КИНОКОУЧИНГ ОТ СИЛЬВЕСТРА СТАЛЛОНЕ

В Каннах прошла встреча с легендарным исполнителем ролей Рокки и Рембо, семидесятидвухлетним актером и режиссером Сильвестром Сталлоне. Он рассказал историю своих падений и успехов, создания ставших уже иконическими персонажей в кино. В честь актера фильм «Рембо. Первая кровь» тоже был показан в большом фестивальном зале Люмьер.

На встречу со зрителями актер пришел в черной футболке, клетчатой рубашке, джинсах и казаках, то есть максимально расслабленно. У него оказался глубокий бас и отличное чувство юмора, он не шутил готовыми заготовками, а импровизировал на ходу. По энергетике он вполне мог бы заводить огромные залы, как известный, не так давно побывавший в Москве, бизнес-коуч Тони Роббинс. Только вместо бизнес-установок он рассказывал о том, как преодолевать трудности на скользкой голливудской дорожке.
Сильвестр Сталлоне сразу извинился за свой акцент, вспомнив, как Арнольд Шварценеггер пенял ему на это. У меня акцент?! — переспросил Сильвестр, — а у тебя тогда что?! И таких шуток во время встречи было немало.

Речь сразу пошла о феномене Рокки – как из боксера — неудачника удалось сделать легенду мирового кино? Первый фильм стоит меньше миллиона, его снимали буквально на коленке, оператор и звукорежиссер были начинающими, многие работали бесплатно, переодевались в машине, бокс не был популярным видом в кино, фильм не хотели выпускать в прокат. Продюсеры хотели видеть в главной роли кого угодно, но только не его. Нужен был условно Роберт Редфорд, голубоглазый блондин, а не он. Да, они бы кенгуру сняли, лишь бы не меня, прибавлял со смехом Сталлоне. Дальнейшее знают все, успех такой, что и до сих пор, сорок лет спустя, если вы приедете в Филадельфию, то на этой лестнице, по которой он взбегал (и то не с первого дубля) теперь выстраиваются очереди чтобы пробежать этот путь и поднять в конце руки. Это делают беременные, люди на колясках, дети, рассказывает Сталлоне, который видел это своими глазами. Флешмоб победы над собой, стал одним из самым популярных в истории кино.


Когда фильм «Рокки» получил Оскар в 1976 году, Сталлоне вышел на сцену и сказал, что это награда для всех Рокки мира. За год до съемок в этом фильме он парковал машины, но все неудачи в его жизни научили его быть умнее и сильнее.
С Рембо было еще сложнее. Образ травмированного ветерана вьетнамской войны, который не вписывается в общество, не сразу был принят. «Рембо. Первая кровь» появился в 1982 году. Я был политическим атеистом, рассказывает Сталлоне, я думал, это просто классная история, а потом начал изучать вопрос о том, как ветераны были выброшены, совершали самоубийства. И я поменял его характер, сначала он был просто машиной для убийства, а потом его образ стал символизировать чуть ли не политическое заявление. Было бы, конечно, странно, что вот он вернулся с войны и стал републиканцем (смеется), но нет, домой он вернулся, а с войны нет. Когда он заворачивается во флаг, это не было политическим жестом, это скорее то, что делают спортсмены на Олимпиаде.


В заключение встречи Сталлоне передали подписанное фото от его французского поклонника Жана-Поля Бельмондо. Я мечтал бы переснять «Борсалино» — великий фильм, добавил Сталлоне. В общем, в очередной раз он показал, что до сих пор находится в отличной форме, ясном уме, с великолепным чувством юмора и харизмой, которой мог бы позавидовать любой молодой актер или режиссер.

Мария Чемберлен.