ГАДАНИЕ НА НЕФТЯНОЙ ГУЩЕ

Вокруг речи Илона Маска на российском просветительском марафоне «Новое знание» возник радостный ажиотаж в прессе. Прежде всего, он вызван общеполитическим контекстом. Сейчас у нас общественные, деловые, государственные контакты с Западом, особенно с США, сводятся к минимуму. А тут – на российском форуме выступает не просто знаменитый американец, а «ньюсмейкер XXI века», частный покоритель и осваиватель космоса.

Однако давайте сосредоточимся на том, что имеет прямое отношение к нашим земным заботам. Илон Маск объявил, что в скором времени его компания Tesla может официально выйти на российский рынок, а также не исключил размещение в России производства электромобилей: «Мы хотим, чтобы у нас были заводы в других частях мира, потенциально мы рассматриваем и Россию».

И еще раз повторил, что в скором будущем машины с двигателями внутреннего сгорания станут считаться столь же устаревшими, как паровые. Их заменят электромобили с автопилотами: «Машины абсолютно точно будут без водителей. Здесь обсуждать нечего. Это уже происходит, и происходит очень быстро».
Грядущая революция в автомобильной индустрии затрагивает интересы российской экономики и наверняка отразится на ней негативным образом. Заявления и рассуждения о том, каковы у нас запасы нефти, газа и сколько лет мы еще можем жить за их счет – постоянный повод для возбуждения дискуссий.
Недавно «Московская правда» писала, как эксперты обсуждали выступление в прессе главы Министерства природы РФ Александра Козлова: «Обеспеченность всех запасов нефти при существующей добыче составляет 59 лет, природного газа – 103 года. Но мы же понимаем, что это общий баланс по больнице. Где-то есть месторождения, которые высвобождаются, а есть такие, которые еще не получили полную нагрузку. В любом случае нужно развивать геологоразведку, в том числе в труднодоступных местах».

На взгляд рядового обывателя, 60 лет и 100 лет – очень много: «нам и нашим внукам хватит», а там «авось да небось», «бог не выдаст, свинья не съест».
С другой стороны… Как предупреждали участники дискуссии, «рентабельные запасы нефти» исчерпаются, по прогнозам, через 20 лет, «объемы потребления будут намного меньше, произойдет сжатие рынка». Ключевое слово здесь – «рентабельность». Даже «черное золото» может стать обременительным и, возможно, никому не нужным, если будет приносить одни убытки.

Иными словами, вопрос упирается в технологии. Причем не только при добыче полезных ископаемых. Высокие технологии – двойной удар по любой «сырьевой сверхдержаве». С одной стороны, их отсутствие делает нерентабельной разработку месторождений в труднодоступных местах. С другой, наличие высоких технологий в странах Запада автоматически ведет к развитию возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а значит, к радикальному снижению зависимости от углеводородов.

Мир за нашими пределами очень быстро меняется. По программе Байдена, нового президента США, американское государство планирует вложить два триллиона (!) долларов в строительство ветровых и солнечных электростанций.

В Великобритании уже в 2020 году такие электростанции дали электроэнергии больше, чем станции на угле, нефти и газе.

То же самое – в Германии. За ними следуют и другие страны. В соседнем с нами Казахстане действует программа, по которой к 2030 году доля ВИЭ составит 10% в общем объеме производства электроэнергии. И далее – по нарастающей.

А еще в «Плане Байдена» предусмотрено 440 миллиардов государственных денег, выделяемых на развитие электромобильной промышленности. Из них 100 миллиардов – на строительство 500 тысяч заправочных станций для электромобилей. По заключению специалистов, «этих средств достаточно, чтобы перевести на электродвигатель половину автопарка США. Вторую половину проблемы возьмет на себя частный бизнес».

Компания General Motors в 2020 году объявила набор трех тысяч сотрудников для разработки программного обеспечения, чтобы ускорить выпуск электромобилей. Только теперь General Motors будет делать это с финансовой помощью государства.

Видеосвязь с Илоном Маском на российском просветительском марафоне «Новое знание»

Другой частный пример: глава компании Tesla Motors Илон Маск представил новую солнечную батарею, совмещенную с крышей дома. Такая «кровля» может питать энергией весь дом. В комплекте – новая система накопления энергии.

Разумеется, Tesla начинала эту деятельность и продолжала бы ее самостоятельно, но теперь она будет это делать с финансовой помощью государства.

К 2023 году Tesla Motors планирует выпустить новую модель электромобиля и снизить цену на него до 25000 долларов. Условная, конечно, дешевизна определяется стоимостью двигателя, аккумулятора. Их разработка и производство — одно из магистральных направлений технологического развития. Издавна лидирующие позиции здесь занимают Япония и Южная Корея. Но в сентябре прошлого года глава компании Tesla Motors Илон Маск представил миру аккумуляторы собственного производства, емкость которых больше в 5 раз, а мощность – в 6 раз. В перспективе предполагается, что аккумулятор станет частью кузова автомобиля.

За последние 10 лет аккумуляторы для электромобилей подешевели почти на 90%. Ясно, что технологический прогресс на этом не остановится. Более того, когда накапливаются потенциальные возможности, происходит скачок. По прогнозам, именно так, скачком, и произойдет переход мирового автопарка на электромобили.

Мир приветствует предстоящую революцию, готовится к ней, способствует всеми политическими и экономическими мерами. Крупнейшие автомобильные компании – Renault-Nissan, Volkswagen – прекращают выпуск новых поколений автомобилей с двигателем внутреннего сгорания (ДВС) с 2026 года.
Китай к 2025 году увеличит продажи электромобилей до 25% от общего выпуска, а к 2035 году – до 60%.

Европейские страны вводят запрет на продажу новых автомобилей с ДВС с 2030-х годов. А Норвегия – уже с 2025 года.

Эксперты Российского института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка предрекают, что с исчезновением двигателя внутреннего сгорания мировой спрос на нефть упадет как минимум на 44%. Значит, продажа российской нефти и нефтепродуктов сократится почти вдвое. Вначале на внешнем, а потом, постепенно, и на внутреннем рынке. Потому что и россияне станут покупать подешевевшие электромобили зарубежного производства.

Соответственно, упадет и внутреннее потребление нефтепродуктов, сократится добыча, производство, сократятся рабочие места в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности.

Прибавим падение мирового спроса на нефть и газ с развитием солнечной и ветровой энергетики.

Конечно, это отразится на нас катастрофическим образом: на сегодня 40% процентов государственного бюджета – доходы от экспорта нефти и газа.
Некоторые экономисты утешают тем, что переход на массовое производство электромобилей резко повысит мировой спрос на цветные металлы – медь, никель, алюминий, по запасам которых Россия занимает третье, четвертое и седьмое места в мире соответственно. Поэтому, как считает директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка Максим Авербух, «совокупно с углеводородами цветные металлы вполне могут вытянуть российский экспорт к значениям, недалеким от нынешних, что превратит катастрофу в долгий плавный спуск».

Конечно, утешение, но слабое. А нельзя ли жить и работать как-то иначе? В наших условиях это уже экзистенциальный вопрос. По-русски говоря – вопрос существования. Точнее – достойного существования.

А то ведь сплошное гадание на нефтяной гуще: любит – не любит, к сердцу прижмет, к черту пошлет…

Сергей Баймухаметов.

Фото из открытых источников

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x