Владимир Гутенёв: ключевая ставка ЦБ РФ в 20% введена на непродолжительный срок

Решение Банка России о вводе чрезвычайно высокой ключевой ставки — с 9,5% до 20% — будет иметь непродолжительный срок. А обычные граждане смогут найти в этом определенную выгоду из-за увеличения ставок по депозитам. Об этом заявил председатель комитета ГД по промышленности и торговле Владимир Гутенёв.

Повышение ставки более чем вдвое, по мнению парламентария, направлено на решение трех вопросов: сдерживание инфляционных процессов, купирование высокой волатильности доллара, снижение ажиотажа и спекулятивного спроса на финансовые ресурсы, чтобы не спровоцировать дальнейший рост курса доллара.

«Далее Минфин РФ и Центробанк будут реализовывать контрмеры, в том числе направленные на причинение ответного ущерба экономике США и европейских стран, которые поддерживают необоснованные санкции против России. Самым болезненным для наших недоброжелателей может стать решение о сокращении (или полном прекращении) дальнейших поставок российских энергоресурсов и иной широкой номенклатуры товаров – существенной для их рынка», – подчеркнул Гутенёв.

Депутат добавил, что применение зеркальных мер – «предупредительный выстрел в воздух» для Запада, который явно пребывает в иллюзиях о своей неуязвимости.

«Экономическое противостояние, к сожалению, может перейти в иную, менее желательную фазу», – полагает Гутенёв. Он заверил, что нынешнее руководство РФ чрезвычайно аккуратно, дипломатично, но неуклонно отстаивает интересы своего государства.

Отметим, что президент Владимир Путин дал поручение обеспечить сохранение кредитных ставок на прежнем уровне.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявила о сохранности вкладов и сохранении всех обязательств перед вкладчиками. Она заверила, что иностранные платежные системы на территории России будут работать.

Таким образом, рекордное повышение ключевой ставки связано с международной обстановкой и в любом случае является временной экстренной мерой. Наступил момент, о котором предупреждали представители думской оппозиции – использовать подушку безопасности стало невозможно, пресловутая кубышка попросту недоступна.

«Подушка» изъятий из экономики оказалась контрибуцией, о чем, собственно, и говорил ортодоксальный депутат фракции ЕР Евгений Федоров. Очевидно, председатель думского комитета по бюджету Андрей Макаров как всегда предвидел развитие событий и способствовал проведению ряда решений для смягчения шоков. В частности, по организации внутренних офшоров на островах Русский и Октябрьский.

Дальнейшие изменения регулируемых макроэкономических показателей могут быть связаны с готовностью российской политической элиты к перестройке экономики. Повышение ключевой ставки теоретически должно стать шоковым сигналом о неотвратимости подобного развития событий непосредственно сейчас или в будущем после ротации национальной политической элиты.

Следует ожидать попыток законсервировать ситуацию путем привычного забалтывания и в случае острой необходимости косметического ремонта глобально интегрированной экономики. Выбор ставки 20% отражает актуарный баланс шока и защиты. Решается обычная задача генетической инженерии по оптимизации соотношения новаций и потерь.

Система бюджетного правила с отсечением нефтегазовых доходов с декларативной целью наполнения кубышки-подушки повторяет процедуру Бреттон-Вудса-44, которой Советский Союз избежал, ограничившись ролью включенного наблюдателя. В новых условиях бюджетное правило теряет политический смысл.

Экономического смысла бюджетное правило не имело никогда и по этой причине вызывало жесткие споры в Думе, запущенные по инициативе Оксаны Дмитриевой. Однако данный инструмент не является самым объемным изъятием из экономики России. После появления нефтегазовых доходов и перехода с бюджетного секвестрования к профицитному бюджету развита диверсифицированная система омертвления активов. Они в наименьшей степени связаны с чьим-то прямым обогащением и по сути являются взвинченными издержками.

События напоминают шок осени 1998-го, но они серьезней и глубже. Задача-минимум национальной власти — не допустить сценария осени-2008, когда запуск в Россию западного спекулятивного капитала вызвал неуправляемое развитие кризиса, который затронул все страты населения.

По информации депутата Михаила Делягина, после начала спецоперации в Украине мошеннические звонки с использованием социальной инженерии посредством IP-телефонии прекратились. Однако запрет IP-телефонии принят не был, дискуссия в Думе перешла в режим хронического забалтывания.

Новые реалии открывают для национальной власти широкий фронт работ. Вся глобализованная квази-экономика деривативов построена на извращенной логистике издержек. Работники по найму должны находить источник существования за пределами места жительства, и население должно потреблять не то, что производится в политических границах собственной страны. Согласие на рост издержек и понижение качества жизни достигается за счет массового запугивания населения всего мира в целом. Об этом, собственно, и говорил сенатор Сергей Лисовский в отношении акции «пандемия», за что был лишен места в СФ.

Параллельно декарбонизацию энергетики для двойного роста издержек сделали национальной идеей Евросоюза. Развернутую борьбу с коррупцией, затем с пандемией и выбросами парниковых газов подстраховывают новыми проектами. Идет поиск источников вреда в России. Например, Байкал вдруг стал источником парникового газа метана, хотя его там нет, и по сравнению с водяным паром – облаками – вклад метана в парниковый эффект ничтожен.

Современный мир стремительно и непредсказуемо диверсифицирует так называемое естественное право. Правоохранительная система не успевает, а законодательство так тем более. Например, В 2008 году Кремль провел негласное решение о запрете закрывать Интернет-страницы и тем определил развитие такого естественного права, как Ius et auditum. Решение уравняло возможности коммуникатора и коммуниканта, стимулировало развитие блогосферы Рунета и заставило официальные СМИ бороться за возврат доверия аудитории.

Номинально «право быть услышанным» совпадает с декларированными Джоном Кеннеди правами потребителей, но, по сути, это право не потреблять кем-то навязанное, а участвовать в производстве, в том числе в генерации и эмиссии информации.

В ответ начался процесс затопления информации посредством эмиссии fake news, post-troth, deep fake и misinformation.

Профессор СПбГУ Елена Быкова сообщила на ежегодной научно-практической конференции Журфака МГУ в феврале 2022 года, что deep fake называют новой чумой ХХI века, поскольку он позволяет в якобы игровой форме экспериментировать с цифровым инструментарием, увеличивать трафик, привлекать внимание пользователей.

«Массовое увеличение потребления видеоконтента в Интернете привело к возникновению новых технологий для привлечения внимания пользователей в формате геймификации, например, дипфейк. Это синтезированное видео, использующее лица разных людей, которые мастерски накладываются одно на другое искусственным интеллектом с помощью обученной нейросети. Deep fake позволяет оживлять старинные фотографии и портреты исторических личностей, имитировать лица, движения и голоса, полностью преобразовывать исходный сценарий и ключевые месседжи, создавать новую, не существующую в реальности личность, а одно из китайских приложений позволяет за считанные секунды вставить свое лицо в любое видео. Исследовательская компания Sensity AI обнаружила к концу 2020 года более 85 тысяч выложенных deep fakes, технология производства которых постоянно совершенствуется», – сообщила профессор Елена Быкова.

«Чума ХХI века» лишает смысла и дискредитирует любые меры национальной власти. Я не уверен, поймут ли читатели пояснения депутата Владимира Гутенёва, не говоря уже о доверии.

Для специалистов МВД нет инструментальных проблем в борьбе с deep fake, причина политическая. Специалисты легко переводят ОРД из онлайна в оффлайн. А закрытие интернет-источников информации в реализацию Ius et auditum остается проблемой потерпевших. Если возможно по политическим мотивам закрыть доступ к сайту газеты, это такое же преступление, как убийство журналиста. Теоретически достаточно 144-статьи УК.

Но в отношении покушений на информацию и ее источники практически ничего не делается. Остается возможность фабрикации deep fake со смешением преступников и их жертв в широком спектре от быта до геноцида вплоть до уровня Холокоста.

Если такие вопросы не будут решаться, лучше было бы вообще не повышать ключевую ставку, суверенитета не будет.

Личное общение последних пяти дней показывает острый рост тревожности, даже у людей с антизападными настроениями. На мой взгляд, многое будет зависеть от способности власти принимать комплексные системные решения, а не точеные экстренные.

Лев Московкин.

Фото Ольги Давыдовой

Центробанк, банк России, здание, валюты
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x