Коррупция как двигатель экономики

Фото "Московской правды"

Очередное сообщение по делу о взятке стало в какой-то мере и показательным. Заместителя начальника Новочеркасского городского отдела по борьбе с коррупцией подозревают в вымогательстве 30 000 рублей. Было бы смешно, если не углубляться в суть темы взяточничества.

На подобные сообщения у нас не обращают внимания — привычно. Но если бы обратили, большинство оценило бы факт как анекдотический. Дескать, это ж надо: дослужиться до погон подполковника, занять руководящий пост в отделе по борьбе с коррупцией  и — взятка в 30 тысяч рублей?

И на самом деле, сей факт — из серии «нарочно не придумаешь». Но вовсе не из-за суммы.

Начнем со статистики. За прошлый год, по данным судебного департамента Верховного суда РФ за получение взяток, дачу взяток и коммерческий подкуп осужден 8721 человек — на 25% больше, чем в 2020 году.

Из них 1816 — за взятки меньше 10 тысяч рублей. Рост — 40%.

Больше всего — 2479 человек — осуждены за взятки в диапазоне от 10 до 50 тысяч рублей.

Практически столько же — 2478 человек — за взятки в виде различных услуг.

За взятки в размере более 1 миллиона рублей — 263 человека.

Реальные сроки заключения получили 794 взяточника и взяткодателя, остальные отделались условными сроками и штрафами.

Теперь вернемся к «делу» заместителя начальника Новочеркасского отдела полиции по борьбе с коррупцией. Он получил взятку в 30 тысяч рублей от местного бизнесмена. Борец с коррупцией установил, что прошлым летом директор компании нарушил условия контракта по благоустройству одного из парков в Ростовской области. И за 30 тысяч рублей пообещал не привлекать его к уголовной ответственности.

То есть был договор бизнесмена с местной администрацией. На каких условиях — мы не знаем. Он его выполнил. Но — с нарушениями. Случайными или намеренными. Администрация их не увидела. Или закрыла глаза, что предполагает сговор, то бишь коррупцию. Подполковник полиции увидел. Но вместо того, чтобы выяснить, имела ли место коррупция (то есть так или иначе задеть администрацию), потребовал взятку в 30 тысяч рублей.

Тут взятка и коррупция явлены вместе и раздельно одновременно.

Как пример. Взятка в низовом варианте берется за предоставление некой отдельной мелкой услуги. Как мы видим по статистике судебного департамента Верховного суда, за денежные взятки осуждены 4558 человек. Из них абсолютное большинство — около 94,3% — за взятки в размере 50 тысяч рублей и ниже.

Правоведы и правоохранители давно пришли к выводу, что взятка и коррупция — не равнозначны. Взятка — всего лишь один из видов коррупции. И они соотносятся друг с другом как обычная преступность и организованная преступность.

О том, что такое коррупция, красноречиво говорит исследование Института государственного и муниципального управления Высшей школы экономики, проведенное в 2021 году, согласно которому объем взяток в сфере государственных закупок составил 6 триллионов 600 миллиардов рублей.

Почеркну: это не данные правоохранительных органов, а научное исследование.

По данным Следственного комитета  РФ, за 9 месяцев 2021 года ущерб от коррупционных преступлений по делам, находившимся в производстве СК, составил 13 миллиардов рублей.

Сравним: 6 триллионов 600 миллиардов по исследованию НИУ ВШЭ  и 13 миллиардов по данным СК. Несопоставимо.

Откуда же взялась чудовищная сумма в 6,6 триллиона рублей?

Ученые опросили 1200 бизнесменов и установили, что с коррупцией при прохождении конкурсных процедур сталкивался 71% поставщиков.  Средняя доля «отката» заказчикам — 22,5% от суммы контракта. А 22,5% от суммы заключенных 71% государственных закупок — 6,6 триллиона рублей.

Что составляет 35,3% государственного бюджета РФ в 2020 году.

«Треть доходной части бюджета, — пишет известный экономист Дмитрий Прокофьев, — это уже не коррупция, это макроэкономика, система <…> И это только на государственных закупках, не считая всех остальных, без учета других «незаконных выплат». Коррупция превратилась в национальную индустрию. Она стала экономическим фактором, определяющим направление и темпы развития страны. Инструментом управления».

Шокирующий вывод. Получается, что «откат» — это некие взаимные гарантии бизнеса и государственного чиновника. Бизнес выполняет положенную часть контракта и получает прибыль — государственный чиновник обеспечивает защиту и прочие благоприятные составляющие.

А иначе работать нельзя? Разумеется, можно. И — положено. По всем законам, включая законы морали.

Но… На сей счет есть примечательное исследование, опубликованное в «Журнале Новой экономической ассоциации». Называется оно: «Влияние административной нагрузки и участия бизнеса в коррупции на выручку — grease vs sand effect». Иностранные слова в конце означают дословно «смазка против эффекта песка». Имеется в виду «смазка в колесах» бизнеса против «песка в колесах» бизнеса. У нас издавна существует поговорка: «Не подмажешь — не поедешь». Она как раз об этом.

Авторы — экономисты Марина Малкина из Нижегородского государственного университета имени Лобачевского и Вячеслав Овчинников из Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов РФ.

В результате изучения они пришли к выводу, что коррупция в 3 раза экономически эффективней, чем честная работа. В компаниях, где работают честно, прибавка к выручке была 34%, а там, где процветали «откаты» — 100%.

Авторы исследования называют это «легальным и нелегальным взаимодействием» государственных чиновников с бизнесом. И приходят к выводу:

«Тесное взаимодействие руководителей компаний с регулирующими органами имело значимый положительный эффект для финансового результата хозяйственной деятельности таких компаний <…> Сравнение результатов легального и нелегального взаимодействия фирм с государственными органами (34% прибавки к выручке против 100%) демонстрирует большую эффективность коррупционного взаимодействия для стран с несовершенной институциональной средой».

То есть получается, что коррупция — двигатель (мотор) и движитель (колеса) российской экономики?

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото «Московской правды»