ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ О КАНАЛЕ ИМЕНИ МОСКВЫ

2 мая 1937 года флотилия теплоходов Волжского пароходства с флагманом, теплоходом «Иосиф Сталин» завершила первый проход по шлюзам только, что пущенного в строй канала «Москва-Волга им. И. В. Сталина» (с 1947 года «Канал им. Москвы») с верхней Волги в Северный речной порт и остановилась у Химкинского речного вокзала. Это был первый пробный рейс, который стартовал 20 апреля от города Калязин. На одном из теплоходов присутствовало почти все руководство канала, инженеры, передовики производства, почетные гости. На причале многие из них были арестованы и в последствии расстреляны.    

А на дне канала мертвые лежат… и тишина

Корреспонденту «Московская Правда» часто приходится ездить на электричке Савеловского направления от станции «Окружная» до города Дмитрова – северного защитного форпоста Москвы, основанного московским князем Юрием Долгоруким всего на семь лет позже Москвы.

Примерно последняя треть пути по «железке», начиная от станции Икша, проходит в непосредственной близости от Канала им. Москвы, по которому идут белоснежные, величественные круизные теплоходы, прогулочные катера, яхты и грузовые баржи.

И каждый раз не перестаю удивляться гениальности советских инженеров и самоотверженному труду сотен тысяч простых рабочих, сотворивших менее чем за пять лет это чудо ХХ века.

И вот однажды, а было это летом 1997 года, мы с супругой ехали, как обычно на свою орнитологическую биостанцию в Дмитровском районе.

Смотрю — на правом берегу канала установили большой металлический крест, а под ним, белым камнем выложены цифры: «1932-1937» — даты строительства канала.

Крест на правом берегу канала

— Это в память о погибших при строительстве канала «зеков», которые копали его в ручную, — заметил мужчина примерно нашего возраста, подсевший рядом на станции «Икша». Он тоже, как и мы, смотрел на появившийся недавно поклонный крест высотой около 15 метров.

— Странно, почему крест католический? – немного удивленно, как бы сама себе задала вопрос моя супруга, глядя в окно.

— Наверное, было бы не справедливо, если бы к 60-летию открытия канала администрация Дмитровского района установила бы на этом «испытательном» километровом участке канала православный крест, то есть с косой перекладиной внизу. Ведь в строительстве принимали участия рабочие со всего Советского союза – десятки различных национальностей и религиозных конфессий, — стал я выдвигать вслух свою версию.

— Может быть и так, — согласился мужчина, и немного помолчав добавил, — 250 тысяч «зеков» тут полегло, а то и больше, теперь правду не узнаешь.

Немного помолчали.

— Сколько протяженность канала? – спросила супруга, обладающая великолепными математическими способностями.

— 128 километров протяженность, 11 шлюзов, несколько электростанций… время строительства четыре года и восемь месяцев… общее количество инженеров, специалистов и рабочих 1,5 миллиона человек… из них 200-250 тысяч заключенных со всего Советского союза. Остальные вольнонаемные, — вспомнил я. Узнал об этом, когда писал статью о канале.

—  Я уже все подсчитала, — заметила Акилина, которая в отличие от меня, умеет оперировать большими цифрами в уме.

—  Километры перевела в метры и разделила на число погибших заключенных при строительстве канала, то есть, как вы утверждаете на 250 тысяч. Получается два трупа на один погонный метр канала. С трудом верится…

Мужчина стал горячо отстаивать свою точку зрения, ссылаясь то на Александра Солженицына, то на неких «свидетелей» — старожилов из Дмитрова, которые своими глазами видели, как каждую ночь десятки грузовиков с трупами увозили для захоронения в леса.

Тогда я не стал спорить с неизвестным попутчиком, а провел собственное расследование, связанное со строительством этого уникального гидросооружения, которому до сих пор нет равного во всем мире. Тем более, что моя бабушка, Евдокия Ивановна Матвеева (Савина), уроженка деревни Святогорово, которой в 1932 году было 20 лет (ее муж, мой дед, Матвеев Григорий Иванович в это время служил в частях РКА) вместе со своим отцом Иванам Савиным работали вольнонаемными рабочими на строительстве канала – вывозили грунт на подводах, за что получали неплохую по тем временам зарплату, плюс специальные талоны на получения продуктов и бесплатного обеда в рабочей столовой своего участка.

Без воды и не туды и не сюды

Сама идея соединить Матушку-Волгу с Москвой рекой возникла еще у Петра I. Взамен волока соорудить «водный ход» от Волги до Рогачева. Были проведены изыскания. Вот экспертное заключение того времени, объявленное первому императору Всероссийскому: «Лихоборка – самый маленький ручеек, тако ж де Каширка и Волгуша через которые ни одной шлюзовой водой пользоваться нельзя… Клязьма и Истра-река на всякий год местами песком и глиной заносятся и отмели делаются, а каналы от берегов весной и осенью тоже могли б песком и глиной заплывать и тем наполняться».  Ровно через сто лет к идее обустройства канала вновь вернулись. Строительство «водного хода» началось в 1825 году и продолжалось вплоть до 1844 года.

Между реками Истрой и Сестрой проложили канал в 8 верст длинной. Возвели шлюзы будущего водохранилища.

Однако строительство Николаевской железной дороги отодвинуло строительство канала на неопределенное время. Все работы заморозили. А дальше сама природа сделала свое дело. Вода и песок свели все предыдущие работы на нет. На «водном ходе» поставили жирный крест.

В ХХ веке Москва-река начала сильно мелеть. Всякое судоходство по ней было прекращено. По свидетельству многих источников того времени, Москва-реку в районе Кремля можно было перейти в брод.  Но это полбеды. Возник острый дефицит питьевой воды. Копание артезианских скважин не дало ожидаемого результата.

В начале 30-х годов перед Советским правительством встал острый вопрос: «Дать Москве питьевую воду и сделать столицу СССР портом пяти морей». Именно его вынес на повестку дня 15 июля 1931 года на Пленуме ЦК ВКП(б) лично «отец народов». А против «отца» никто, естественно, возражать не стал. Было принято историческое решение – соединить Волгу с Москвой-рекой.

Будущий канал мог дать столице необходимое количество воды, особенно в летние дни, делал в перспективе Москву портом пяти морей, электрифицировал населенные пункты вдоль трассы канала, создавал предпосылки для строительства промышленных предприятий в прилегающих районах, выполнял и другие важные функции.

В 1932 году началось небывалое по масштабам строительство, которое продолжалось до 1937 года.

По принципу ОБС (одна баба сказала)

До сих пор «очевидцы» рисуют жуткие картины того времени: «Тысячи грязных, измученных работяг, которые барахтались на дне котлованов по пояс в грязи, в любую стужу, и умирали от истощения. Мёрт­вых складывали на тележ­ки — „грабарки“ и увозили… Ближе к ночи тянулись с канала целые караваны „грабарок“ с трупами, облачёнными в нижнее рваное бельё… Людей сбрасывали в могильники как попало, один на другого, будто скот…». А средний срок жизни землекопа на стройке, говорят, был немногим больше месяца».

Есть «свидетельства», что особо непокорных зэков сотрудники НКВД расстреливали на северной окраине города Дмитрова. Сколько жизней было положено всего?  В доказательство приводят цитату из Солженицына: «Говорят, за зиму с 1931 на 1932 г. вымерло около 100 тысяч человек. Это на Беломорстрое, а канал Москва — Волга строился в два раза дольше по сравнению с Беломорско-Балтийским каналом, и можно себе представить, сколько же наших соотечественников покоятся на берегах этого канала».

Что значит «говорят». Кто «говорит» — бабка на рынке, торгующая квашеной капустой. Или все-таки известный писатель – автор «Архипелага ГУЛАГа», опирающийся на архивные данные того же НКВД СССР.  Как-то несолидно и непрофессионально для нобелевского лауреата.

Только факты, и ничего более

Действительно, недалеко от города Дмитрова был открыт «Дмитлаг», куда в 1933 году была переведена часть  «зеков-ударников» с Беломорско-Балтийского канала. Курирующее грандиозное строительство руководство НКВД понимало, что строительство канала Москва-Волга будет находится под пристальным вниманием не только советской общественности: партийного руководства, писателей, журналистов, деятелей культуры, простых граждан но и зарубежных журналистов, которым нужно было показать фантастические успехи страны Советов.

Прибывающих «зеков» размещали в благоустроенных бараках. Теперь они назывались «каналармейцами».

Рабочие будни каналармейцев

Ворота Дмитлага
В таких бараках жили рядовые каналармейцы

Каждому лагернику полагалось не менее 3 кв. метров жилой площади при кубатуре воздуха в среднем не менее 6 куб. метров; температура барака зимой должна была быть не менее 14 градусов по Цельсию, а вечером не менее 18 градусов.

Начальником «Дмитлага» был назначен Семен Фирин, старший майор НКВД СССР, бывший контрразведчик-нелегал. Работал в Греции, Югославии, Турции, Болгарии    Знал несколько языков, увлекался музыкой, написанием стихов и прозы.

Начальник «Дмитлага», старший майор НКВД СССР Семен Григорьевич Фирин

По прибытии лично утверждает раскладку питания «каналармейцев», (к слову, это название «зекам» придумал тоже он).  «Меню-раскладка премблюда на месяц» включала: пирожки с рыбой и картофелем (а также капустой, крупой, тыквой), макароны отварные, запеканку из макарон, кашу из разных круп, котлеты и запеканки из круп, рагу из овощей, винегрет; для приготовления премблюд использовались животные жиры. Мясо в этом списке отсутствует.

К 1937 году число канолармейцев (читай «зеков»)  достигло 200 тысяч, а десятки лагерей размещались по всей протяженности строящегося канала, поделенного на участки, между которыми шло социалистическое соревнование. На каждого заключенного был, заведен трудовой табель. Что-то вроде учета «трудодней», куда заносилась выполненный или перевыполненный норматив определенных работ. Передовикам после окончания строительства было обещано досрочное освобождение и получение «чистого» паспорта с последующим проживанием в любой точке СССР.

Справка о досрочном  освобождении и снятие судимости ударника строительства канала Москва-Волга

Состав заключенных был достаточно пестр. Большинство дмитлаговцев имели сроки заключения по общеуголовным статьям. Особенно много было так называемых «тридцатипятидесятников», т.е. осужденных по 35 статье УК РСФСР. Наиболее часто встречались статьи 72, 73, 78, 79, 83, 107, 109, это все статьи за хозяйственные, имущественные преступления, должностной подлог, спекуляцию, злоупотребление служебным положением, побег из мест заключения, хранение оружия и наркотических веществ. Правда, встречалась и пресловутая 58 статья — «враг народа» или родственник «врага», а так же бывшие служители культа и их родственники.

По сути «Дмитлаг» был образцово-показательной зоной, почти «курортом» для зеков, если конечно, сравнивать его с Магаданом и Колымой.

Сюда часто привозили не только нашу прессу, писателей и артистов для выступления перед «каналармейцами», но и иностранных журналистов, посмотреть, как перевоспитываются оступившиеся граждане первого в мире рабоче-крестьянского государства.

Несколько раз на строительство канала приезжал Максим Горький.

Максим Горький на строительстве канала Москва-Волга

«Дмитлаг» реально стал осуществлять на практике так называемую «перековку» заключенных. И в этом была полная заслуга Семена Фирина. Интеллигентный, очень образованный человек, знающий толк в искусстве, он прекрасно понимал силу его воздействия. Он имел возможность собирать вокруг себя лагерные таланты, многих из которых, имея такую возможность, выписывал из других лагерей.

Значок ударника строительства. К знаку полагалось удостоверение

Например, из Сибири в «Дмитлаг» были этапированы печатавший прежде свои романы в журнале «Новый мир» молодой литератор Лев Нитобург и талантливый журналист Роман Тихомиров. Из Электростали – детский поэт Давид Виленский. С Беломорканала, где Фирин был начальником до 1932 года, он перевез Центральную агитбригаду во главе с известным в 20-е годы театральным режиссером-авангардистом Игорем Терентьевым, художника-графика Глеба Куна, его жену – балерину Нину Кун, других деятелей искусства.

При «Дмитлаге» работала типография, редакции 50 газет. Издавалось несколько журналов. Был организован драматический театр и струнный оркестр.

Кроме этого, для подростков и неграмотных взрослых работали школы ликбеза, имелись профессиональные курсы, где преподавали заключенные – специалисты и профессора в том числе из высших учебных заведений.

Плакаты, отпечатанные в Дмитлаговской типографии

От куда же взялись 250-300 тысяч «невинно убиенных» зеков по костям которых сейчас хотят к пяти морям современные теплоходы, катера, яхты и грузовые суда?

Попробуем разобраться в этом вопросе.

В 1937 году после торжественного открытия канала «Москва-Волга им. И.В. Сталина» началась очередная волна репрессий, вдохновителем которой был небезызвестный Генрих Ежов.

Аресты среди руководителей строительства канала Москва — Волга, инженеров, управленцев и простых рабочих-зеков начались уже 28 апреля 1937 года, то есть, когда по открывшемуся каналу торжественно шла первая Волжская флотилия.

Прохождение Волжской флотилии по каналу Москва-Волга от Икшанкого шлюза до Северного вокзала

В июне был арестован заместитель ГУЛАГа и начальник «Дмитлага» Семен Фирин, а с ним — тысячи лагерных заключенных. Называются разные цифры — от 15 до 30 тысяч. Многие из вновь арестованных «зеков-каналармейцев» были потом расстреляны.

Самому Фирину вменили организацию и подготовку террористического переворота существующий власти, якобы намеченную на 7 ноября, в празднование 20-й годовщины Октябрьской революции, во время парада на Красной площади. А также создание на территории вверенных Фирину лагерей «Дмитлага» целых отрядов «боевиков» для будущего переворота.

Поэтому голословно утверждать, что какал им. Москвы построен на костях заключенных — абсурдно. Разумеется, несчастные случаи, приводившие порой к летальным исходу, при строительстве такого грандиозного гидротехнического сооружения, имели место. Однако исчислять их  тысячами и уж тем более сотнями тысяч нельзя.

К слову сказать, ударники производства из числа заключенных действительно получили досрочные освобождения и «чистые» паспорта без отметки о прошлой судимости. А таких было десятки тысяч. Сохранились подлинные справки и выписки из личных дел бывших заключенных-каналармейцев, принимавших участие в строительстве канала.

Об истинной истории строительства Канала им. Москвы можно подробно узнать, посетив краеведческий музей в городе Дмитрове. Этой исторической вехе нашего государства посвящен большой зал.

Сам же Семен Григорьевич Фирин был расстрелян 14 августа 1937 года. Ему было 39 лет.  В 1956 году он был полностью реабилитирован.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото их архива музея города Дмитрова и открытых  источников

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x