Ефим Грабой: Мой фильм не о войне, а о любви

5 мая в Москве и других городах России на экраны выйдет документальный фильм «Война Раи Синициной». Его снял Ефим Грабой,  33-летний режиссер, живущий в Израиле. Наш кинообозреватель побеседовала с создателем картины.

— Ефим, ваша картина – о 97-летней участнице Великой Отечественной войны, ныне здравствующей и живущей в Израиле блокаднице Рае Синициной. Каким было ваше знакомство?

— Этот  очень актуальный  и живой фильм для меня — как прощальное письмо и какое-то завещание того военного  поколения, представителей которого сегодня уже можно сосчитать по пальцам. Они стремительно уходят. Этот фильм о моей встрече с ветераном Второй мировой войны, которая служила санитаркой в течении всей войны в Ленинградском госпитале – Раисой Борисовной Синициной. Картина создавалась с намерением понять, какую травму война оставила в душе этого  человека. И понять, как эта война  сегодня воспринимается героиней с позиции перспективы всей ее жизни. Я хотел докопаться до понимания, как травма войны изменилась и во что превратилась в  конкретном герое.

Мы  много беседовали, путешествуя по ее прошлому, и в процессе этого погружении в воспоминании молодости, в  ее сны, в подсознание неожиданно подружились с этой женщиной. Съемки фильма  — это еще и история  дружбы и обмена любовью, вниманием людей очень разных поколений – меня,  двадцатисемилетнего,  и ее, девяностосемилетней. Этот фильм о правде познания  войны личностью, и  о том, как потом эта правда отражается в коллективной памяти.

— Что вас в личности вашей героини  зацепило? Что вам, стороннему человеку, бросилось в глаза прежде всего?

— Раиса Борисовна – и есть сама война: всё, что  происходит в ее жизни до сих пор, происходит через призму войны. Травма войны трансформировалась  в ней в  какую-то невероятную внутреннюю  силу, с которой она существует. Раиса Борисовна воюет буквально за всё. Она воюет  за то, чтобы встать утром с кровати, воюет за то, чтобы накрасить ногти и губы,  воюет за память  своих друзей и братьев-солдат. Она воюет за собственную память. Если за ней понаблюдать, то  можно увидеть, что все ее действия – это действия воинственные. И они дают ей невероятную силу оставаться тем, кем она  является в своем возрасте. Ей 97 лет, но по внешнему ощущению она – совершенно молодая женщина. Эта комбинация  воинственности-жесткости и гибкости-мягкости  просто потрясает. Она создает ее  необычность, делает ее очень интересной.

— Был какой-то эпизод в биографии вашей героини, который вас потряс?

—  Был эпизод, который не вошел в фильм, потому что она поделилась этим уже после того, как картина была закончена. Раиса Борисовна всю жизнь проработала детским врачом, педиатром в Доме ребенка. Там жили дети, которые потеряли родителей.

Как-то к  ней пришла женщина, постучалась в дверь, у нее на руках был младенец. Она сказала, что нашла его на улице. Ребенок был очень болен, Раиса Борисовна пыталась его выходить,  женщина приходила их периодически навещать. Но младенец все-таки умер, и  когда врач сказала, что  они не сумели его вытянуть, женщина призналась, что была его мамой. Передо мной открылось понимание, чем  Раиса Борисовна занималась всю жизнь, какими страшными были для нее  и послевоенные годы, какой важной  была ее роль в жизни. Я понял, что ей после войны не становилось легче, и эта история почему-то осталась со мной. Я увидел, что она была человеком, который по-настоящему любил детей, который всегда  сражался за их жизнь в очень трудных условиях, мечтал всех спасти.

Где ваша героиня живет сегодня?

— Она с девяностых годов живет в Израиле, в маленьком городке рядом с Тель-Авивом. Много времени проводит в местном Доме ветеранов, изо всех сил поддерживая стремительно уходящих ровесников-участников Второй мировой. Она – председатель Клуба инвалидов войны города Холон. В  этом доме осталось девять человек, большинство из них уже не могут ходить, да и клуба, как такового, уже не стало. Поколение уходит, и с ним уходит и пространство, в котором эти люди находились. Об этом тоже говорится в фильме.

Ефим, вы тоже ведь  живете в Израиле?

— Да. Я родился в Казани, мои родители в 1999 году уехали в Тель-Авив, здесь я выучился в Университете на  режиссера, на отделении режиссуры кино. С Раисой Борисовной я встречался четыре года подряд,  всё это время ее снимал.

— Она не скучает по России, по Питеру?

— Нет, потому что, как она думает, Питер – это уже не тот Ленинград, в котором она выросла. Она сама родилась в Баку, но когда была маленькой, переехала в Ленинград, и там прожила большую часть жизни, вплоть  до 1992 года.  При этом она очень любит  старый Ленинград, очень любит русскую культуру, она – человек очень начитанный и образованный. Но про свои ностальгические  чувства она мне ничего не говорила.

— Психологически сложно снимать фильмы на военную тематику?

— Я  ведь никогда не хотел делать фильм, связанный со Второй мировой войной. Меня всегда эта тема пугала. И когда я встретил Раю, то понял, что перестал бояться. Потому что на самом деле этот фильм не о войне, он о любви,  я понял, что только с помощью любви можно перестать бояться – вот чему меня самого научило мое кино.

Справка

Фильм «Война Раи Синициной» получил награды за лучшую режиссуру и лучшую операторскую работу на DocAviv 2020, за лучший дебютный полнометражный фильм и операторскую работу от Израильской ассоциации документального кино, приз зрительских симпатий фестиваля Doker и другие награды.

Елена Булова.

Фотографии предоставлены Ефимом Грабоем

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x