ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ СОЮЗ И «ЧАЙНЫЙ ДОМИК» НА МЯСНИЦКОЙ

3 июня (22 мая по старому стилю) 1896 года в Москве между Российской империей и Китаем (Империей Цин) был подписан договор о заключении военного союза и строительстве Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД).

Договор был заключен после разгрома Империи Цин в японо-китайской вой­не 1895 года и идеологически направлен против союза Японской империи, Британской империи и США. Этот документ был подписан канцлером Китайской империи Ли Хунчжаном, а с российской стороны – министром иностранных дел Алексеем Лобановым-Ростовским и министром финансов Сергеем Витте.

«Всякое нападение Японии как на русскую территорию в Восточной Азии, так и на территории Китая или Кореи будет рассматриваться как повод к немедленному применению настоящего договора. В этом случае обе высокие договаривающиеся стороны обязуются поддерживать друг друга всеми сухопутными и морскими силами, какими они будут располагать в этот момент, и, елико возможно, помогать друг другу в снабжении вооруженных сил. Как только обе высокие договаривающиеся стороны предпримут совместные действия, никакой мирный договор с противной стороной не может быть заключен одной из них, без согласия другой», – гласили первые две статьи этого договора.

Для обеспечения Россией союзнических обязательств китайское правительство соглашалось на сооружение и эксплуатацию Русско-Китайским банком (подконтрольным российскому Министерству финансов) КВЖД, которая по кратчайшему направлению через китайскую территорию должна была связать Читу и Владивосток. Устанавливалось право России осуществлять транзит и снабжение войск по КВЖД как в мирное, так и в военное время. Все эти меры позволили бы значительно усилить влияние России в Северном Китае и Манчжурии.

Канцлер Ли Хунчжан прибыл в Москву задолго до подписания договора: он был приглашен на коронацию императора Николая II, которая состоялась 14 мая 1896 года. Очень выразительное описание внешности китайского посланника оставил Максим Горький в повести «Клим Самгин»:

«Это был человек среднего роста, одетый в широкие, длинные одежды той неуловимой окраски, какую принимают листья деревьев поздней осенью, когда они уже испытали ожог мороза. Легкие, как тени, одежды эти прикрывали сухое, костлявое тело старика с двухцветным лицом; сквозь тускло-желтую кожу лица проступали коричневые пятна какой-то древней ржавчины. Каменное лицо это удлиняла серая бородка. Волосы ее легко было сосчитать; кустики таких же сереньких волос торчали в углах рта, опускаясь книзу, нижняя губа, тоже цвета ржавчины, брезгливо отвисла, а над нею неровный ряд желтых, как янтарь, зубов. Глаза его косо приподняты к вискам, уши острые, точно у зверя, плотно прижаты к черепу, он в шляпе с шариками и шнурками; шляпа делала человека похожим на жреца какой-то неведомой церкви. Казалось, что зрачки его узких глаз не круглы и не гладки, как у всех обыкновенных людей, а слеплены из мелких, острых кристалликов… Бархатные, тупоносые сапоги на уродливо толстых подошвах, должно быть, очень тяжелы, но человек шагал бесшумно, его ноги, не поднимаясь от земли, скользили по ней, как по маслу или по стеклу.

За ним почтительно двигалась группа людей, среди которых было четверо китайцев в национальных костюмах. (…) Плывущей своей походкой этот важный человек переходил из одного здания в другое, каменное лицо его было неподвижно, только чуть-чуть вздрагивали широкие ноздри монгольского носа и сокращалась брезгливая губа, но ее движение было заметно лишь потому, что щетинились серые волосы в углах рта.

— Ли Хунг-чанг, — шептали люди друг другу. — Ли Хунг-чанг».

Китайский канцлер Ли Хунчжан

Кроме важных геополитических решений этот визит «подарил» Москве одну из экзотических достопримечательностей – оформленный в восточном стиле «Чайный магазин Перлова» (на ул. Мясницкой, 19). Строительство этого трехэтажного особняка по проекту архитектора Романа Клейна было завершено в 1893 году. Однако его знаменитый китайский фасад появился у особняка двумя годами позже: известия о предстоящем визите Ли Хунчжана натолкнули купца Сергея Перлова на мысль о создании уникального магазина, интерьеры и фасад которого смогли бы удивить китайского сановника, что в дальнейшем могло бы поспособствовать развитию бизнеса. За «реновацию» особняка взялся архитектор Карл Гиппиус. Так на крыше магазина появилась башенка в виде двухъярусной пагоды, фасад покрыли лепными изображениями драконов и змей, китайских зонтиков и фонариков. Стены украсили надписями, стилизованными под иероглифы. Многие отделочные материалы были доставлены прямо из Китая. Но Ли Хунчжан предпочел посетить магазин его старшего брата Семена «Василий Перлов с сыновьями» на 1-й Мещанской улице. Несмотря на этот досадный для Сергея Перлова инцидент, деньги, потраченные им на оформление магазина на Мясницкой, окупились сторицей благодаря возросшему в разы потоку посетителей.

Сергей ИШКОВ.

Фото из открытых источников

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x