Есть полторы тонны денег, изъятых у Захарченко, но их происхождение неизвестно

Осужденный на 12,5 года лишения свободы экс-полковник МВД Дмитрий Захарченко требует вернуть конфискованные у него наличные средства в разной валюте, золотой слиток в 0,5 килограмма, а также движимое и недвижимое имущество в общей сумме на 9 миллиардов российских рублей.

Поданный им иск в Никулинский районный суд Москвы основан на Федеральном законе от 6 марта 2022 года о внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии коррупции».

Как следует из разъяснения Государственно-правового управления Кремля, новый закон предусматривает конфискацию денег у должностных лиц, обязанных представлять декларации о доходах, «если сумма этих денежных средств превышает совокупный доход указанных лиц за отчётный период и предшествующие ему два года и <…> не представлены достоверные сведения, подтверждающие законность их получения» (выделено мною — С. Б.).

Логика Захарченко такая: если закон принят только в этом году, а его деньги и имущество конфискованы еще в 2017 году, значит, конфискация была дозаконной.

Всё это — последствия нашей недоборьбы с коррупцией.

Правосудие идет от доказанного преступления – к имуществу, а не от имущества – к признанию преступления. В статье 104.1. УК РФ говорится о конфискации «денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений» (выделено мною — С. Б.). А просто владение 9 миллиардами не является преступлением. И потому любой гражданин на вопрос «Где деньги  взял?» может с полным правом ответить: «В тумбочке».

В суде пока доказано лишь одно «совершение преступления» полковником Захарченко — вымогательство взятки в 3 миллиона рублей в виде… полубесплатной еды. В 2015 году Захарченко вместе с соучастником потребовал от владельца сети ресторанов La Maree скидку в 50% за общее покровительство. Используя карту, Захарченко сэкономил более 3 миллионов рублей при оплате счетов в ресторанах этой сети, которые посещал регулярно. Следствие квалифицировало это как взятку в виде незаконных услуг имущественного характера.

Вот и всё. Незаконно наел на 3 миллиона рублей. А все остальные деньги? Нашел?

Не обнаружено людей и организаций, от которых Захарченко получил миллиарды рублей, миллионы долларов и евро общим весом в полторы тонны.

От доказанного преступления — к имуществу. А не наоборот.

Однако в международном праве сделано исключение.

В отношении должностных лиц.

В 2003 году принята Конвенция ООН о борьбе с коррупцией, которую на сегодняшний день подписали 172 государства. Подписали, ратифицировали и мы. Но — не всю. Четыре статьи не ратифицировали. В том числе главную, основополагающую статью 20 «Незаконное обогащение», в которой говорится, что каждое государство имеет право «признать в качестве уголовно наказуемого деяния <…> незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

При обсуждении в Госдуме противники ратификации говорили, что эти статьи нарушают Конституцию РФ, презумпцию невиновности, права человека,

В Конвенции ООН речь идет о применении этих статей только к должностным лицам. То есть наша Госдума защищала не права человека вообще, а конкретные права должностных лиц?

Закон от 6 марта 2022 года, в определенной степени исправляющий ситуацию, повторяет основные положения статьи 20 Конвенции ООН.

Но закон обратной силы не имеет. И что, протесты экс-полковника Захарченко обоснованы?

Ведь следствие и суд не доказали, что конфискованные у Захарченко и его родственников, близких ему людей деньги в разной валюте, 13 квартир, 14 машиномест, четыре автомобиля и золотой слиток в полкилограмма в общей сумме на 9 миллиардов рублей нажиты преступным путем.

В 2016 — 2019 годах о полковнике Захарченко знали, наверно, все россияне, о нем писали все СМИ. Правда, редко расшифровывалась буква «Т» в названии его должности — начальник управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России. Буква «Т» означает, что он боролся с правонарушениями в топливно-энергетическом комплексе. А это нефть, газ, уголь — главные богатства нынешней России.

Интересен еще один момент. Вначале Захарченко приговорили к 13 годам заключения. Но затем сократили срок до 12 лет и 6 месяцев. Потому что исключили из обвинения пункт «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору» (выделено мною. — С. Б.).

То есть следствие за три года не смогло выявить тех, кто стоит за обнаруженными деньгами. След обрывается на Захарченко. Полковник МВД один-одинешенек где-то добыл или нашел полторы тонны рублей, долларов и евро.

С ноября 2017 года он регулярно обращается в суд с исками о возвращении конфискованных денег и имущества. Безусловно, Захарченко — реалист, и понимает, что подобное практически невозможно.

Но можно предполагать, что таким образом он кому-то, каким-то силам постоянно и громко напоминает о себе.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: бывший руководитель управления «Т» ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Захарченко перед рассмотрением по существу нового уголовного дела в Пресненском районном суде Москвы.

Фото пресс-службы Пресненского суда Москвы / Агентство «Москва»

P. S. 17 мая Пресненский районный суд Москвы огласит приговор бывшему сотруднику антикоррупционного главка МВД России Дмитрию Захарченко по обвинению в вымогательстве взяток более чем на 1,4 миллиарда рублей.

Фото пресс-службы суда / Агентство «Москва»