Макрон предсказуемо победил во втором туре выборов президента во Франции

Предсказуемый исход президентских выборов во Франции – Эммануэль Макрон одержал победу во втором туре, прошедшем 24 апреля. Он получил 58,5% голосов и остался еще на пять лет в Елисейском дворце. Однако его конкурент Марин Ле Пен тоже довольна своим результатом и считает его победой. Она поздравила Макрона.

Явка избирателей немного снизилась – до 63,23%, в 2017 году было 65,3%.

После объявления итогов начались протесты – причем как против Макрона, так и против его соперника Марин Ле Пен.

Выборы президента Франции проходили на высоком накале страстей, а по существу — скучно. Национальные особенности определили формат президентской республики. Данный факт страхует страну от правительственного кризиса по модели Германии или Израиля. И эти выборы прямые, в отличие от архаичной схемы США, где может победить кандидат с заведомо меньшим числом голосов.

Проблема Франции — в слабости избирательной системы. Но и не только в ней — в XXI веке популярные кандидаты неизменно катапультируются на дальних подступах к президентскому креслу. Так, например, произошло с народным кандидатом США Берни Сандерсом.

Францию не спрашивали, всё решилось в США очень политкорректно и то же время скабрезно. Французам понравилось, и они повелись на подставу.

Убрать эффективного политика в России гораздо сложнее.

Для понимания текущей ситуации — немного истории.

Гимн Французской Республики в переводе на русский начинается словами: «Пойдемте, Дети Отечества, настал день славы».

Слава сомнительная, ввиду победы на выборах оппортуниста Эммануэля Макрона. Это его второй и, соответственно, последний срок. Но вероятнее всего, следующий президент Франции тоже будет оппортунистом, лавирующим между интересами страны и жесткими условиями внешнего управления.

Я очень хорошо помню тот исторический момент, когда Франция уступла суверенитет своей страны Вашингтону пятьдесят лет назад. Что характерно, совершенно без боя. Это случилось после смерти генерала де Голля. А может, и прежде нее, учитывая, что причина смерти покрыта мраком.

Именно с того времени суверенитеты множества стран посыпались на манер эффекта домино. Мир теперь в режиме с обострением, и мы часто говорим об этом пресловутом эффекте домино. Но редко вспоминаем, что для получения эффектного результата косточки домино надо заранее тщательно выстроить…

В настоящее время любые действия национальной власти Франции в интересах страны и ее населения без задержки провоцируют жестокие уличные волнения. Нарастает агрессивная миграция. Париж превратился в грязное и опасное предместье Вашингтона.

Над Францией, как и над Японией, довлеет проклятье англосаксонской обиды в опасном варианте WASP. Япония, на свою беду, разбомбила базу Тихоокеанского флота ВМС США в гавайской гавани Перл-Харбор. В наказание США сделали Японию своим послушным придатком, начав с ядерных бомбардировок и ареста всех этнических японцев на своей территории.

Де Голль ничего не бомбил, но обидел WASP намного чувствительнее. Он вывел Францию из подконтрольного Вашингтону объединенного командования НАТО и потребовал вернуть золото Франции, ограбленной в 1944 году. Это называется Бреттон-Вудс.

Уроки истории чрезвычайно поучительны для всех сторон. Изнасиловать страну нетрудно, но невозможно убить национальный дух. Вашингтону пришлось вышибать национальных лидеров в ручном режиме по одному.

Головная боль Вашингтона – самоорганизованные, спонтанные национальные движения в странах старой Европы. Символом Франции стала Марин Ле Пен, хотя на баррикады она не лезла. Пришлось назначать министром внутренних дел верного глобальным идеалам, то есть интересам WASP Николя Саркози. Он следил за Ле Пен больше, чем за уличными войнами, а заодно и рулил выборами.

Отец Марин, Жан-Мари Ле Пен, посещал Госдуму РФ инкогнито по приглашению Жириновского. Он был более радикальным. Его дочка Марин посетила Думу совершенно открыто в преддверии переворота в Киеве, профессионально приуроченного к другим событиям и, в частности, выборам в Европарламент. На этой площадке Ле Пен побеждает, потому что тут ее нет смысла сдерживать. Орган абсолютно подконтрольный.

Еще до второго тура президентских выборов во Франции было заранее известно, что победить национально-ориентированному кандидату не дадут. Да и побеждать нет смысла — суверенная политика в нынешней Франции невозможна, как и при маршале Петэне.

Эммануэля Макрона Вашингтон проглядел. При всем чудовищном давлении, он в своей сути остается профранцузским наследником генерала де Голля. Готов сдать Россию с Украиной, лишь бы сохранить Францию.

Это ошибка, происходящая от непонимания WASP-ментальности. И нежелания учить уроки истории, ведь все жертвы Вашингтона действовали похожим образом – Садам Хусейн, Муамар Каддафи, Слободан Милошевич, Николае Чаушеску.

Политолог Фёдор Лукьянов сравнивает Ле Пен с Трампом, но это неправильно. Насильственно Соединенные североамериканские государства (таков честный перевод того, что называется United States), – демократия для ограниченного круга богатых белых протестантов, то есть WASP. Трамп — типичный представитель этой мировой элиты, он просто немного более разумный.

Представителей народа хотя бы в типе Берни Сандерса в США не допускают к выборам на пушечный выстрел, как и наблюдателей. Если уж с кем сравнивать Ле Пен, то скорее с Сандерсом.

А вот Макрону аналоги найти сложнее. Он был бы французской Ангелой Меркель, будь у него советский опыт и знание русского языка. А так — харизмой не вышел за пределы Франции.

И всё же надо понимать, что Франция не уничтожила в угоду Вашингтону ядерную энергетику, в стране непопулярны зеленые кандидаты с риторикой Греты Тунберг. Не удалось и вернуть Францию в НАТО с полным объемом обязательств.

На первом туре выборов президента Франции 10 апреля участвовала целая дюжина кандидатов – меньше, чем было в Германии или США. У Ле Пен украли три процента голосов, чтобы передать Макрону. Во Франции это нетрудно, подсчет голосов закрытый, и выборы проходят с участием консультантов, подсказывающих избирателям на участках правильное волеизъявление.

Необходимые для победы 50% голосов не набрал никто.

Возможно, произошло бы примерно то же, что на выборах в России 2003 года, когда непосредственно перед голосованием обломались политические фланги — и правый, и левый. Сам Юрий Левада не мог этого объяснить, только удивлялся.

Однако французы реагируют на потрясения иначе, чем русские. Они, вопреки мифам, намного более непримиримые радикалы. По результатам первого тура со значительным отрывом определилась первая тройка: Эммануэль Макрон — 27,84 %, Марин Ле Пен — 23,15 %,Жан-Люк Меланшон — 21,95 %.

Протестные голоса ушли не к Ле Пен, а к Меланшону.

Ну, и агитация сказалась, потому что на Ле Пен навалилась вся стая говорящих попугаев Европы, которые играют хоть какую роль в руководстве Евросоюза – структуры, матрешечно вложенной НАТО с прямым подчинением Пентагону.

Военное ведомство США перепрофилировано под идеологические войны и стравливание стран и народов через руководство чужими войнами. Безопасно и эффективно.

Франция сопротивляется внешнему влиянию сильнее России, но совершенно непрофессионально, и наказывают ее больше. Необычность Франции уже в том, что не удалось продвинуть на заметные позиции зеленого кандидата — экологично-зеленый кандидат Янник Жадо занял лишь шестое место — и невозможно совсем убрать патриотического кандидата.

Во втором туре победил Макрон. И всё будет так, исхода нет, прямо по Блоку: «умрешь – начнешь опять сначала, и повторится все как встарь…»

Формула Александра Блока универсальна. Французская Марин такая же оппортунистка, как и Макрон. С папашей Жаном-Мари они из-за этого поссорились. Потому что прав оказался зампред Государственной Думы Петр Толстой: «Никогда нельзя уступать». Во Франции так выступать опасно, а уступать еще хуже.

Лев Московкин.

Фото с сайта kremlin.ru

Фото с сайта kremlin.ru
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x