ЗАМКНУТЫЙ КРУГ НАДЕЖДЫ

С обеих сторон в окнах автомобиля мелькают голые деревья, типичное низкое февральское небо, не холодно, но по-февральски серо и бесчувственно. При въезде в Донецк сразу появляется ощущение, что город спит. Спит в ожидании чего-то – чего-то нового, абсолютно нового. Заметно, что город устал, устал от всего, что его постигло в последнее время. Но он продолжает работать, жить и никуда не собирается исчезать. Движение немногочисленных машин на улицах, общественный транспорт, люди, правда, намного меньше, чем раньше, – все это можно увидеть из окна автомобиля, проезжая по городу. О чем он думает сейчас, о чем мечтает, о чем жалеет и что в его планах? Февральская оттепель касается только столбика температуры на градусниках. В воздухе же висит ледяной, железный и колкий запах войны, запах беды, сожаления, обиды и, может быть, даже ярости.
Как живут люди в этом городе? Живут обычной жизнью, только некоторые яркие краски былой жизни превратились в темно-красную тревогу, в серое мучительное ожидание каждого следующего дня. Но есть среди этих угрюмых тонов и проблески небесной лазури – это цвет мечты, это цвет надежды на светлое безоблачное будущее. Наверное, это единственное, чем живет город. И если забрать у людей эту надежду, они просто остановятся, просто замрут, как вкопанные, превратятся в недвижимые столпы, которые окутают туман и зловещая тишина, изредка нарушаемая залпами орудий. Но столпам уже будет все равно, если надежда потеряна, значит, все было зря.
Да, действительно, многие жители с началом войны уехали, но есть и те, которые остались, без пафоса, без стука в грудь, просто остались на своей земле, в своем доме вместе со своей семьей. Они работают, иногда гуляют, смотрят телевизор – в общем, пытаются вести себя так, как будто в городе течет обычная жизнь. Телевидение в регионе, кстати, работает на достаточно профессиональном уровне, чувствуется старая школа журналистики. Дончанам приятно осознавать, что, например, известные донецкие врачи остались в городе, что они продолжают спасать жизни, лечить людей, принимать роды и оказывать прочие медицинские услуги. Частные предприниматели продолжают свою деятельность, стараясь обеспечивать население необходимой продукцией и услугами. Правда, некоторым из них все же приходится ездить на украинскую территорию за товаром, рискуя жизнью, но стараясь достать товар покачественнее. Донецкие дизайнеры одежды развивают свои мануфактуры, предлагая населению одежду неплохого качества по доступным ценам. Молодежь строит планы, учится, влюбляется, ходит на мероприятия, в театры, на концерты. В городе проходят ярмарки вакансий, предлагая его жителям рабочие места. Жизнь в городе начинается в 6 утра и заканчивается в 11 вечера, в остальное время суток – комендантский час.
Глядя на город, каждый, конечно же, смотрит со своей колокольни, складывает свое впечатление о сегодняшнем Донецке, в силу особенностей личного мировосприятия. Безусловно, подавляющее большинство настроено на интеграцию с Россией. Людям нравится модель российской государственности, ответственная власть, честный и справедливый президент и по-настоящему эффективная борьба с преступностью, коррупцией, открытая позиция государства к народу, честность СМИ и многое другое. Одна из главных свобод – это возможность говорить и думать на русском языке, который дончане считают родным. И да, возможно, они говорят на русском по-своему, со своим, присущим только им диалектом, со своей мягкой буквой «гэ» и своеобразным союзом «шо». Но в большинстве своем они стараются учиться, смотря российские телеканалы и читая российскую прессу. Есть и небольшой процент тех, которые говорят: «Верните хотя бы Украину, которая была, это все лучше, чем война». Ко всеобщему сожалению, они не понимают, что «той Украины, которая была» уже не будет.
Одно из главных мест, где люди общаются, делятся мыслями и переживаниями, надеждами на будущее, – это рынки. Здесь все те же продавцы, все те же прилавки и все те же люди, предлагающие свой товар, что и пять лет назад. Все те же бабушки, продающие домашний творог, ряженку и булочки, а также свежую зелень.


Останавливаясь возле знакомой детской площадки, закрываешь глаза и явно видишь, как раньше здесь играли дети, звонко смеялись, а родители мило беседовали между собой, обсуждая что-то насущное, бытовое, повседневное. Открываешь глаза – на площадке никого нет, только холодные железные аксессуары для детских игр, вселяющие приезжему некий страх пустоты. Но в глазах жителей страха больше нет, есть только тревога, переживания о будущем, будущем их детей, внуков, будущем следующих поколений. Общая картина Донецка не передает высоких темпов восстановления города в каких-то больших объемах, но, если присмотреться к конкретному дому, к конкретному зданию, становится заметно, что процесс идет, отстраивают в основном своими силами. Основная помощь, конечно же, поступает из России, и люди благодарны России за конвои с гуманитарной помощью, за целевую помощь от негосударственных благотворительных организаций и просто за помощь от неравнодушных меценатов.
Война разрушила не только здания, нанесла урон не только инфраструктуре города, но она оборвала ту связь времен между западной и восточной Украиной. Жизнь дается человеку единожды, и он борется за свое существование, где бы он ни жил. Со временем человек, конечно же, привыкает к определенным условиям, устоям, догмам и продолжает жить уже с учетом особенностей окружающей реальности.
Особое отношение в городе к ветеранам и детям войны. Например, некоторые частные заведения общепита устраивают для этих людей ежемесячные бесплатные обеды, где за большим столом собираются приглашенные, едят, общаются и делятся впечатлениями о событиях, случившихся в жизни каждого с момента их прошлой встречи.


В общем, дончане стараются жить нормальной обычной жизнью, даже отмечают праздники и памятные даты. Например, к 23 февраля, ко Дню защитника Отечества, в прифронтовой Горловке (Донецкая область), в КСКЦ «Стирол», состоялся праздничный концерт, на котором выступили приглашенные звезды российской эстрады – группа «Белый орел» и православная певица Юлия Славянская, а также местные детские танцевальные коллективы. Концерт организован неравнодушными меценатами, периодически поддерживающими город разнообразной помощью. Зал был полон, многие подпевали, танцевали в проходах и радовались жизни, сейчас, в эти минуты. В какой-то момент зрители одновременно подняли вверх руки с включенными на телефонах фонариками и превратились в единое целое, в огромное поле колосьев, которые, словно от дуновения легкого ветерка, раскачивались из стороны в сторону в такт музыке, а на каждом колоске сидел светлячок, как символ света, неугасаемого света надежды.
Потом, чуть позже, в 23.00, жизнь в городе вновь остановится, настроение людей вернется в его привычную фазу, и в силу вступит комендантский час, который «разрешит» людям вновь выходить на улицу только в 6 часов утра. И они выйдут из своих домов, поедут или пойдут по своим делам, будут опять стараться жить обычной жизнью… своей жизнью.
На обратном пути в окнах автомобиля медленно проплывает все та же февральская картина, все то же серое небо и голые деревья, вот только внутри появилось новое ощущение, что город вовсе не спит, он живет своей жизнью и просто так мрачно и осторожно надеется… надеется на то, что завтра он вновь сможет надеяться…

Анастасия Федоренко, специальный корреспондент «Московской правды».
Фото С. Федоренко.
Москва — Донецк — Москва

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x