КАК ШТУРМОВАЛИ РЕЙХСТАГ. ДРУГИЕ ГЕРОИ И РАДЖАП ИСЧАНОВ

РЕЙХСТАГ

К 75-летию Великой Победы советского народа

 Из дневников старшего лейтенанта Субботина:

«В рубрике «Герои взятия рейхстага» мой очерк об Алексее Мельникове – связисте, обеспечивавшем бесперебойную телефонную связь командира батальона Неустроева с командованием части… Забывая о рвущихся снарядах и свисте пуль, выбирался из воронки и полз по площади, чтобы найти порванный провод. Он не помнил, сколько повреждений исправил за этот день, он мог только сказать, что всю площадь исползал на животе. Позывной у него был: «Подъезд»…

Командир расчета старший сержант Руднев… Во время боя за рейхстаг,  когда вышедшие из-за укрытия немецкие танки открыли огонь, первые снаряды по ним выпустил Алексей Руднев и его расчет. В расчете у него – Фаратьев, Шалюта и Шолохов, наводчик Самсонов…

Николай Еремин, он из Тульской области, рассказывает мне, как, заняв дом, они обнаружили в нем станковый пулемет, ротные минометы и большое количество фауст-патронов. «Меня поставили на выходе, – говорит он, – я стою, наблюдаю. В доме напротив, на втором этаже, ставни закрыты, но я вижу, как немцы выглядывают из окон, двери на  балкон приоткрывают. Мы ударили по ним из фаустов».

Связист Иван Корниенко обеспечивал связь с теми, кто находился в рейхстаге. Когда он тянул линию, пуля снайпера попала ему в ногу. Другой связист, Громыко, доставлял в рейхстаг рацию. По пути, когда он перебирался через мост, его ранил  тот же снайпер. Несмотря на ранение, Громыко все же дошел до рейхстага.

Младший сержант Куан Жангиров, один из  наиболее опытных разведчиков того же полка. Дважды ранен, награжден пятью орденами… На счету Жангирова 29 «языков».

Командир роты Николай Петрович Печерских рассказывает мне о своих… Когда  рота Печерских вышла на улицу, ведущую к рейхстагу, младший сержант Петр Данилов поставил флаг на одном из больших домов. В тот же день Данилов погиб… Отважно действовали бойцы взвода младшего лейтенанта Кускенова – сержант Колымбет, рядовой Кайдаш, ефрейтор Чистяков, так же, как и бойцы другого взвода – младшего лейтенанта Кемпрекова. Называет еще младшего сержанта Глушкова, который проявил особую смелость, действуя в условиях ночного боя в рейхстаге…

У Твердохлеба (комбата. – С. Б.), когда я к нему приходил, мне назвали имена двух санитаров — Ельцова и Дудика, а также связистов Алтунина и Шадманова, бесперерывно поддерживающих связь с полком и с огневыми, артиллерийскими и минометными частями. Санитаров и связистов, я давно это заметил, всегда называют с особой благодарностью. Записал также некоторых солдат, особенно проявивших себя в этом трудном бою. Это Батырев, Крупенин, Маковкин, Королев, Шевченко. Хотелось бы назвать еще лейтенанта Козлова, сержанта Гусева, младшего сержанта Зозулю…

Назову, наконец, поскольку всех назвать невозможно, тех, кто, по словам командира роты Сьянова, первыми вступили на плиту подъезда этого здания (Рейхстага. – С. Б.) – того же Руднева (Руднева Василия на этот раз), Прыгунова и Богданова, Шубкина, Новикова; погибших в рейхстаге сержанта Раджапа Исчанова или совсем уже молоденького Васю Якимовича…»

Отдельно — о Раджапе Исчанове.

Из дневников старшего лейтенанта Субботина, рассказ командира роты Ильи Сьянова:

«Зал рейхстага подпирали колонны. А слева из комнаты вела лестница на все этажи. По ней и поднялись Берест, Кантария и Егоров. Боясь, чтобы противник не перекрыл один из входов и не захватил их, я поручил командиру отделения Исчанову взять эту комнату под надзор. И не ошибся. Немцы тоже придавали значение этому входу… Здесь был третий, замурованный и заваленный вход в подземелье. Оказалось, что в других комнатах, в тылу у нас, немцы… Исчанов стоял за колонной, когда из комнаты выбежала группа немцев. Когда на второй день его нашли, он был мертв. Вокруг него лежало несколько убитых немцев. Исчанов спас положение».

Иными словами, командир отделения сержант Раджап Исчанов огнем прикрыл выход Береста, Егорова и Кантарии со Знаменем Победы на крышу Рейхстага, приняв бой с несколькими немецкими автоматчиками. Прикрыл — ценой своей жизни.

Если бы не Исчанов, Берест, Егоров и Кантария могли попасть в засаду и погибнуть, не выполнив приказа. Что ж, тогда командиры отправили бы других. Это была война.

В центральном архиве министерства обороны в списке награжденных медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и орденом Красного Знамени числится

«Исчанов Раджап Дата рождения: 1923

Дата поступления на службу: 1942

Воинское звание: ст. сержант

Место призыва: Гурленский РВК, Узбекская ССР, Хорезмская обл., Гурленский р-н. Воинская часть: 756 сп 150 сд 79 ск.»

Та самая дивизия и тот самый полк.

Но в списках погибших и пропавших без вести командир отделения 756-го полка 150-й стрелковой дивизии старший сержант Раджап Исчанов не значится.

В документах о потерях есть

«Исчанов Раджап. Дата рождения: 1923.

Дата и место призыва: 20.06.1942 Шаватский ОРВК, Узбекская ССР, Хорезмская обл., Шаватский р-н.

Воинское звание: рядовой.

Последнее место службы: п/п 23853 «ш». Дата выбытия:05.1945.

Причина выбытия: пропал без вести».

ОРВК – объединенный райвоенкомат. Объединенный с соседним Гурленским РВК? Тот ли это Раджап Исчанов? Или в мае 1945-го Берлин штурмовали тезки и одногодки из соседних районов? Один из них, по официальному сообщению, «пропал без вести». А второй, который прикрыл ценой своей жизни Береста, Егорова и Кантарию, погиб и не числится даже «без вести пропавшим»?

Погибших в Берлине хоронили в общих могилах. И десятилетия спустя многие из них считались «пропавшими без вести». Например, как рядовой Петр Пятницкий, который с флагом в руках добежал до Рейхстага и рухнул у его ступеней, сраженный пулеметной очередью.

 

 

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x