Вы здесь
Главная > #ЛЕГЕНДЫ > СТРЕЛОЧНИЦА

СТРЕЛОЧНИЦА

Девушка-стрелочница «пустила под откос» фашистский план «Тайфун» по взятию Москвы

30 сентября 1941 года 50 фашистских дивизий общей численностью более 2 миллионов солдат и офицеров и 2 тысяч различной моторизованной техники и орудий начали генеральное наступление на столицу нашей родины Москву, получившее оперативное название фашистского генштаба – «Тайфун».

Гитлеровское командование было настолько уверено в своей победе, что в редакциях немецких газет были подготовлены бравурные тексты о взятии Москвы, которые должны были выйти на первый полосах. Кроме этого, поспешили отштамповать сотни тысяч специальных железных крестов и памятных нагрудных знаков общим весом две тонны – «Взятие Москвы» для своих вояк.

Фашистские награды-кресты. Ими должны были награждать немецких солдат и офицеров после взятия Москвы. Сегодня хранятся в Центральном музе вооруженных сил России

Во второй половине осени 1941 года для Советского Союза сложилась тяжелейшая ситуация. С востока, запада и юга наша столица была практически окружена. Немецким войскам оставалось только замкнуть кольцо блокады на северном направлении в районе городов Яхрома и Дмитров.

Близок локоть, да не укусишь

28 ноября 1941. Утром на дороге Ольгово – Яхрома появились танки и пехота противника. Наши подразделения, не имевшие даже противотанковых гранат, не выдержали атаки вражеских танков и отошли на восточный берег канала по единственному оставшемуся автомобильному мосту в районе Яхромы. После отхода наших частей из уже занятой немцами Яхромы мост взорвать не удалось. Фашистская группа диверсантов, переодетая в форму бойцов НКВД, уничтожила охрану моста. Путь немецким танкам и пехоте для взятия Дмитрова был открыт. В это время в городе не было наших воинских частей. С взятием Дмитрова кольцо вокруг Москвы замкнулось бы и это дало бы возможность войскам вермахта атаковать столицу с севера.

Единственное, что можно было сделать в этой критической ситуации, чтобы не отдать врагу Дмитров – это выиграть время, требующее для подхода основного резерва – сибирских дивизий, снятых с Дальнего Востока. Продержаться нужно было еще неделю. Было принято решение взорвать башни управления шлюзами на канале «Москва-Волга» (ныне «Канал им. Москвы») №3 и №4. Что и было сделано. Хлынувшая вода с Волги взломала лед на канале и затопила поймы рек Яхрома и Сестра, превратив их в ледяную кашу, по которой немецкие бронетанковые и моторизованные части противника не смогли продвигаться в сторону Дмитрова. Немцы в спешном порядке стали рубить в окрестных лесах деревья, чтобы соорудить настилы для продвижения техники и пехоты.  Атака на Дмитров через форсирование канала была остановлена. Жизненно важное для Москвы время было выиграно.

Но в руках фашистов оставался еще захваченный автомобильный мост через канал возле Яхромы.

Для противника это был последний шанс взять Дмитров. Через это «горло» и двинулись немецкие танки и пехота.

Немецкая колона танков и две мотострелковые роты устремились по мосту. Однако немцы не знали, что со станции Вербилки в Дмитров уже вышел бронепоезд НКВД №73 под командованием майора Федора Малышева.

Бронепоезд №73 НКВД СССР вышел со станции «Вербилки» на подмогу бойцам лейтенанта Лермонтова, закрепившихся на Перемиловской высоте
Лейтенант Гурий Лермонтов. Рис. Н.Б. Белявцева, бывшего командира орудия 2-й батареи 29-й стрелковой курсантской бригады

Немецкие танки на Перемиловской высоте, которая на 50 метров как бы нависала над каналом, встретил огнем всего двух орудийных расчетов лейтенант Гурий Лермонтов.

Нашим артиллеристам удалось подбить два вражеских танка и уничтожить почти роту немецких солдат. Но силы все равно были явно не равны.

На помощь горстке защитников Перемиловской высоты уже на всех парах несся бронепоезд №73, имеющий на вооружении две бронеплатформы с четырьмя орудиями 107 мм, несколькими пулеметами «Максим» и личным составом из 18 бойцов. Его поддержка играла огромное значение, не только в этом бою, но и в дальнейшем ходе войны.

Немецкие танки у канала «Москва-Волга им. И.В. Сталина» (ныне – Канал им. Москвы). На заднем плане – единственный уцелевший автомобильный мост через канал, захваченный немецкими диверсантами

Простая стрелочница Маша

Вспоминает ветеран Великой Отечественной войны, почетный гражданин города Дмитрова Мария Тимофеевна Барсученко (тогда – 20-летняя Литневская), работавшая с 1939 года стрелочницей на ж/д станции Дмитров.

Корреспонденту «Московская Правда» удалось поговорить с легендарной 97 летней Марией Тимофеевной летом 2019 года, когда платформа 75 км Савеловского направления Московской железной дороги была переименована в ее честь и теперь называется платформа им. Барсученко.

– Сама я родом из Сибири, Омской области, деревни Летвяки, – начала свой рассказ Мария Барсученко. – Я из крестьянской семьи, рано лишилась родителей. В 1939 году приехала к двоюродному брату в подмосковный поселок Икша. Было мне 17 лет, а чтобы устроится на работу нужен был паспорт, который тогда выдавали с 18 лет. Поэтому приписала себе один год.

Устроилась на работу в Дмитрове. Тогда на железной дороге был открыт лимит для иногородних.  Брат Михаил спрашивает: «Ну, кем взяли»? Я ему говорю: «Стрелком на железную дорогу». А он смеется: «Да не стрелком, а стрелочницей». Так стала работать стрелочницей.

Потом война. В то воскресенье, 22 июня 9141 года, было очень жарко. Мы с девчонками утром пошли купаться на канал. Смотрим – бежит еще одна наша подруга, Маша. Кричит что-то, машет руками. Мы подумали, что загорелся наш барак, в котором жили деповские рабочие. Такие случаи уже были. Оказалось, что «пожар» начался по всей стране!

Мария Тимофеевна Барсученко на бывшей платформе Савеловского направления МЖД «75 км» во время церемонии переименования платформы в ее честь

В ноябре над узловой станцией стали летать немецкие самолеты-разведчики. Потом появились бомбардировщики.

11 ноября я готовила железнодорожные пути недалеко от вокзала для проследования пассажирского поезда. В это время увидела низколетящие большие немецкие самолеты-бомбардировщики. Было видно, как от одного отделились бомбы. Одна летела прямо на меня. Я даже подумать ничего не успела. Потоком грязи меня чуть с ног не сбило. Стою вся с ног до головы в грязи, но живая, и глазам своим не верю. В несколько метрах от меня из придорожной путевой канавы, вроде как небольшого болотца, торчит большая бомба. Наверное, из-за того, что попала в жидкую грязь, не взорвалась. А вот остальные бомбы упали прямо на вокзальную площадь и здание вокзала.

На площади, где была хлебная лавка, много дмитровчан в это время отоваривали хлеб по карточкам. Тогда погибли 87 жителей и много наших работников железной дороги, которые находились в здании вокзала.

28 ноября было очень холодно. С самого утра под Яхромой шел неравный бой. Немцы обстреливали и Дмитров, подойдя к нему всего на 400 метров. Дальше не пускал канал. Их основной целью был вокзал и железнодорожные пути. Дежурному по станции поступило сообщение, что через несколько минут должен проследовать бронепоезд в сторону Яхромы. Мне был отдан приказ перевести для него стрелки в нужном направлении. Тогда еще подумала: «Наверное, меня скорее всего убьют под таким обстрелом, и  не успею пропустить бронепоезд».

Прибегаю на переезд. Пытаюсь перевести стрелку в нужном направлении, а между рельсом и «переводным пером» большой зазор, в который забился снег, почти лед. Если не переведу стрелку – бронепоезд сойдет с рельс. Произойдет крушение. У меня под ремнем бушлата был красный семафорный флажок. Одной рукой флажком машу машинисту, чтобы остановился, другой рукой выгребаю со стрелки снег. Машинист увидел мой сигнал и стал тормозить. Но попробуй остановить такую махину! Он движется на меня по инерции. Уж не знаю, откуда силы взялись, навалилась на стрелочный «баланс» всем телом… и стрелка встала как надо. Бронепоезд прошел в нужном направлении, с рельсов не сошел, слава Богу!

Враг не прошел

Спасенный бронепоезд №73, благодаря молоденькой стрелочнице Марии Литневской, вовремя успел занять позицию, где пытались прорваться фашистские передовые части и отбить пять их атак. Неравный бой продолжался 6 часов, до поздней ночи. Героически сражались с превосходящими силами противника пулеметчики и артиллеристы башенных орудий бронепоезда. В этом решающем бою они уничтожили  двенадцать немецких танков, две бронемашины и почти батальон пехоты (700 человек). Замкнуть кольцо окружения в Дмитровском направлении фашистам не удалось.

Но и сам бронепоезд был сильно поврежден. Был разбит паровоз. Бронепоезд потерял ход для маневра. Мог превратиться в неподвижную мишень и быть уничтоженным.  Однако, опять-таки, благодаря грамотным и самоотверженным действиям дмитровских железнодорожников быстро удалось восстановить ход бронепоезда, подцепив к нему новый паровоз.

Над нею ангелы витали

Немцы не могли смириться с первым поражением и возобновляли атаки на Дмитров еще целую неделю. Все это время под градом пуль и осколков снарядов хрупкая девушка Мария продолжала осуществлять маневры бронепоезда, не имея ни малейшей возможности куда-либо укрыться. Находясь практически на открытой местности среди железнодорожных путей, она могла погибнуть не один раз.  Но словно ангелы-хранители все это время витали над ней. Мария Тимофеевна не только осталась жива, выполнив до конца свой долг, но и не получила даже легкого ранения. Это ли не чудо!

Об этом решающем бое, связанным с обороной Москвы, много тогда писали в советских газетах. Весь личный состав бронепоезда НКВД №73 был награжден орденами и медалями.

Награждение бойцов бронепоезда №73 НКВД СССР за проявленное мужество и героизм при обороне Москвы в ноябре-декабре 1941 года

Не обошла заслуженная награда и Марию Литневскую (Барсученко). В 1942 в Кремле Михаил Калинин лично вручил ей орден «Красной Звезды».

В 1961 году оставшиеся в живых бойцы легендарного бронепоезда №73 НКВД СССР приехали в Дмитров отметить 20-ю годовщину того исторического сражения. Майор в отставке Федор Дмитриевич Малышев, который в 41-м командовал бронепоездом сказал: «Машенька, ты наш ангел хранитель! Если бы не ты, мы не смогли бы остановить тогда врага»!

Памятная доска на здании вокзала в городе Дмитрове

А вот какие строки посвятил этому сражению поэт Роберт Рождественский:

«Запомните: от этого порога,

В лавине дыма, крови и невзгод,

Здесь в сорок первом началась дорога,

В победоносный сорок пятый год»!

Монумент защитникам города Дмитрова на Перемиловской высоте

После окончания войны Мария Тимофеевна продолжила работу в Дмитрове. До 1980 года исполняла обязанности начальника железнодорожного вокзала. В 1947 году вышла замуж, сменив фамилию на Барсученко. У нее два сына – Анатолий (1949 г.) врач невропатолог, и Сергей (1951 г.) – инженер. А еще – пять внуков, четыре правнука и одна праправнучка.

7 апреля этого года Марии Тимофеевне Барсученко исполнилось 100 лет. В Дмитровском краеведческом музее ее подвигу и подвигу бойцов бронепоезда №73 НКВД СССР  посвящена большая экспозиция.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото из музейного архива города Дмитрова и открытых источников

Добавить комментарий

Loading...
Top