100 ЛЕТ НАЗАД ЗАКОНЧИЛАСЬ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. ЧАСТЬ 2

Никто не хотел воевать против власти Советов — царские офицеры не записывались в Добровольческую армию, донские казаки отказывались ее поддерживать. На защиту Новочеркасска, столицы Области Войска Донского, вышло 147 человек – включая юнкеров и гимназистов. Тем не менее, Гражданская война в России началась.

Одни историки считают ее началом большевистский переворот 25 октября (7 ноября) 1917 года, другие – 1918 год. А до того было действительно «триумфальное шествие Советской власти», как писали в советских учебниках.

На следующий день после захвата большевиками Зимнего дворца атаман Всевеликого Войска Донского генерал Каледин отказался признавать власть Советов и призвал на Дон «всех верных чести и присяге». Прибывшие генералы Алексеев и Корнилов начали формировать в Ростове и Новочеркасске армию. 7 января она получила наименование Добровольческой. Главкомом стал генерал Корнилов. Флаг – бело-сине-красный. То есть организационно и политически оформилась вооруженная структура, противостоящая Советам. С того дня, 7 января 1918 года, возможно, и следует вести исторический отсчет Гражданской войны. Во всяком случае, формальный.

 «Положение наше безнадежно»

Закономерно и естественно, что главкомом стал Лавр Георгиевич Корнилов. Его авторитет в войсках был несомненен. Прежде всего потому, что Корнилов был единственным, кто до этого пытался подавить революционную смуту в Петербурге. Но Керенский объявил его мятежником, а на боевые действия, на кровопролитие – Корнилов не решился.

В Добровольческой армии к январю насчитывалось около четырех тысяч человек. Это два неполных полка. И состояли они только из офицеров.

Казаки, всегда относившиеся к «золотопогонникам» со скрытой неприязнью, отказывались сражаться и за «добровольцев», и за Временное правительство (верность которому провозгласил Каледин), да и за свой «вольный Дон» – тоже. Экспедиционный корпус из десяти тысяч красногвардейцев и солдат Петроградского гарнизона под командой Рудольфа Сиверса, двинувшийся на Ростов, фактически не встречал сопротивления.

«Положение наше безнадежно. Население не только нас не поддерживает, но и настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бессмысленно… Хватит болтать! От болтовни Россия погибла!» — заявил атаман Каледин на заседании Донского правительства. Вышел в другую комнату и застрелился.

Генерал Каледин в момент избрания атаманом Всевеликого Войска Донского, 1917 год

«Напор большевиков сдерживали несколько сот офицеров и детей-юнкеров, гимназистов, кадет, а панели и кафе Ростова и Новочеркасска были полны молодыми, здоровыми офицерами, не поступавшими в армию, — с горечью вспоминал генерал Деникин. — После взятия Ростова большевиками советский комендант Калюжный жаловался в Совете рабочих депутатов на страшное обременение работой: тысячи офицеров являлись к нему в управление с заявлениями, что они не были в Добровольческой армии… Так же было и в Новочеркасске. Донское офицерство уклонилось вовсе от борьбы».

На защиту Новочеркасска, столицы Области Войска Донского, вышло 147 человек – включая юнкеров и гимназистов.

После удара красных корниловцы, потеряв треть состава, отступили и двинулись на Кубань, к Екатеринодару. Так начался Ледовый поход, ставший легендой Белого движения. Пока дошли, Екатеринодар взяли большевики. Штурм провалился, Корнилов погиб, армия вернулась на Дон.

А на Дону настроение изменилось. Постарались красные победители — расстреляли две тысячи казачьих офицеров, начали конфискацию хлеба, приказали сдать оружие. (Рабочий класс в России всегда воспринимал казаков как царских карателей.) Дон забурлил. Потрепанную Добровольческую армию уже под командованием генерала Антона Деникина встретило казачество, готовое сражаться против революционных мародеров и насильников.

Возможно, и тогда большая Гражданская война не началась бы – слишком силы были неравны.

Но тут случились события, которые изменили ход европейской и мировой истории.

И красные, и белые – «германские шпионы»

История полна случайностей и парадоксов, доходящих до абсурда.

Брестский мирный договор от 3 марта 1918 года, по которому Советская Россия вышла из Первой мировой войны, враги большевиков называли капитулянтским, предательским. Но против него, против Ленина, выступали и многие видные большевики (Бухарин, Дзержинский, Урицкий, Бубнов, Радек, Подвойский…). Действительно, Россия теряла Украину, Финляндию, Эстляндскую, Курляндскую и Лифляндскую губернии, Карсскую, Батумскую области и некоторые другие территории, где в общей сложности проживало 56 миллионов человек — треть всего населения. К тому же обязана была выплатить Германии 6 миллиардов марок и 500 миллионов золотых рублей.

Но Ленин был и оказался прав. Еще до выхода большевистского «Декрета о земле» в деревнях начался самозахват, и солдаты устремились домой – успеть к разделу земли. Что бы ни кричали сторонники «войны до победного конца», а в реальности ни Временное правительство, ни Советы не смогли бы удержать их в окопах: до трети личного состава уже дезертировало.  Таким образом, вся Россия в считанные недели могла попасть под власть кайзеровской Германии и союзных с ней Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. А через полгода в Германии грянула ноябрьская революция, власть кайзера рухнула, народ провозгласил Веймарскую республику – и ВЦИК России аннулировал кабальный договор. Все считали Ленина провидцем.

Однако в эти полгода Германия ввела войска не только в Прибалтику, Белоруссию и Украину, но и в области Юга России – в апреле-мае пала большевистская власть в Крыму и на Дону. Таким образом, германские войска спасли Войско Донское и Добровольческую армию от полного разгрома.

Атаман Краснов заключил союз с немцами, германская марка стала денежной единицей на территории Области Войска Донского. Первый приказ Краснова гласил:

«Вчерашний внешний враг, австро-германцы, вошли в пределы Войска для борьбы в союзе с нами с бандами красногвардейцев и водворения на Дону полного порядка… Я требую, чтобы все воздержались от каких бы то ни было выходок по отношению к германским войскам и смотрели бы на них так же, как на свои части».

Население Ростова-на Дону, Таганрога, крымских городов встречало германские войска без враждебности, вскоре они стали чуть ли не частью жизни.

Жители Таганрога встречают германскую армию

Немцы вывозили с Дона продовольствие и сырье, взамен снабжали оружием и боеприпасами не только Войско Донское, но и, негласно, Добровольческую армию Деникина.

Сложилась абсурднейшая ситуация. Менее года назад, в июле 1917-го, Ленина и большевиков называли «германскими шпионами»; только что, в марте 1918-го, клеймили их за Брестский мир как за предательство, сдачу России немцам. А теперь «враги-тевтоны» — союзники казачества, бывшей царской армии, Белого движения?

Что в этой ситуации должны были думать мужики, казаки, офицеры и солдаты, вчера еще воевавшие против немцев? Гражданская война не разгорается без мощного накала противостояния, то есть четкого разделения, кто друг и кто враг.

В Ростове-на Дону под немецкой оккупацией

За полгода германской оккупации Добровольческая армия и Войско Донское получили передышку, окрепли, набрали сил для дальнейшей борьбы. Вполне вероятно, что и при сохранении такого положения широкомасштабные боевые действия не развернулись бы, однако произошло еще одно абсолютно непредвиденное событие, которое могло изменить ход российской истории.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

(Продолжение следует)

На снимках: Ледовый поход; генерал Каледин в момент избрания атаманом Всевеликого Войска Донского, 1917 год; жители Таганрога встречают германскую армию; в Ростове-на Дону под немецкой оккупацией.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x