КЛЁВОЕ МЕСТО — ГДЕ В ПОДМОСКОВЬЕ РЫБУ ЛОВИТЬ

Сегодня профессиональные рыбаки, любители и иже с ними отмечают Всемирный день рыболовства. Наш корреспондент как раз побывал на рыбалке и написал свои заметки об этом чудесном времяпровождении.

Не берусь судить обо всех жителях планеты, но у нас в стране, пожалуй, каждый хотя бы раз в жизни держал в руках удочку и, возможно, даже что-то поймал.
На рыбалку снарядись!
Накануне рыболовного праздника позвонил старый знакомый и предложил двумя семьями поехать на один подмосковный водоем в районе поселка Жестылево – аккурат недалеко от Рыбного института. Сказал, что знает там одно клевое во всех отношениях место, где можно не только порыбачить, но и отдохнуть на природе: купаться, загорать, играть в волейбол, есть уху, пить вино…
В назначенное время Влад со своей супругой и чадами — Сашкой и Наткой — заехал за нами на своем микроавтобусе.

— Ты че, туда кирпичи положил? — удивился приятель, с трудом запихивая мой рюкзак в огромный багажник, в котором уже находились гигантская палатка, складной стол, стулья, сумки с провизией и целая куча всевозможных рыболовных снастей.
— Да нет, свинец, — отвечаю.
— Зачем? – искренне удивился Влад.
— Рыбу ловить. Увидишь…
За разговорами о том, каких судаков, налимов, щук, лещей и прочую мелочь в разные времена ловил он там, куда мы направляемся, приехали на водоем. Оставили машину на стоянке и в два захода перетаскали весь походный скарб на берег.
Мама, мама, обижают!
— А вот и свинцовые кирпичики, — привлек я внимание Влада, вытряхивая из рюкзака снаряжение для подводной охоты, — можно использовать как гантели по утрам для зарядки.
— Дядя Андрей, вы же в них утонете! — с трудом отрывая от земли пояс с грузами, испуганно заметила Натка.
— Естественно, надо «утонуть», чтобы до дна добраться.
— Не, это очень страшно, лучше на удочку ловить, как папа, — ужаснулась Натка.
— «Бар-ра-ку-да», — по слогам читал тем временем на лезвии моего ножа Сашка. — А, я знаю, рыба такая зубастая в море живет, на нашу щуку похожа.
— Точно. Ее морской щукой и зовут. В теплых морях водится.
— А вы в нее когда-нибудь стреляли?
— Нет, но издалека в Карибском море видел.
— А расскажите какую-нибудь историю про море, – стала просить Натка.
— Смешную или страшную?
— Страшную, страшную! – завопил Сашка.
— Нет, смешную! – заканючила сестра.
— Ладно, расскажу страшно смешную историю. Было это в Крыму недалеко от Судака прошлой осенью, на Всероссийских соревнованиях по подводной охоте. Участники вышли в море добывать рыб. И пресса за ними. И вот, когда отведенное для охоты время было на исходе, а до сигнальной ракеты судьи с берега оставались считанные минуты, услышал, что за моей спиной какая-то борьба идет. Оборачиваюсь и глазам своим не верю! У одного охотника детеныш дельфина-афалины с кукана добытую им кефаль объедает. Человек, естественно, попытался этого маленького нахала отогнать. Взял и пнул его рукояткой ружья в бок — мол, иди-ка ты отсюда! А дельфиненок в плач: «Мама, мама! Помоги, меня обижают!» Тут на его детские вопли мамаша и прилетела. Здоровая такая — килограммов под сто пятьдесят. И так дала этому парню хвостом по голове, что тот чуть не утонул. Хорошо, рядом напарник по команде плавал. Он-то его до берега и дотащил.
— А я думала, дельфины добрые, — грустно вздохнула Натка.
— Что ты детям лапшу на уши вешаешь! Не было такого прошлой осенью в Судаке, — вывела меня на чистую воду жена. — Мы вместе на этих соревнованиях были. А то, что вам дядя Андрей сейчас рассказал, было с ним самим. Только лет десять назад, и не в Судаке, а в Кабардинке, под Новороссийском. Мы тогда за сборную журналистов выступали. Заняли второе место, потому что у Андрея дельфиненок рыбу отнял. И мать его по голове не била, а только за ласту укусила. Думала, что это его хвост. Вот, следы от зубов остались, — и жена показала ребятам ту самую ласту. – Если б по голове, то насмерть убила бы.
Обед по расписанию
— Значит, так, на ужин нужна щука, — давала мне указания жена. И потом уже к Владу. — Щука тут есть?
— Во! – и он, как подобает рыбаку, развел руки в стороны.
— Понятно. Но лучше судака, он послаще. Плотвы с десяток на уху. Можно незачетных, не на соревнованиях же. Будут раки — тоже бери, нам с Юлькой к пиву. Вот тебе сетка под них.
— Ты что, его в рыбный магазин провожаешь? — подошла к нам супруга приятеля Юля.
— Да вроде того…
Вода еще не зацвела, и видимость была вполне приличной. Конечно, уже не то, что в мае в Строгине — аж метров восемь, — но работать можно.
Первую щучку добыл буквально метрах в десяти от нашей стоянки, на мелководье. Граммов на 800.
Впереди у самого берега увидел три белоснежные лилии. Не желтые кубышки, которых пруд пруди на любой речушке, а именно лилии. Поплыл к ним, чтобы сфотографировать. И тут, опаньки — вот она, еще одна щучка, килограмма в два, не меньше. Стоит в засаде. На меня ноль внимания. В другое время лег бы рядышком и, почти не дыша, наблюдал, как она охотится. Это надо видеть! Стоит на мелководье под самым берегом, как пятнистое полено, только еле-еле жаберные плавники шевелятся, словно какие-то подводные растения на течении. И вот мимо вдоль бережка плывет стайка небольших плотвичек или уклейки, красноперки, не важно. Вжик — и щуки нет. Только мутный трассер, как след от самолета, под водой остался. Порой мне кажется, что ее стартовая скорость — как у пули из ружья. Где-то слышал, что если человека вот так с места с такой скоростью дернуть, как это делает матерая щука, он умрет от перегрузки. Если, конечно, не космонавт.
Пора нырять на глубину. Посмотреть, есть ли на дне рачьи норы.
А, нет — фигу вам, а не раков — фонарь на берегу забыл.
Нырять в эту тьму-тьмущую не стал. Без фонаря, в незнакомом месте — это верх безрассудства. Неизвестное дно — как чужая планета. Топляк, коряги, старые сети, какие-нибудь веревки, покрышки от автомобилей, иногда и сами автомобили, а уж бытового мусора…
Лег под берег и за час с небольшим набил, как заказывали, плотвы. Запищал наручный подводный комп – значит, «купаюсь» три часа. Теперь и домой можно.
На берегу, как Ассоль в ожидании Грея, стоит Юля с детьми, вглядываясь в темную водную гладь.
— Ну, наконец-то! Дети все извелись: «Когда дядя Андрей приплывет? Когда вынырнет?» Влад с рыбалки уже час назад как вернулся, а тебя все нет. Ну и нервы у твоей Алины! Ведь она мне раз пять сказала, что ты вернешься минута в минуту. И точно. Ой! Щуки!..
Ну все, началось… Хотя на душе все же приятно, когда тобой восхищаются, фотографируются с твоими трофеями, а ты делаешь вид, что ничего особенного не произошло.
Из добытых щук женщины сделали филе, обваляли в сухарях и зажарили на углях. Щука, да и другая речная рыба на углях, с дымком – это вам совсем не то, что дома на сковородке.
Влад просидел полдня у своих донок, но обещанного леща размером с лопату не поймал.
— Ничего, ночью обязательно клюнет, — успокаивал он сам себя. — Это вы, подводники, сразу знаете, есть тут рыба или нет, подплыл — и стрельнул на выбор.
— Вообще-то я стреляю рыб из чистого гуманизма.
— Да брось заливать-то!
— От удара стрелы рыба погибает мгновенно. Просто надо знать, куда целиться. Ведь рыбы, как и все живые существа, обладающие нервной системой, испытывают сильную боль и страдания, только кричать не могут. А теперь представь, если человеку засунуть здоровенный острый крюк в глотку и тянуть…
— Я об этом никогда не задумывался. Рыб, конечно, жалко, но нам кушать тоже хочется. Пойду, кстати, донки проверю.
Вернулся Влад со здоровенным золотистым лещом килограмма на три, а то и больше.
— Я тоже за гуманную рыбалку — добил рыбу известным приемом.
Мы еще долго сидели у костра. Запекли леща в фольге. За ночь остынет и зажелируется. На завтрак, да со специями и лимончиком — язык проглотишь! А следующего закоптили на осиновых веточках, тоже вкуснотища. Одним словом, все прошло исключительно в традициях Дня рыболовства: и баек нарассказывали, и про престиж профессии вспомнили, и признательность за труд присутствовала, и о бережном отношении к природным ресурсам не забыли.
Андрей ФЕДОРОВ.