюдения с безопасного расстояния.

В фильме присутствует и такой непременный атрибут современности, как манипуляции научной фальсификацию. Для целей фильма называется эмрон – инструмент управления эмоциями. Напоминает шоу «ДНК» и одновременно измерение черепов в Третьем рейхе. Прием широко используется в качестве маркетингового хода, например, демонстрации поиска подземной воды для устройства колодца или измерения электронным микрометром толщины металла для забора. Для России нет нужды отдельно готовить актеров, у нас тут все от природы эти талантом обладают.

На самом деле, управление эмоциями производится в ручном режиме в соответствии с политической необходимостью.

Будем все же надеяться, что фильм «Самая большая луна» – окно в будущее, которое у нас обязательно наступит.

Жизненные кризисы отражают трансформацию генетической конституцию с переменами в генной экспрессии. Они обязательно сопровождаются характерным помутнением сознания и склонностью совершать бессмысленные поступки. В эпоху физической турбулентности пубертатное состояние распространяется на все человечество. Фильм «Самая большая луна» – об этом.

Критиковать автора дело неблагодарное. В случае «Самой большей луны» он имеет полное моральное право парировать тем, что критик не дорос до его уровня. Такое вправду часто бывает.

К разочарованию авторов фильма, они не первые в описанной теме. Была такая пьеса о непримиримой пожизненной пубертации, называется «Гамлет» Шекспира.

Наталья Вакурова, Лев Московкин.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x