85 лет назад завершилось строительство канала Москва – Волга. Какой ценой?

В середине июля 1937 года канал Москва — Волга был открыт для движения пассажирских и грузовых судов.

Фото с сайта музея Канал имени Москвы

До сих пор в общественное информационное пространство вбрасываются рассуждения по поводу ГУЛАГа – что, мол, «экономически проект себя в любом случае оправдал, а споры о его цене, выраженной в человеческих жизнях, видимо, не стихнут никогда».

85 лет назад закончилось строительство канала Москва — Волга. В середине июля он был открыт для движения пассажирских и грузовых судов. А самое главное — волжская вода пришла на московскую землю. Не будет преувеличением сказать, что канал дал жизнь Москве-реке. И — всему краю, преобразил его. Ведь уже к началу XX века воды в городе не хватало, летом по Москве-реке в иных местах можно было гулять вброд. А промышленные и бытовые стоки неминуемо бы просто-напросто уничтожили ее.

Канал Москва — Волга (в 1947 году переименованный в канал имени Москвы) протяженностью 128 километров построили за 4 года 8 месяцев. Да если бы только канал с его 11 шлюзами! Воздвигли еще 10 плотин, 8 водохранилищ, 5 насосных станций, 8 гидроэлектростанций, 3 главные пристани (Большая Волга, Дмитровская, Северный речной порт), многочисленные пристани местных линий, проложили 700 километров железнодорожных путей, сотни километров автомобильных дорог и линий электропередач!

Фото с сайта istpamyat.ru

Грандиозная стройка! За 4 года и 8 месяцев! Откуда такие темпы, каким образом? Обычным — для тех времен и последующих десятилетий. Я называю это экономикой ГУЛАГа. Заводы, комбинаты, рудники, освоение месторождений, новые города – все они начинались с создания лагерей для заключенных в местах строительства. Так что можно сказать, что карта «великих строек социализма» — это карта ГУЛАГа.

Для строительства канала Москва — Волга организовали Дмитровский лагерь (Дмитлаг) – самый большой в системе ГУЛАГа. В январе 1935 года в нем насчитывалось 192 229 человек. Сколько заключенных «прошло» через него за 5 лет – неизвестно, многие документы уничтожены.

Москва - Волга
Управление Дмитлага в Борисоглебском монастыре. Фото с сайта mori09.ru

Из воспоминаний заключенного Дмитлага инженера Александра Крохина:

«Техники первое время практически не было, огромная масса заключенных была занята на земляных работах, которые велись вручную — лопатами и тачкой… Из-за грунтовых вод людям приходится работать по колено в раскисшей грязи. Немногие выдерживали этот каторжный труд. Умерших хоронили без гробов, в общих ямах. Так что канал Москва — Волга, как и Беломорканал, построен на костях. Лишь спустя два года на строительстве появились первые ковшовые экскаваторы Ковровского завода, который тоже входил в систему ГУЛАГа».

О том же пишет в воспоминаниях вольнонаемный инженер Алексей Комаровский, попавший на строительство канала после трех лет заключения в Сиблаге.

«Все земляные работы на канале велись вручную. Грунт на котловане отвозили грабарки, да и тачки были еще в ходу. С Яхромских холмов трасса канала напоминала огромный, вытянувшийся на необозримые просторы живой муравейник. Ночью этот муравейник освещался огнями множества прожекторов. И так от Волги до Москвы… Недостатка в живой силе не было. ГУЛАГ поставлял ее бесперебойно и в неограниченном количестве. Без преувеличения можно сказать, что Канал имени Москвы покоится на костях заключенных».

Москва - Волга
В русле Канала. Фото с сайта localfeed.ru

Почти век прошел. Всё известно. Но, как ни странно, в новой России активны силы, которые так или иначе оправдывают и даже превозносят те «методы работы». Причем не в личных блогах, в соцсетях, а в солидных изданиях. Например, конкретно — о Дмитлаге:

«Дмитлаг в наивысшей степени стал осуществлением на практике советского принципа так называемой перековки заключенных для будущей нормальной человеческой жизни… Сегодня принято всё, что сделано в советский период, мазать черной краской. Хочется верить, что для России наступят лучшие времена, и память о героическом труде предков на великих национальных стройках XX века заставит будущие поколения русских людей стать достойными тех великих свершений».

192 тысячи заключенных с кирками, лопатами и тачками, загнанных за колючую проволоку — «героический труд предков»? Особенно когда слабосильным, неприспособленным к физическому труду зэкам за невыполнение рабочей нормы дневную пайку хлеба урезали до 300 граммов.

Сделаем поправку на то, что это опубликовано в газете коммунистов, которые почему-то словно забыли, кстати, не отмененные решения XX и XXII съездов своей же, коммунистической партии, и теперь воспевают Сталина и репрессии сталинских времен. Если употребить их терминологию, то — «ревизуют решения партии». За что в воспеваемые ими времена грозил расстрел.

Но вот статья в уважаемом, популярном некогда еженедельнике, посвященная 80-летию открытия водного пути:

«Под Москвой многое было иначе, и пересуды о том, что канал построен на костях заключённых, — это миф, чистейший вымысел… Экономически проект себя в любом случае оправдал. А споры о его цене, выраженной в человеческих жизнях, видимо, не стихнут никогда».

Даже и не верится…

Любая стройка ГУЛАГа «экономически себя оправдала». Потому что труд бесплатный, рабский.

И где, интересно, проходит «арифметическая граница» граница «цены» стройки, «выраженной в человеческих жизнях»?

По справке Санитарного отдела ГУЛАГа за 1933 год, то есть на 1 января 1934 года, средний уровень смертности в лагерях ГУЛАГа составил 15,7% с колебаниями от 10% в Белбалтлаге до 34,6% в Вишлаге и 27% в Сазлаге. Выше среднего уровня смертность лагерных заключенных была в Карлаге (18,7%), Соловецком (18,1%), Дмитровлаге (17,2%), Сиблаге (16,1%) Свирлаге (15,8%).

По состоянию на 1 января 1934 года численность заключённых Дмитлага составляла 86 534 человека.

Значит, в 1933 году в Дмитлаге умерло 14 883 человека.

Это за один год «много» или «мало»? По какой «шкале»?

За 1934 год количество заключенных Дмитлага выросло более чем в два раза и на 1 января 1935 года составляло уже 192 229 человек.

Еще в 1930 году вышел специальный приказ № 361/164 «О разгрузке ИТЛ ОГПУ от стариков, совершенных инвалидов и тяжело больных». То есть стариков и инвалидов, не годных к работе, там не держали. Значит, справка Санитарного отдела ГУЛАГа говорит о смертности мужчин трудоспособного возраста: от голода, болезней, истощения организма, от непосильного труда. Расстрелы — не считаются. Они входили в графу «другая убыль». Свидетельствует шофер Дмитлаговской автобазы А. Воронков:

«На казнь возили каждую ночь. Расстреливали в лесу и на северной окраине Дмитрова. У них это называлось «повезти на шлёпку» (Дмитрий Клейн. Из архивного цикла «Цена бесплатной пайки». 2013).

Авторы упомянутых мною статей пишут о «перековке» в полном соответствии с идейно-пропагандистскими установками сталинских времен. Под «перековкой» подразумевается, что «сажали» уголовников, «контрреволюционеров», «врагов народа».

О миллионах, отправленных в лагеря бессудно, по решениям «троек», по ложным доносам, по произволу НКВД, для обеспечения «строек социализма» рабсилой, сказано уже достаточно. Но приведу один пример — Чрезвычайное постановление ЦИК и Совнаркома СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

В народе его называли «закон о трех колосках».

Даже публицист Игорь Пыхалов, известный защитник сталинизма, опровергатель «антисталинских мифов», утверждая, что задача закона была не в репрессиях, а в борьбе с расхитителями, тем не менее (видимо, опрометчиво) приводит такие факты:

«К 1 января 1933 г. (за неполных 5 месяцев — С. Б.) общие суды в РСФСР вынесли 2686 смертных приговоров… Однако Верховный суд РСФСР пересмотрел почти половину этих приговоров. Ещё больше оправданий вынес Президиум ЦИК. По данным наркома юстиции РСФСР Н. В. Крыленко, на 1 января 1933 г. общее количество людей, казнённых по закону от 7 августа на территории РСФСР, не превысило тысячи человек. Кто же попадал под карающую длань Закона от 7 августа?»

Далее Пыхалов цитирует Генерального прокурора СССР Андрея Вышинского:

«Три крестьянина <…> взяли на целые сутки колхозную лодку и уехали на рыбную ловлю. И за это самовольное пользование колхозной лодкой применили декрет 7 августа, присудили к очень серьёзной мере наказания. Или другой случай, когда по декрету 7 августа была осуждена целая семья за то, что занималась ужением рыбы из реки, протекавшей мимо колхоза. Или третий случай, когда один парень был осуждён по декрету 7 августа за то, что он ночью, как говорится в приговоре, баловался в овине с девушками и причинил этим беспокойство колхозному поросёнку. Мудрый судья знал, конечно, что колхозный поросёнок является частью колхозной собственности, а колхозная собственность священна и неприкосновенна. Следовательно, рассудил этот мудрец, нужно применить декрет 7 августа и осудить «за беспокойство» (колхозного поросёнка — С. Б.) к 10 годам лишения свободы».

Суда над сталинизмом не было. Лишь решения правящей в стране коммунистической партии, от которых она фактически отказалась. Новая, демократическая власть, на процесс так и не осмелилась. Апология, оправдание сталинизма нашими законами не запрещено. Дискуссии проходят в рамках свободы слова в демократическом государстве, где высшей ценностью является человек, его права и свободы. Как и провозглашено в нашей Конституции.

А сталинизм, тоталитаризм в целом — это полное, абсолютное отрицание ценности каждой отдельной человеческой жизни и судьбы.

Сергей Баймухаметов.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анна
Анна
27 дней назад

Конечно, страшно все это! А оправдывать экономическую целесообразность гулаговских проектов, значит оправдывать и гитлеровские газовые камеры с использованием человеческих волос, зубов, костей и т.д. Тоже ведь на нужды экономики использовали. Давно уже пора пересмотреть нашу историю,и принять закон — единый. Как с голубыми меньшинствами — за мы или против?

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x