Страна вступает в полосу жесткой денежно-кредитной политики

Осеннюю сессию Совет Федерации начал с обсуждения необходимости ужесточения ДКП.

Россияне не хотят работать, набирают кредитов на игру и рассчитывают на государственный патернализм. Повышенные социальные выплаты в совокупности с отложенным после ковидного 2020 года раскрутили экономику и она досрочно восстановилась во втором квартале текущего года, а не третьего, как ожидалось.

Из этого руководство Банка России делает вывод, что надо срочно отказываться от смягчения денежно-кредитной политики, предпринятого на время ковидных ограничений трудовой деятельности, чтобы не раскрутить спираль инфляции из-за перегрева рынка.

Чтобы подавить иждивенческие настроения россиян, руководство Банка России предпринимает совокупность рестрикционных мер. Повышает ключевую ставку. Применяет макропруденциальное регулирование для демотивирования банков выдавать кредиты.

Поскольку глобальная инфляция не снижается, а растет, Банк России возвращается к жесткому таргетированию инфляции до уровня четырех процентов. При этом взрывной рост цен на металл и продукты питания как бы не учитывается.

Таким образом получается, что ДКП Банка России встроена в комплекс антинациональных рестрикционнных мер наряду с санкциями, повышением пенсион­ного возраста и НДС, занижением экспортной стоимости товаров и услуг, отсутствием защиты интеллектуальных активов и занижением оплаты труда.

С 2020 года добавился локдаун и встык ему — принятие мер для смягчения грядущих трансграничных компенсационных мер, которые называют углеродным налогом.

В структуре универсальных подходов конкретно в отношении России есть особенности, направленные на компенсацию повышенной жизнестойкости россиян. Сюда относится запредельный объем телефонного и цифрового мошенничества, а также лидирующий на международном уровне разгул микрофинансовых организаций.

В течение осенней сессии парламент должен принять очередные ограничения для МФО. А Банк России превентивно готовит меры, выталкивающие потребительских заемщиков из банков обратно в МФО.

Расчеты в основание принимаемых мер производятся методом подгонки под заданный результат, за что в школе легко схлопотать «пару». В логике Банка России это определяется как обеспечение финансового суверенитета. Универсальный принцип.

Так я понял двухдневное обсуждение ДКП на площадке СФ, в комитете по бюджету и затем на пленарном заседании.

С докладом «О реализации единой государственной денежно-кредитной политики и регулировании финансового сектора для достижения национальных целей развития» выступила лично председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

Что характерно, отличнице из Башкирии не только не поставили двойку за подгонку страны под низкое качество жизни, но даже очень похвалили. Сенаторов заранее хорошо попросили обойтись без критики и лишних вопросов. Дискуссия по ДКП продолжалась час десять минут и завершилась восторгами председателя СФ Валентины Матвиенко.

Председатель СФ в своей развернутой речи по итогам обсуждения ДКП подробно описала профессиональную работу мегарегулятора по расчистке банковского сектора, обеспечения его устойчивости, устойчивости всего финансового сектора. А также по защите интересов потребителей финансовых услуг, развитию цифровых финансовых сервисов, созданию условий для получения дистанционных услуг быстро, качественно, безопасно, недорого. К этому относится и система быстрых платежей, и платформа Marketplace, и развитие национальной системы платежных карт в обеспечение цифрового суверенитета страны.

Матвиенко считает, что «взвешенная, сбалансированная денежно-кредитная политика Банка России обеспечила и устойчивость финансового сектора, и в то же время — возможность реализации необходимых мер поддержки граждан и отраслей экономики в период пандемии».

В завершение Матвиенко сказала: «Трудно переоценить роль Центрального банка в реализации единой денежно-кредитной политики, регулировании финансового рынка. Понятно, что банку приходится принимать иногда и непопулярные меры – одним они нравятся, одним они не нравятся, но банк действует профессионально. В том числе благодаря усилиям Центробанка нам в разные периоды, сложные, непростые, и в последний период удалось сохранить устойчивую макроэкономическую и макрофинансовую ситуацию. Не было шараханий, не было растерянности, не было других негативных явлений».

Несмотря на запрограммированные положительные оценки без негатива не обошлось. Сенатор от Крыма Сергей Цеков в своем вопросе главе ЦБ сказал об абсолютно критической ситуации с телефонным мошенничеством. За прошлый год хищения средств граждан достигли десятков миллиардов рублей, и может даже больше ста миллиардов рублей.

«По моему мнению вина за хищение лежит полностью на банках и банковском секторе. Именно они придумали эти продвинутые методы работы в банковской сфере, которые позволяют телефонным мошенникам так вольно, с наглостью работать. Если бы эти деньги похищались у банков, то, я думаю, они нашли бы методы, которыми бы обуздали телефонных мошенников», – заявил сенатор Цеков.

Глава ЦБ объясняет высокий уровень мошенничества в России недостаточной финансовой грамотностью граждан и доступностью их персональных данных. Мошенники знают о жертве все и легко входят в доверие. Банки и правоохранительная система якобы ни при чем.

Грубо говоря, деятельность Набиуллиной дает обратный декларациям результат, но она все равно твердит об обеспечении цифрового суверенитета страны.

Мошенничество в запредельно крупном масштабе наблюдается не только телефонное и цифровое. Так, льготная ипотека почему-то привела к снижению доступности жилья.

«У нас с начала пандемии стоимость квадратного метра по сегодняшний день выросла на 39%. Это больше, чем с начала 2013 года до 2020 года. Вот за семь лет выросла на 33% и потом практически за полтора года – на 39%. Конечно, когда рост цен на жилье идет, какая бы ставка по ипотеке ни была, людям нужно взять большую стоимость кредита, и жилье становится менее доступным», — сообщила Набиуллина.

Председатель комитета СФ по социальной политике Инна Святенко спросила о перспективах использования социальной рекламы с целью противодействия мошенническим действиям на финансовом рынке. По словам Святенко, агрегаторы в интернете рейтингуют финансовые организации не по тому, насколько привлекательны их услуги, а по тому, простите, какой банк сколько заплатил за эту рекламу.

Из одного этого примера понятно, как работают депрессивные установки. Создана система условий для нетрудовых доходов и поощряется взаимное издевательство.

Детали мировой экономической мозаики после проведения выборов резко вышли на первый план внимания прессы. Естественно, в условиях наращивания рестрикций каждая отрасль защищает себя отдельно и проплачивает вполне конкретную PR-кампанию. Зарабатывают те же mainstream media, лидирующее положение которых на рынке СМИ было обеспечено участием в информационной войне против России.

Правительственный час с участием министра экономического развития Максима Решетникова предшествовал парламентским слушаниям по бюджету 5 октября и назывался «О прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов».

Надо сказать, свою миссию Решетников выполняет конкретно по приоритетным направлениям. Исправить систему ему не дано, поэтому он действует в ее рамках по алгоритмам Эдварда Сноудена. Надо получить максимальный результат при минимуме затрат, по возможности не внося возмущения в систему с обратной реакцией. Иначе можно утратить достигнутое.

Естественно, значительное внимание Решетников уделяет рынку труда. Безработные без доходов своим количеством подавляют моральный климат в стране. Не уверен, что Минэк знает слово «прекариат», но он принимает меры, чтобы этого западноевропейского явления в России не было.

В докладе на правительственном часе в СФ министр Решетников сказал: «Стабилизация на рынке труда при растущем спросе и снижении потока внешних мигрантов дает возможность переходить от краткосрочных мер поддержки занятости к долгосрочным. То есть сейчас стоит задача не создавать рабочие места любой ценой, а бороться именно с застойной, структурной безработицей, сокращать низкооплачиваемые и неэффективные рабочие места, проводить легализацию рынка труда, стимулировать рост заработных плат, в том числе, что уже сделано, за счет привязки минимального размера оплаты труда к медианной заработной плате <…> Неформальная занятость на сегодняшний момент, то есть разница между оценками занятости опросной, на основе данных Росстата, и данными прямого учета рабочих мест Пенсионного фонда, самозанятых, индивидуальных предпринимателей, на сегодняшний день составляет 18 миллионов человек. Более того, по данным Пенсионного фонда России число рабочих мест с зарплатой ниже минимального размера оплаты труда, то есть полставки, четверть ставки и так далее, составляет еще около 9 миллионов. Это как раз тот потенциал, который мы должны максимально мобилизовать, это рост заработной платы граждан, рост их доходов».

Конец цитаты.

Отсюда легко понять, почему в стране растет количество вакансий и россияне не торопятся их занимать. Унизительный рабский труд не дает права либералам финансово-экономического блока обвинять население России в иждивенчестве и ожидании государственного патернализма.

Министр видит здесь именно государственную задачу.

Максим Решетников объяснил, как достигалось согласие с Минфином при подготовке прогноза: «У нас рост ВВП 2022 года к 2019 доковидному году, номинальный, составит 22%, а прогноз ненефтегазовых доходов – 26%. То есть мы предполагаем достаточно существенную, скажем так, мобилизацию доходов в бюджете. И это, наверное, первый бюджет, когда мы с Министерством финансов сошлись в оценке и экономического роста, и доходов. Хотя, конечно, был диалог, на самом деле мы полностью здесь едины и считаем, что бюджет напряженный и по прогнозу, и по доходам.

Почему это так важно? Потому что мы, очевидно, входим… вошли в полосу ужесточения денежно-кредитной политики. И нам очень важно, чтобы бюджетная политика при этом оставалась нейтральной. Что значит нейтральной? Это значит, что все деньги, которые мы получаем из экономики в виде не нефтегазовых доходов, как можно быстрее возвращались в экономику в виде расходов на адресные социальные выплаты, на финансирование бюджетной сети, на строительство дорожных объектов, социальных объектов и так далее. То есть важны эффективность процедур, ритмичность освоения бюджетных средств, чтобы у нас деньги не оставались, что называется, на остатках, на счетах, будь то счета бюджета, бюджетных учреждений, госкорпораций и так далее, чтобы как можно быстрее, еще раз подчеркну, деньги шли в экономику».

Конец цитаты.

Выход на траекторию роста экономики три процента – это необходимое условие достижения национальных целей. Поставленная Путиным задача решается на два процента.

Поэтому министр считает главным сейчас – сократить разрыв между целевыми и инерционными темпами роста и достичь целевого сценария, за счет чего будем расти на среднем и долгосрочном горизонтах.

По словам Решетникова, почти половина дополнительного роста экономики напрямую связана с ростом доходов населения. Первое здесь — снижение безработицы и вывод на рынок труда тех, кто никогда там не был, то есть экономически неактивного населения, а также сокращение неформальной занятости.

Естественно, на парламентском часе прогноз обсуждался не только в сегменте рынка труда, но вполне репрезентативно. Здесь искусственных ограничений я не заметил, в отличие от дискуссии по ДКП.

Что касается других вопросов повестки.

Зампред СФ Константин Косачев и председатель комиссии СФ по защите государственного суверенитета Андрей Климов отчитались об организации и итогах работы международных наблюдателей за выборами в Государственную Думу, приглашенных по линии Совета Федерации.

Вопрос подробно освещался в Центр­избиркоме и интереса СМИ не вызвал. Лично мне кажется, состоялась мощная победа российской дипломатии, в том числе парламентской.

Затем СФ без обсуждения принял заявление о необходимости объединения усилий международного сообщества в противодействии терроризму.

Представил его зампред Комитета СФ по международным делам Владимир Джабаров. Докладчик сказал, что заявление разработано в продолжение дискуссии, состоявшейся на первом Глобальном парламентском саммите по борьбе с терроризмом в Вене 9 сентября текущего года. В заявлении СФ еще раз констатирует, что противодействие терроризму возможно исключительно совместными усилиями государств на основе неукоснительного соблюдения норм международного права при центральной координирующей роли ООН и Совета Безопасности ООН.

Вот таким многосекторным способом СФ открыл осеннюю сессию. Следующее, 509-е заседание намечено на 6 октября. Принять законы Дума к этому времени не успеет, бюджет-2022 уже будет внесен.

В своей речи перед открытием сессии Валентина Матвиенко среди прочего сказала: «Я попрошу всех председателей комитетов оперативно установить рабочие контакты с коллегами из Государственной Думы нового созыва, чтобы мы не тратили время на организационные моменты и сразу переходили к работе по существу, определив приоритетные законопроекты».

Официально день первого заседания Государственной Думы VIII созыва пока не назначен. Предположительно, нижняя палата парламента начнет работу 29 сентября.